Политика Власть

Паника из-за коронавируса связана с тем, что украинцы прекрасно знают, что такое наш Минздрав – Семен Глузман

15:39 20 фев.  5828 Читайте на: УКР РУС

О реакции жителей Украины на возвращение своих сограждан из Китая, а также о том, почему Владимиру Зеленскому врут так, как не врали никому из его предшественников, Lenta.UA рассказал известный психиатр, диссидент и общественный деятель Семен Глузман.

Сегодня в Украину из Поднебесной, которая в последние недели более известна как «родина» пресловутого коронавируса, после длительной эвакуационной эпопеи, вернулись 48 наших сограждан и 29 иностранцев. Возвращение не обошлось без приключений… Самолет, прежде чем около полудня четверга, 20 февраля, приземлиться в харьковском аэропорту, сделал 35 кругов над Украиной и садился на дозаправку в Киеве.

А украинцы, тем временем, из-за того, что власть изначально засекретила, в каком именно городе будет проходить карантин у прибывших из КНР граждан, устанавливают блокпосты и приносят шины под здания медучреждений. Больницы не готовы: там не работают вентиляции и нет изоляции, у врачей нет защиты. Таковы основные лозунги людей, которые вышли на акции протеста под Львовом, на Тернопольщине и Полтавщине.

«Украинец всегда остается украинцем. Временное пребывание в Ухане или эмиграция в Канаду не делает его чужим для своей страны. Понимаю: старая политика на протяжении десятков лет делала привычным делить украинцев на «правильных» и «неправильных». Но эта эпоха закончилась. Мы будем бороться за каждого украинца, который оказался в беде, - где бы он ни находился. Спасать, эвакуировать, обменивать. Украина не будет сдавать своих. Такой будет государственная политика – я это гарантирую. Но такой же должна быть и реакция общества – и я на это очень надеюсь», - заявил, комментируя около эвакуационные страсти президент Владимир Зеленский.

О реакции общества на возвращение украинцев из «вирусного» Китая и действиях властей, которые вполне могли стать первопричиной общегосударственной истерии, Lenta.UA поговорила с известным психиатром, диссидентом и общественным деятелем Семеном Глузманом.

- Как бы вы оценили в общем, скажем так, неоднозначную реакцию украинцев на возврат соотечественников из КНР? У одних паника на грани истерии, у других отвращение к первым…

- А как должны реагировать люди, если президент заявляет, что никакие больницы в стране не закрываются и вообще — украинцы ничегошеньки не понимают в медреформе? Мы обсуждали это с коллегами и пришли к одному выводу: Зеленскому врут так, как не врали никому, цинично пользуясь его некомпетентностью.

Президент занят перво-наперво Путиным, внутренней политикой он практически не занимается и то, что он сказал – о якобы не закрытии больниц – это его очевидное поражение, и если так будет продолжаться, это будет очень скверно.

Я точно знаю о том, что закрыты многие больницы и места, где содержат больных туберкулезом. Об этом пишут, говорят, а президент как попугай повторяет: нет, ничего нигде не закрыто. Ну, не закрыты, так не закрыты… да и погода сегодня просто чудесная — 22 градуса со знаком плюс в тени.

Может ли так президент себя вести? Оказывается, может, а это значит, что он обречен. Я за него голосовал и уже сейчас вижу, что он не досидит до конца срока, если он не поменяет свое отношение к кадровой политике.

- А к коммуникационной? В истеричной истории с коронавирусом, из-за которой «на ушах» сегодня стоит вся страна, далеко не последнюю роль сыграла откровенно провальная коммуникация власти с собственным народом. Если это вообще, конечно, можно назвать коммуникацией… 

- Да, действительно, я уверен, что реакция людей на возвращение сограждан из Китая — это, в том числе, красная карточка для власти. Можно по-разному относиться к ситуации, но я считаю, что люди так реагируют не потому, что они негодяи и сволочи, не думающие о своем ближнем. Они так реагируют, потому что они прекрасно знают, что такое украинский Минздрав.

