Культура Кино на выходные

В украинский прокат вышел нуар-триллер Мартина Скорсезе «Остров проклятых»

16:10 08 окт 2021.  1365 Читайте на: УКР РУС

По нашему мнению – неудача знаменитого режиссера.

Тех, кто незнаком с историей кино (а это и есть те зрители, для которых настоящие режиссеры снимают фильмы), стоит предупредить, что «Остров проклятых» уже выходил на экраны в 2010-м году. Нынешний прокат – повторный, что, впрочем, для тех, кто ленты не видел, ничего не меняет. И еще одно предупреждение – из-за своеобразной сюжетной структуры фильма нас придется прибегнуть здесь к спойлерам. Так что если кто-то хочет пойти в кинотеатр (а пойти туда стоит по причине, о которой дальше), не догадываясь о неожиданном финале, пусть читает эту заметку только до трейлера. Тем же, кого знание сюжета не пугает (в принципе, его можно изложить в одном предложении, но это, опять же, будет спойлер), стоит дочитать всё до конца. Возможно даже – из чувства простой экономии, так как Скорсезе после выхода «Острова проклятых» в прокат, шутил, что ему обеспечена двойная касса. Мол, тот, кто досмотрит фильм до конца, вынужден будет снова пойти на сеанс, чтобы еще раз пересмотреть ленту под углом (говоря «по-киношному» – в другом ракурсе) нового знания о ней.

Личное мнение автора этих строк таково, что «Остров проклятых» является неудачей Скорсезе, что не отменяет отличных, помимо сценария, кинематографических качеств фильма, в первую очередь работы режиссера и оператора, исключая разве что излишнюю, на грани и даже за гранью безвкусицы, эстетизацию всяких ужасов. Актеры, среди которых такие знаменитости, как Леонардо Ди Каприо, Марк Руффало, Бен Кингсли и Макс фон Зюдов, в нем ничего выдающегося не показали, да и не могли показать, поскольку играть им там, за исключением Ди Каприо, было нечего. Но и от игры Ди Каприо, несмотря на то, что вся его роль состоит из постоянных эмоциональных взрывов, осталось впечатление, что особо напрягаться, что он умеет хорошо делать, ему было почему-то лень.

Коротко о сюжете – осенью 1954 года в психиатрическую лечебницу закрытого типа, поскольку там содержатся преступники, в основном, жестокие убийцы, прибывают, чтобы расследовать бегство одной из пациенток два маршала (не путать с общевойсковыми маршалами) США, которых играют Ди Каприо и Руфалло. Далее всё происходит в основном в декорациях, выдержанных в безупречном стиле «нуарных» триллеров, столь популярном в те годы в кино. С самых первых минут у героев Ди Каприо и Руфалло  возникает впечатление, что персонал больницы во главе с его главврачом (Бен Кингсли) не только не помогают им в расследовании, но и пытаются помешать. Ну а дальше – спойлер.

Чем дальше, тем больше несуразицы и нестыковки в сюжете и поведении героя Ди Каприо начинают удивлять зрителя (а кому-то, может быть, и действовать на нервы) до самого финала, когда вдруг выясняется, что на всё происходившее является лишь инсценировкой. На самом же деле герой Ди Каприо является пациентом этой клиники, бывшим солдатом Второй мировой войны, которому из-за его агрессивности в отношении других пациентов попечительский совет требует сделать лоботомию. (Чем она заканчивается, все помнят из фильма «Пролетая над гнездом кукушки»). И только главврач предлагает вместо этого разыграть с его участием «психодраму», которая, возможно, его излечит. И вот эту психодраму, где, кстати, второй маршал (Руффало), является на самом деле лечащим врачом Ди Каприо, перед ним и с его участием все два часа экранного времени, и разыгрывали.

И вот тут возможны две реакции зрителей на финал. Одна из них, на которую рассчитывал Скорсезе: «Ох, как изящно меня обманули». Вторая: «Выходит, два часа меня держали за дурака?» К сожалению, приходится всё же присоединится ко второй. Во-первых, хотя бы по той элементарной причине, что невозможно представить в реальности, как полторы сотни человек, включая почти сотню опасных психических больных, могут несколько дней вести себя как актеры на сцене, не допуская ошибок. Во-вторых, Скорсезе явно пережимает тут с эстетизацией ужасов, в том числе многочисленных трупов «из реальности». В-третьих, наконец, совершенно непонятно, особенно нам, на днях отметившим печальный юбилей первых расстрелов в Бабьем Яру, зачем надо было пристегивать к этой психоаналитической декадентщине эпизоды воспоминаний главного героя о концлагере Дахау, причем, опять же, с эстетским полноцветным показом массы замерзших в снегу и льду трупов? (Упоминаем об этом потому, что зритель должен знать, что его ждет).      

Дальше решайте сами.

Фото: Twitter

          

Сергей Семенов

Новости

Самое читаемое