Интервьювойна

Виталий Герсак: «То, что мы делаем сегодня – это война принципиального нового типа, которую никто и никогда до нас не вел»

10:15 17 ноя 2023.  2219Читайте на: УКРРУС

О конфликте с экс-руководством СБУ, будущей победе Украины, реформе СБУ и финансовых компенсациях жертвам войны рассказал Lenta.UA экс-начальник УСБУ Николаевской области, подполковник ВСУ Виталий Герсак.

Будучи руководителем Управления СБУ в Николаевской области, вы считались неофициальным руководителем региона и главным антикризисным менеджером Президента. Как далеко от Николаевщины забросила вас война и чем вы занимаетесь сейчас? 

Как и большинство патриотов, я сейчас на фронте. Причем, служу совсем рядом - в одном из подразделений оперативного командования «Юг», защищаю южные регионы нашей Родины.

Читайте также: Герсак Виталий Анатольевич

Как вы попали на фронт и кем сейчас служите?

В начале войны я вместе со старшим сыном пришел в военкомат и записался добровольцем. Сейчас я - командир роты огневой поддержки.

А где сейчас ваши бывшие оппоненты из числа местных политиков?

У меня не было времени интересоваться этим. Слышал, что одни сбежали за границу, другие эвакуировались в Западную Украину, некоторые живут в Одессе. Самых рьяных «патриотов» города и области с февраля 2022 года не слышно и не видно.

Почему вы уволились из СБУ в 2020 году?

При назначении на пост руководителя УСБУ в Николаевской области, руководство страны поставило мне четкие задачи по наведению порядка в регионе. Тотальная коррупция, бандитизм, теневые таможенные схемы, сращивание правоохранителей и криминалитета – все это начало выжигаться каленым железом. Все это можно увидеть в новостной хронике того времени. 

Как только это «кубло» стало разбиваться, началось активное противодействие со стороны экс-председателя СБУ Баканова (уволен Президентом Украины по статье 47 Дисциплинарного устава ВСУ «Неисполнение (ненадлежащее исполнение служебных обязанностей – ред.) и бывшего руководителя управления внутренней безопасности СБУ Наумова (экс-генерал СБУ, обвиняемый в мошенничестве в особо крупных размерах и «Госизмене», осужден судом Сербии за отмывание денег - ред.). Дошло до того, что все мои кадровые предложения игнорировались, информация «сливалась» фигурантам расследований и т.д. Участники криминальных схем открыто жаловались на меня Наумову и он достаточно эффективно их выручал.

Выбор был такой: или ты принимаешь чужие правила игры, становишься частью преступной системы и спокойно работаешь дальше – или делаешь то, что подсказывает тебе совесть и профессиональный долг, но тебя со всех сторон обольют грязью и все-равно уволят.

Я не нанимался в подручные к этому «барыге в погонах» и никогда ни у кого не был «на поводке», поэтому первый рапорт на увольнение подал уже через несколько месяцев после назначения, сразу после очередного припадка начальства.

Офис Президента попросил меня дождаться результатов выборов, потому что на Юге уже тогда было неспокойно и от ОПЗЖ можно было ожидать чего угодно. Я согласился и продолжил работу.

После выборов ничего не изменилось, и я подал второй рапорт. Баканов его подписал и на этом основании вышел Указ Президента о моей отставке. Вот такая история.

Как бы вы охарактеризовали профессиональные качества бывшего и нынешнего руководства СБУ?

Могу объективно судить только о бывших руководителях службы. Это была сплошная некомпетентность и коррумпированность. Наверное, это было самое худшее руководство за всю историю СБУ.

О генерале Малюке и его команде ничего сказать не могу, мне не довелось с ними работать.

С кем из бывших министров, депутатов и высокопоставленных руководителей довелось пересечься за время службы в рядах ВСУ? 

Мне таких встречалось не много. Был приятно удивлен, когда встретил экс-генпрокурора Юрия Луценко. Пересекался с экс-главой Национальной полиции Сергеем Князевым, который тоже воюет с самого начала войны. Могу отметить также генерал-полковника Василия Бурбу – настоящего мужчину и воина, который взял в руки оружие в самый первый день войны. Благодарен судьбе за то, что свела меня с таким легендарным человеком как генерал Дмитрий Марченко. Благодаря этому человеку удалось отстоять Николаев и Одессу. Многие в шутку называют его «Марчелло Таврический», но в этих словах самая настоящая народная любовь и благодарность. 

Сейчас бытует много противоречивых мнений о нашем контрнаступлении, причем, чем дальше от фронта, тем более критические оценки. Что вы думаете об этом?

Это не контрнаступление в классическом смысле слова. Авиации нет, бронетехники минимум, продвигаемся исключительно за счет мужества, самопожертвования и войны мозгами.

То, что мы делаем сегодня – это война принципиального нового типа, которую никто и никогда до нас не вел. Все это будет изучаться в военных академиях и возьмется на вооружение ведущими армиями мира.

Сухопутных войн такой интенсивности, протяженности линии фронта, численности солдат, разнообразия сил и средств – еще никто не вел, поэтому мнение диванных генералов можно не учитывать. На сегодняшний день мы лучшие в этом деле, это факт. Верим в ВСУ, и все будет Украина!

Как вы оцениваете качество наших операций в тылу врага и работу россиян в Украине? 

С учетом наследия, которое получило наше СБУ от предыдущего руководства – наши спецы, без сомнения, красавцы! Конечно, есть проблемы, но все они решаются.

