Культура юбилей

Сегодня исполняется сто лет выдающемуся писателю-фантасту Станиславу Лему

06:00 12 сен 2021.  2717 Читайте на: УКР РУС

В Польше Фонд научной фантастики объявил сентябрь 2021 года «месяцем Лема».

Всемирно известный классик научной фантастики, эссеист, мыслитель и исследователь Станислав Лем родился 12 сентября 1921 года во Львове. И хотя один из умнейших людей нашего времени появился сто лет назад в Польше, к нему, как к никому другому, подходит звание почетного гражданина Земли. Также Лем, в отличие от основателей жанра – Жюля Верна и Герберта Уэллса - может по праву считаться первым современным писателем-футурологом. К его творчеству больше всего подходит определение футурологии, которое дал в 1942 году немецкий социолог Осип Флехтхайм (Ossip K. Flechtheim). Годы идут, а актуальность книг Лема только растет. Ведь его работы несут настоящую познавательную, прогнозную и футурологическую ценность. В Польше Фонд научной фантастики объявил сентябрь 2021 года «месяцем Лема». 12-14 сентября в Кракове пройдет Конгресс его памяти. Об этом пишет Gazeta Krakowska.  

«Мы полностью посвятим этот месяц памяти Станислава Лема, ежедневно представляя высказывания представителей мира культуры, науки и искусства, чтобы показать влияние, которое его творчество оказало на несколько поколений читателей», - написало издание.   

Читайте также: Сегодня исполняется 550 лет со дня рождения мастера художественной графики Альбрехта Дюрера 

Лем – «писатель для писателей»?  

Описать творчество Лема в нескольких словах – задача трудная. Его контекст включает огромный пласт философии и культуры, вовлекает в мыслительный диалог разных времен. В легкой ироничной манере в трудах фантаста самобытно осмысливаются идеи известных социологов, физиков, математиков, инженеров и корифеев мировой литературы.  

Неожиданно Лем оказывается «на короткой ноге» с Платоном и Хорхе Луисом Борхесом, Аристотелем и Норбертом Винером, Аристофаном и Салтыковым-Щедриным. Лема не страшит переплетение астрофизики и логики, физиологии и этики, теории информации и философии. В его работах они приобретают оригинальный сплав.  

«Научную фантастику я начал писать потому, что она имеет или должна иметь дело с человеческим родом как таковым, и даже с возможными видами разумных существ, одним из которых является человек», - признавался Лем в автобиографической повести «Моя жизнь» (1983).  

Феномен и наследие Лема   

Будущий писатель изучал медицину в Кракове, где осел после Второй мировой войны. Трагическое событие не могло не затронуть вдумчивого и впечатлительного молодого медика, и в 1948 из-под его пера выходит первое реалистическое произведение «Больница Преображения». Впрочем, литературную карьеру Лем начинал как… поэт, а не прозаик.  

Художественную «перековку» он пережил по окончании медицинского факультета Краковского университета. 

Вскоре начинающий исследователь продолжил работу с стенах alma mater на кафедре психологии, где немало изучил в области теории и истории науки – метанауки.  

За почти 50 лет творческой жизни Лем (писатель умер 27 марта 2006 года), прекрасно разбирающийся в теории эволюции, математике, кибернетике, астрономии и физике, опубликовал почти 40 произведений крупной формы (романы, повести, пьесы, киносценарии, научные монографии), около 150 рассказов (в том числе в составе различных циклов), около 400 интервью и около 1500 статей.  

Его книги переведены на 40 языков, а их суммарный тираж составляет около 30 млн экземпляров. К числу самых публикуемых относятся «Звёздные дневники Ийона Тихого» (1957), «Солярис» (1961) (экранизировался режиссером Андреем Тарковским в 1972 году и Стивеном Содербергом (Steven Soderbergh) в 2002-м, «Сказки роботов» (1964), «Рассказы о пилоте Пирксе» (1966).  

Однако сам Лем «Звёздные дневники» ценил невысоко.   



«"Кибериаде", "Звёздным дневникам" и "Сказкам роботов" место на карте литературных жанров – в провинциях гротеска, сатиры, иронии, юмористики свифтовского и вольтеровского образца – суховатой, язвительной и мизантропической. Как известно, знаменитые юмористы были людьми, которых поведение человечества приводило в отчаяние и бешенство. Меня тоже», - скромно признавался писатель.  

В новейшую историю социологии и науки Станислав Лем вошел, прежде всего, как автор серьёзной дискурсивной литературы. «Философия случайности: Литература в свете эмпирии» (1968), «Фантастика и футурология» (1970), «Сумма технологии» (1963), «Диалоги» (1957), «Биология и ценности» (1968), «Патология социализма»/"Прикладная кибернетика: пример из области социологии» (1972)  на разный лад ведут разговоры о возможностях развития науки и кибернетики, организации человеческих сообществ, проблемах власти и свободы.  

Читайте также: Ученые рассказали о новой теории происхождения Вселенной 

Будущее… уже здесь  

«Оглядываясь назад на те 35 или 36 написанных мной книг, вижу, что отношение моих «миров» к действительности почти всегда характеризовалось реализмом и рационализмом. Реализм заключается в том, что пишу о проблемах, которые либо уже являются частью жизни и нас беспокоят, либо о проблемах, появление которых в будущем казалось мне вероятным и даже достоверным. А рационализм означает, что я не ввожу в сюжет ни толики сверхъестественного или, яснее и проще, - ничего такого, во что я сам не мог бы поверить…», - не раз откровенничал Лем.  