Я могу сказать вам под запись не все, что мне известно, чтобы не сеять лишний раз панику, но скажу одно: Украина не готова ни к корона-, ни к какому либо другому вирусу. У нас разрушена вся инфраструктура, наши врачи уезжают заграницу… Спасибо госпоже Супрун, она тут очень постаралась, хотя и до нее были те еще умельцы.

- Президент Зеленский, комментируя около эвакуационные страсти, заявил, что попытки перекрыть трассы, блокировать госпитали, не пустить граждан Украины в Украину — это демонстрация не лучшей черти характера собирательного образа рядового украинца. Согласны?

- Отчасти. Был бы полностью согласен, если бы он это говорил, глядя живым людям в глаза. Но дело в том, что он боится людей. Посмотрите, как он дает интервью? То на велосипеде, то на пробежке, то в «Тесле» какой-то… Это все свидетельство того, что он нас боится. Он – человек, который привык к сцене и который много лет, общаясь со зрительным залом, занимался коммуникацией. Он не боится Макрона, других политиков, но боится нас и это на самом деле ужасно.

- А может быть, боится не столько нас, сколько свиста, который однажды может прозвучать вместо аплодисментов или просто одобрительных кивков?

- И это тоже, безусловно. Но я ведь готов ему аплодировать, однако это надо заслуживать. А сегодня в медицинском мире совершенно понятно, что никаких сдвигов в позитивную сторону в нашей сфере ожидать не приходится. Однажды, ну очень известные врачи с именем говорили президенту: «Давайте, встретимся, мы вам объясним, что на самом деле происходит в медицине». Ответ, разве что в несколько разных вариациях, был один: «Ну, что вы, я же в этом ничего не понимаю». В принципе, это вполне нормально, он и не должен в этом понимать, но у него должны быть, как минимум, нормальные советники. А у нас главный стратег – Миша Радуцкий (нардеп от «Слуги народа», основатель клиники «Борис» - Ред.). Ну, такого дурдома еще не было.

- Почему, как вы считаете, глобальную тему войны на Донбассе молниеносно вытеснил на десятый план вопрос эвакуации нескольких десятков украинцев из Китая, которые прошли проверку и не являются больными?

- Скажу свою правду, как она есть. Убежден, что сегодня для нас главная проблема не Донецк и Луганск – это все равно не решить в ближайшее время, на это уйдут годы. Это не значит, что об этом нужно забыть, бросить там людей и так далее. Я о другом. О том, что сейчас гораздо важнее для руководства страны должна быть внутренняя политика, а они не хотят этим заниматься, отдавая все на откуп случайным людям. Я не говорю о психиатрии, окей. Но, люди добрые – туберкулез, это же более чем серьезно. Нет… ему (президенту — Ред.) сказали, что больницы и другие учреждение не закрыли и он это повторяет как мантру каждый день.

Знаете, буквально на днях я получил письмо от коллеги из Англии. У нас до этого была переписка и я очень мрачно ответил на его последнее послание. Это достаточно близкий мне человек, психиатр, намного моложе меня, и я даже приложился к его судьбе когда-то, чтобы он сделал карьеру в Англии. Так вот, этот серьезный, грамотный и порядочный человек, родом из Украины, написал мне: «Я несколько раз встречался с госпожой Супрун и пытался ей объяснить, что если она хочет сделать что-то хорошее конкретно в психиатрии, она должна работать с такими людьми как вы. И так по каждой сфере, где есть авторитетные профессионалы». Она ему ни разу ничего не ответила. Это – наглядный пример отношения власти к происходящему: сегодняшней и вчерашней в лице Супрун. Мне, кстати, за ее «подвиги» на министерском посту предложили подать на нее заявление в Генпрокуратуру. Я сначала было загорелся, потому что она действительно должна пройти через тюрьму и ответить за то, что творила, занимая высокий пост, но я прекрасно понимаю, что американцы ее не отдадут.

Тут неважно, знала она или нет, какие вопиющие финансовые и прочие нарушения происходили при ее руководстве МОЗ. Мы не это должны обсуждать, а то, как мы в принципе могли докатиться до такой кадровой политики на высшем управленческом уровне.

