Политика Власть

Картина не маслом: почему следователи Госбюро расследований «опустили» Зеленского и подняли Порошенко

15:32 27 май.  6366 Читайте на: УКР РУС

На сегодняшний день в отношении Петра Порошенко самыми разными силовыми ведомствами страны возбуждено более двух десятков уголовных дел, где ему «шьют» ряд обвинений, начиная от коррупции в особо крупных размерах в период президентства, заканчивая государственной изменой. Вчера Госбюро расследований (ГБР) решило вдохнуть жизнь в одно из дел, где экс-гарант проходит в качестве свидетеля, однако начинания правоохранителей завершились большим пшиком.

Одной из презентационных визиток официального сайта самого «молодого» силового ведомства Украины – Государственного бюро расследований (ГБР) является декларационный слоган: «Сотрудники Бюро – это команда высококлассных профессионалов, объединенных общими ценностями». Во вторник, 26 мая, в Украине и вне ее пределов все наглядно увидели, что называется, во всей красе практическое применение этого самого профессионализма…

На 11 часов 26 мая ГБР вызывало экс-президента Порошенко на допрос по делу о возможной контрабанде 43 картин из его коллекции, о чем официально в Бюро сообщили заранее в формате видео-ролика. Зачем ГБР необходимо было широко анонсировать информацию о служебных действиях еще до их начала – непонятно, но в итоге, пользуясь неписанным правилом: «Предупрежден, значит вооружен», высокопоставленный фигурант «картинного» дела не упустил отличный повод для самопиара.

Именно в то время, когда следователи ГБР ждали Петра Алексеевича в своем ведомстве для фиксации показаний, Порошенко с супругой Мариной в музее Гончара устроил презентацию выставки тех самых 43 картин, среди которых полотна всемирно известных художников: Малевича, Айвазовского, Репина, Вильгельма Котарбинского и других. Также на выставке экс-гарант представил в рамочке под стеклом документы на эти картины: платежные поручения, таможенные декларации и прочая, прочая. Экс-гарант и бывшая первая леди страны охотно позировали фотографам на фоне художественных произведений искусства и приглашали на выставку всех желающих. Правда, простые смертные лицезреть картины из частной галереи бывшего главы государства смогут не ранее 1 июня, поскольку сейчас музей находится на карантине. Еще раз: музей на карантине. То есть, совершенно понятно и очевидно, что дата предпоказа картин из собственной коллекции была выбрана Порошенко не случайно, а с тем, чтобы продемонстрировать широкой публике, скажем мягко, непрофессионализм сотрудников ГБР, которые утверждали, что данные полотна якобы незаконно были вывезены за пределы страны.

Но на такое реалити-шоу, которое разыгралось в последствии, вряд ли рассчитывал даже сам его режиссер-постановщик в лице Порошенко. Следователи ГБР, увидев прямую трансляцию-презентацию выставки картин с участием четы Порошенко, не придумали ничего лучшего, как приехать в музей Гончара, расположенный на столичной улице Лаврской. С учетом того, что бывшего главу государства, согласно действующему законодательству, обслуживает информированное «до зубов» управление Госохраны, совершенно неудивительно, что до момента прибытия «орлов» из ГБР, порошенковский музейный след давно простыл. Но, как будто предвкушая яркое шоу, бывшая глава государства, уходя из музея, «забыл» там свою супругу, которой и пришлось пообщаться со следователями Бюро. Диалог был предельно коротким: сотрудники ГБР лишь отдали Марине Порошенко лично в руки повестку на допрос ее мужу. И ладно бы уже на этом позорном «зашкваре» ГБР с его погонями за фигурантом по столичным музеям, дело закончилось. Нет. Ближе к вечеру к зданию музея прибыл спецназ ГБР, которому мешала прорваться в здание стена нардепов из фракции Порошенко «Евросолидарность», его адвокаты и работники музея. После нескольких часов пререканий и толкотни, сотрудники ГБР буквально прорвались внутрь и все же провели опись представленных для выставки картин и изъяли всю документацию на них.

Следует отметить, что абсолютно никто из Бюро, кто пребывал непосредственно на месте происшествия не давал комментариев журналистам, которых там собралось около двух десятков. И только под занавес вторника на сайте ГБР появилось заявление, где было сказано о вручении повестки Порошенко через его жену, о том, что в музее проводились следственные действия и, несмотря на препятствование, спецподразделение ГБР не применяло физической силы. Всё. Точка. Точка, с существующими вопросами касательно профессионализма ГБР как структуры и успех для адвокатов Порошенко, которые «на ура» подхватили это дело.

Защитники экс-президента абсолютно обоснованно спрашивают, почему им, а также руководству музея не была предъявлена судебная санкция, без которой проведение любого рода следственных действий невозможно в принципе? И подобного рода претенциозных упреков в адрес «профессионалов» из ГБР – воз и маленькая тележка. Если адвокатам Порошенко удастся в судебном порядке доказать, что «музейный поход» ГБР выходил за рамки закона, все возможные полученные в результате таких действий улики не будут априори приниматься во внимание Фемидой при рассмотрении «картинного» дела по существу. 