Писатель не хотел следовать проторенными путями гибридного жанра «фэнтези» (Science Fantasy). Поначалу он действительно вдохновлялся отцами-основателями научной фантастики Г.Дж.Уэллсом (1866-1946) и Олафом Стейплдоном (1886-1950). Однако затем увлекшись идеями кибернетика Норберта Винера (1894-1964) и автора теории информации Клода Шеннона (1916-2001), Лем напал на след будущего – разворачивающейся на наших глазах в 2020-тых годах новой цифровой эпохи не только в развитии техники, но и всей цивилизации.   

Воображение – мостик к будущему  

«Чтобы создать что-то действительно новое, требовался прорыв в совершенно иное пространство возможностей. Я думаю, что в начале своего писательского пути я сочинял исключительно вторичную литературу. На втором этапе («Солярис», «Непобедимый») я достиг границ пространства, которое в общем-то было уже исследовано. На третьем этапе, например, в своих псевдорецензиях («Абсолютная пустота» (1971) и «Мнимая величина» (1973) – ред.), в предисловиях к книгам, которые «когда-нибудь будут написаны», или же (как теперь) в изложении книг, которые «должны были давно появиться, но которых все еще нет», я вышел за пределы уже исследованного пространства», - отмечал Лем, добавляя, что в жанре псевдорецензий его привлекало именно расширение горизонтов. 

«Я как бы окружаю себя литературой будущего, литературой иного мира, иной цивилизации… Пишу для себя самого краткие изложения или «критические рецензии» на социологические трактаты, естественно-научные труды, технические пособия, описываю технологические нововведения, которые придут на смену самой литературе… «историософские трактаты», лексику чужой цивилизации, ее военные доктрины», - говорил писатель.  

Читайте также: Минцифры решило просвещать украинцев об искусственном интеллекте при помощи сериалов (ВИДЕО) 

"Арифметикой нельзя измерять этику"  

В «Сумме технологии» (1963) Лем сопоставляет биологическую и технологическую эволюции, пишет о будущей биотехнической деятельности цивилизаций, «космогоническом конструировании» и даже астроинженерии. И при этом он неизбежно касается вопросов моральных последствий.  

«Потенциальное «добро» и «зло» прогресса связаны неразрывно. Распознание тактики битвы, которую тот же вирус СПИДа ведет в человеческом организме, позволит вклиниться в нее молекулами, «скроенными» таким образом, чтобы расстроить поразительно точную, «хитрую» стратегию вируса, помешать ему «захватить власть» над клеточным механизмом… Но искусство «молекулярной кройки», которым овладеет человечество, сделает возможным синтез биологического микрооружия, быть может, еще более страшного, чем вирус», - делился своими опасениями писатель,  отвечая на вопросы редакции журнала «Огонек» в 1989 году, и справедливо при этом считая, что XXI столетие станет веком биотехнологии, способствуя возникновению качественно новых, скрытых, «криптовоенных» способов ведения войны.  

Расширение горизонтов человеческого познания  

Лем – писатель сложный, он берется за трудные темы, и в итоге – блестяще их решает с помощью отточенной мысли и образного языка!  

«Я писатель научной фантастики (НФ) и таковым останусь, хотя ведь представлялся и принимался в разном диапазоне: как автор НФ, теоретик литературы, философ, футуролог и т. п. Может, мне это и не нравится, но так это и есть», - сказал Лем в интервью Мареку Орамусу в 1995 году.   

В своем творчестве писатель бесконечно исследует и экспериментирует, пытаясь познать границы научной мысли. Лем исследует пределы возможного – от открытия законов Природы до их конструирования.   

Читайте также: Объявлены лауреаты Шнобелевской премии в 2021 году 

«Меня привлекает философия будущего, нанотехнология, молчание Вселенной... Передовые исследования только потом меня догоняют, как в случае с Virtual Reality, которую я назвал фантоматикой. Мне всегда и теперь жаль, что научная фантастика не занималась зондированием аутентичного, наукоемкого будущего, а только убегала во всякие сказки», - рассказал Лем в интервью.  

На вопрос Орамуса, считает ли Лем себя несостоявшимся ученым, он ответил, что стал «Казановой от науки»:   

«Если бы я стал биологом, то должен был бы заниматься только биологией; как физик - только каким-нибудь разделом физики. Я не мог бы прыгать по дисциплинам, занимался бы только одной специальностью. Сегодня трудно даже представить ученого, который занимается одновременно биологией, астрофизикой, философией и еще футурологией вдобавок. Зато вольный стрелок, дилетант, как я, может себе это позволить, потому что никто ему этого не запретит. Никто не может мне отказать в должности, выкинуть меня из института».  


«Здесь думать нужно...» 

Почему Лема читают в 2021 году и будут читать? Он ставит граничные вопросы, ответы на которые поражают неисчерпаемостью вариаций. Лем будет интересен читателю, который интересуется, размышляет, рефлексирует, стремится понять.  

«Если всё, что вы пытаетесь сделать – это испечь торт, любая хорошая домохозяйка даст вам рецепт, и, используя яйца, дрожжи, муку и масло, вы достигнете именно того, чего хотите. <...> Но если вместо этого вы желаете раскрыть последние тайны жизни, эсхатологическую природу мира, происхождение человечества и т.п. – это совершенно другое дело», - говорит Лем, и с ним трудно не согласиться.  

С Днем рождения, Лем!  
 

Читайте также: Ученые объяснили происхождение сознания и речи у человека 

Фото: culture.pl

Ирина Костюченко

Самое читаемое