И, кстати говоря, паническая ситуация с коронавирусом — это же продолжение великого «учения» Супрун, следование ее «бесценным» советам в Facebook. Я этого раньше не говорил, но сейчас, когда уже на сто процентов ясно, что наши люди прилетают из Китая, скажу. Честно говоря, я бы на их месте оставался в КНР, потому что там есть гарантия оказания качественной медицинской помощи, а тут, кроме лжи ничего нет и не будет. Если, не приведи Господи, придется переболеть, то там спасли бы, а у нас… мягко говоря, не уверен.

И вообще, давайте, будем откровенны: у нас практически нет аппаратуры по диагностике. И это даже, правда очень осторожно, признала Скалецкая (Зоряна Скалецкая — министр здравоохранения Украины — Ред.). Она назвала какую-то небольшую цифру, говоря о тестовых аппаратах. Но ведь на самом-то деле у нас ни фига нет! У нас даже санитарно-эпидемиологической службы нет. Извините, но эти наивные советы, дискуссии в плоскости: носите маски — не носите маски… Это все смешно, поскольку те маски, которые нам продают, являются вирусопроницаемыми. Если есть, предположим, холерный вибрион или чумные бактерии, не должно быть даже открытой форточки.

- Кстати, когда врач-эпидемиолог сказал тоже самое в прямом эфире одного из телеканалов, его потом высмеяли в соцсетях за эту самую форточку.

- А я расскажу об открытой форточке. Когда-то в Украину приезжал на тот момент сенатор Обама с группой американских коллег. Они посетили один из наших институтов, в котором в советские времена занимались бактериями, но не оружием, а антиоружием. Ну, группа конгрессменов, сенаторов, зашла туда, и наш профессор что-то начал им рассказывать. Обама, будущий президент Соединенных Штатов, оглянувшись и никому ничего не говоря, подошел к окну и спокойно, без всяких эмоций, закрыл форточку. Вот это мы и есть. Ведь не лаборант же виноват и не профессор. Где, спрашивается, вентиляция, где это все?! Да, мы нищие, но у нас очень много богатых людей, с которых преспокойно — без шума и пыли можно собрать деньги на жизненно необходимые для страны вещи. И они не то, чтобы дали, они бы в очереди стояли, если бы президент вел себя иначе, и они его боялись. А мне, люди которым я склонен доверять, рассказывают, что они над ним смеются. Он может обижаться, но даже я его не боюсь, ну так а Ахметов – и подавно.

- Окружение, кстати говоря, поговаривают, тоже посмеивается иногда.

- И это на самом деле вовсе не удивительно, потому что Зеленский окружил себя гешефтмахерами (ловкий, изворотливый делец — Ред.) с нулевым интеллектуальным содержанием.

Сейчас я могу об этом сказать публично, поскольку человек уже ушел с должности. Так вот, лично я предлагал Богдану (Андрей Богдан — экс-глава президентского Офиса — Ред.) создать при президенте общественный совет из серьезных специалистов для того, чтобы президент мог с кем-то посоветоваться по существу, а не по форме. Совет, куда бы вошли опытные экономисты, юристы, социологи и так далее. У нас есть такие люди в каждой отрасли, и мы знаем их имена.

Я также очень просил Богдана, чтобы при министерстве здравоохранения был создан небольшой медицинский совет, куда бы вошли, опять же — не только медики, но и социологи, юристы. И, кстати, я выступал и выступаю за то, чтобы главой Минздрава был юрист. Может, это мой грех, но я говорю абсолютно искренне: врач должен лечить больного, а систему он не должен и не может вылечить. Почему именно юрист? Потому что в этом разрушенном до конца министерстве одной из ключевых проблем является полное отсутствие каких-либо юридических процедур.

Я первые об этом говорю: когда назначили мою знакомую Зоряну на пост министра здравоохранения, она мне позвонила и спросила: «Будете мне помогать?». Я ответил: мол, конечно, буду. Но как, скажите, как ей помочь, если Радуцкий, отвечая что-то кому-то о Минздраве, посоветовал кое-что кое-куда засунуть поглубже, потому что, мол, Зоряна - «железно» его человек, а министерство под ним?