При этом, Бюро вполне могло если уже не на старте, так хотя бы по итогам музейного «маски-шоу» прекратить кривотолки и упреки в свой адрес через открытое разъяснения о том, какие действия и на основании каких данных, фактов, показаний, расследуются. Неужели для высококлассных профессионалов, коими себя на своем же официальном сайте позиционируют сотрудники ГБР, так сложно ответить на банальные вопросы, о том, в чем состав преступления, какова фабула, подводка и возможные последствия? Неужели, действуя в законодательном поле, сложно продемонстрировать руководству музея решение суда о проведении следственных действий в здании, где размещены в данный момент полотна, которые стоят миллионы евро? Оказывается – сложно. Поэтому, в итоге нардеп от ЕС Артур Герасимов, который в галерейном триллере играл главную роль против «плохих» следователей, на десятки телекамер заявил, что, мол, спецслужбы хотели украсть или подменить подлинные полотна, которые у Порошенко «воровали уже четыре раза». И ГБР, кстати, тут должно поблагодарить господина Герасимова за то, что ему не хватило смекалки развить эту версию, потому что «следственные действия» проходили без понятых и руководства музея, так что всякое могло произойти без свидетелей…

«На данный момент выставка не открыта, сегодня была только презентация, на основании чего я и отказал пустить ГБР. Решение суда о проведении следственных действий мне никто не показывал», - заявил директор музея Петр Гончар, который, дожидаясь окончания проведения следственных действий в подвале музея (больше его, по его же словам, никто никуда не пустил) не терял времени зря и заявил в полицию о незаконных действиях ГБР.

Сказать, что все произошедшее – театр абсурда – ничего не сказать. Из-за информационных пробелов, сознательно или нет, допущенных ГБР, ситуация выглядит нелепой и трагикомичной, хотя, если разобраться по существу, не все так однозначно на самом деле. Дело в том, что вместе с картинами в музей Гончара Петр Порошенко принес и документы на них, в частности платежку, где некая офшорная фирма Vernon Holding Limited получила от экс-президента € 4,8 миллионов за картины. Загвоздка в том, что VHL владеет акциями Липецкой фабрики, а ее бенефициаром является Сергей Зайцев – формальный бенефициар корпорации «Roshen». То есть, получается, что Порошенко купил картины сам у себя и вывез из Украины миллионы в оффшоры на Виргинские острова. Но даже эти очевидные нюансы ГБР не озвучило, представ в глазах общества в абсолютно нелепом амплуа.

При этом, возникают вопросы, правда, скорее этического толка и к Порошенко. За год до окончания своей президентской каденции, он, с помпой презентуя украинцам «глобально важное для страны ведомство» - Государственное бюро расследований, назвал новосозданную структуру неотъемлемой частью своей, подчеркиваем, именно своей «качественной реформы прокуратуры». Могло ли за год с хвостиком напрочь испариться то самое высокое качество ГБР, если оно изначально было заложено – вопрос риторический. На поверхности также и ответ о том, нормально ли со стороны экс-президента сознательно выставлять в образе потешных клоунов людей, которые пришли в ГБР во время его властвования, предварительно пройдя все конкурсные «круги ада»?

Что же касается ГБР, то к этой структуре ключевой вопрос звучит предельно лаконично: «Что это было?». Офису президента должно было быть понятно, что, затевая публичную игру с Порошенко – опытнейшим политиком, нужно основательно подготовиться? Похоже, нет… В итоге, то, что сделал экс-президент стало демонстрацией на всю страну и мир, что ГБР, а в ее лице и вся власть – «зеленые» только не в политическом, а в профессиональном плане. Какая, спрашивается, повестка? Порошенко что, прячется куда-то? Он что, не парламентарий? Нельзя прийти на Грушевского и вручить ему повестку прямо в руки? Это, во-первых. Во-вторых, у нас уже пять месяцев прошло с тех пор, как с депутатов сняли неприкосновенность. Ну, и? Если к вам не ходят на допросы Порошенко, Иванов, Петров или Сидоров, так возьмите наручники и приведите? А если проблема все же есть, тогда как раз самое время попить политическую виагру. Может быть, тогда поднимется если не профессиональная потенция, то хотя бы чувство собственного профдостоинства.

Согласно данным соцопроса группы «Рейтинг», проведенного в конце 2019 года, Бюро тогда доверяли лишь 23 процента украинцев - меньше, чем полиции или СБУ. О том, каким будет уровень доверия к ГБР после этого позорного во всех смыслах шоу в музее Гончара, можно только догадываться. Опускает эта история и Владимира Зеленского, который лично несет ответственность за то, что происходит в стране…

Наталия Ромашова

Самое читаемое