Россия - это самый яркий пример того, что ничто так не убивает спецслужбы, как коррупция среди руководителей и коммерциализация среди сотрудников. С учетом их бюджетных возможностей, политической поддержки, численности и пр., то, что мы видим сегодня – это «дно днищенское».

Считаете ли вы правильным решение власти прировнять коррупцию к госизмене и сделать ее подследственной СБУ?

Это довольно неоднозначное решение. Дела о госизмене достаточно сложные в плане следствия и доведения в суде. На сегодняшний день завершенные дела можно пересчитать по пальцам, и расследуются они, как правило, годами. Теперь давайте представим, что СБУ завалят тысячами производств о коррупции и госизмене. Кто все это будет качественно расследовать? Кто будет отвечать за то, что после 2-3 лет расследований дела будут разваливаться в судах?

У СБУ сейчас много других задач, более соответствующих ее профилю. Вряд ли это будет хорошее решение для повышения доверия к СБУ и государственной антикоррупционной политики.

Чего, по вашему мнению, не хватает столь многочисленным антикоррупционным органам для эффективной борьбы с коррупцией? 

Нужно смотреть в корень любого явления. Чиновники идут на коррупционные риски поскольку хорошо взвешивают все издержки и приобретения. Логика такая: возьму многомиллионную взятку, которой хватит себе и детям до конца жизни, отсижу 10 лет в ВИП-камере с холодильником, телефоном и телевизором, выйду раньше за участие в лагерной самодеятельности и хорошее поведение, начну новую жизнь рантье или бизнесмена. Надо сделать так, чтобы в этой ситуации издержки и последствия коррупционного деяния сильно превышали выгоду.

Что это означает на практике?

Более ощутимое поражение в гражданских правах. Многие не ценят того, что являются гражданами Украины, как это ценили когда-то граждане Древнего Рима, Афин или Спарты.

Коррупционеров нужно не только лишать права на занятие руководящих должностей, выбираться и заниматься определенными видами деятельности, но также прав на пенсионное и социальное обеспечение, на бесплатное образование и медицинское обслуживание, на доступ к государственному кредитованию, к льготам, к приватизации, к госконтрактам и т.д. Т.е. ко всем ресурсам и благам того общества, которому противопоставляет себя коррупционер. Причем эти санкции должны распространяться не только на самих коррупционеров, но и на ближайших родственников, партнеров по бизнесу, руководителей компаний с криминальными бенефициарами.

Современные средства обмена финансовой информацией и финразведка открывают широкие возможности для поиска и конфискации активов, где бы их ни спрятали.

Акцент должен делаться на предотвращении коррупции в тот момент, когда чиновник принимает коррупционное решение, а не только на расследовании и наказании по доказанному факту.

Среди довоенных планов и требований со стороны наших международных партнеров было реформирование СБУ. Что нужно изменить с учетом военных и послевоенных реалий? 

Однозначно надо убирать экономику и борьбу с коррупцией. Основными функциями СБУ должны остаться только нацбезопасность и контрразведка. Единственное, что сюда можно еще добавить, это усиление аналитико-стратегических функций в экономической, геополитической и технологической сферах. С этим функционалом работы там непочатый край.

Что для вас будет победой Украины в этой войне? 

Наша победа – это выход на границы 1991 года, демилитаризация Азовского и Черного морей, гарантированные правительством россии репарации и выплаты каждому, кто пострадал от войны, надежные международные гарантии безопасности на будущее, возвращение людей домой и восстановление всего, что было разрушено и уничтожено.

Причем, в вопросах финансовых компенсаций мы должны требовать для наших людей не меньшие суммы, чем те, которые получают родственники жертв терактов и авиационных катастроф. Например, мировое сообщество заставило в свое время режим Каддафи выплатить по 10 млн долл. семье каждого пострадавшего от теракта над Локерби. Я считаю, что родственникам погибших на войне, всем кто был искалечен и ранен, детям-сиротам войны, жертвам насилия российских военных – государство должно всеми силами помочь в получении максимальных финансовых выплат от рф. Сюда также следует добавить тех, кто потерял свое жилье и имущество. Если россия заплатит по миллиону долларов каждому - это будет справедливо и станет хорошим уроком для нарушителей мирового порядка в будущем.

Давайте говорить откровенно, страна, которая может спокойно потратить 115 млрд долл. в год на войну запросто осилит выплатить по 1 млн долл. финансовых компенсаций жертвам собственной агрессии. Не сразу, так постепенно.

Сможет ли Украина заставить рф заплатить послевоенные репарации? 

Все будет зависеть от международной поддержки, в первую очередь со стороны наших восточно-европейских партнеров. Если будем четко держать единую позицию, то они вынуждены будут заплатить. Иначе, мы отрежем их от прямого туристического, инфраструктурного и торгового сообщения с Европой.

В конце концов, у них есть не только нефте-газо-доллары, но и добывающие активы, недра, территории.

Все будет зависеть от нашей настойчивости, международной поддержки и честности политиков, которые будут заниматься этими вопросами от имени Украины.

Вы создали общественное движение «Вільні та Вірні». Что это за проект и какие у него цели? 

Это объединение единомышленников, которое будет помогать и уже помогает стране, армии и людям. Нам есть, что предложить обществу в вопросах борьбы с коррупцией, послевоенного восстановления, реформирования политической системы, социальной защиты военнослужащих, реинтеграции оккупированных территорий и т.д. Всему свое время…

Фото: из личного архива

Иван Сергиенко

Самое читаемое