Радуцкий – сейчас главный смотрящий по здравоохранению. При Порошенко таким смотрящим был Березенко, который никакого отношения к здравоохранению не имел. Но, тем не менее, у него были другие и очень важные характеристики: мама и папа — врачи. Если Зеленский не одумается и также халатно будет относиться к кадровой политике, у него все будет очень плохо и, наверное, очень скоро.

- Кстати, а вы так и не сказали, что вам ответил Андрей Богдан касательно предложения о создании общественного совета при президенте.

- По сути, ничего, все как-то замялось. Кстати, он сам вышел на меня, сказал, дескать, Семен Фишелевич, мы вас читаем и очень внимательно. Я ему ответил… Но кто такой Богдан для меня? Он был рупором для людей и ухом для президента. Мне, к слову, говорят, что президент, несмотря на то, что он человек очень ранимый и чувствительный, читает мои гадости и я этому очень рад. Но все равно, на самом деле все очень грустно и печально в нашем государстве. Когда-то я боролся с КГБ, за что получил свои десять лет, а сейчас я борюсь со своим государством, с президентом, который ничего не слышит.

- Вы сами себе противоречите. С одной стороны, говорите, что президенту врут на каждом шагу, с другой, утверждаете, что он читает соцсети, в том числе и ваш аккаунт в Facebook. То есть, он не может быть в информационном вакууме по определению.

- Не может, и я не знаю, с чем связана его позиция. Возможно, у него обязательства перед кем-то…

Например, по поводу Петра Алексеевича, я думаю, что есть убедительная просьба Запада, не трогать его. Хотя, на самом деле можно и нужно было его немножко погонять, потому что обнаглел парень совсем уже. Но Петя — Петей, ладно – однако я не верю, что Зеленскому кто-то дает указания закрывать психиатрические больницы и тубдиспансеры в стране.

Я знаю на 100%, потому что мне об этом говорил человек, который вхож к Зеленскому. Не к его левым, правым и каким-то там еще «рукам», а именно к нему. Так вот. Президенту не один и даже не десять раз говорили: «Поменяйте людей». Он всегда отвечает одной фразой: «У меня других нет». Ну, как нет?! Это же презрение к собственному народу.

При этом все люди, которые его близко знают, регулярно общаются с ним, в один голос говорят, что он очень искренний, абсолютно не коррумпированный человек, который действительно хочет помочь стране и о котором никто злого слова не может сказать. Но есть одно «но». На любое предложение о том, что, мол, давайте менять окружение, он отвечает, что у него других нет.

Ну, конечно, «95 Квартал» не резиновый, но в стране еще, слава Богу, достаточно специалистов. Кстати, о них. Буквально на днях пил чай с одним из очень известных и высокопрофессиональных экономистов нашей страны. Так вот, этот человек мне сказал следующее: «Семен Фишелевич, мы стоим буквально на краю экономической пропасти, и мы уже совсем скоро туда упадем». Вот тогда уже нам точно никакие коронавирусы не будут страшны.

- Не факт. Паника и даже истерия вокруг эвакуации здоровых — не зараженных вирусом украинцев из Китая показывает обратное.

- Да, но… У меня нет автомобиля и я каждый день езжу в метро, троллейбусах, трамваях, автобусах и я очень точно чувствую настроения людей, которые, кстати, не носят маски. Не носят, но почему-то закатили истерию. Спрашивается, почему?  Да потому что они понимают, что Минздрав Украины живет не ради них, а против них. Это совершенно другой страх, не имеющий отношения к вирусу как таковому, и это страшнее и темнее ночи.

- Но ведь темнее всего перед рассветом, нет?

- Рассвет будет печальным. Государства Украина может не стать, но страна все-таки останется. Этот экономист, с которым я пил чай и о котором рассказал вам ранее, сказал мне, что у нас есть два сценария: либо мы становимся Беларусью — вроде бы независимой, но рядышком понятно с кем, либо мы просто входим в Россию. Третьего нет. А, возвращаясь к началу нашей беседы, хотел бы отметить, что у меня есть информация о том, что Еврокомиссия хочет лишить нас безвиза. Знаете из-за чего? Из-за туберкулеза, проблему которого у нас пустили на самотек.

Наталия Ромашова

Самое читаемое