Культура Кинематограф

На Одесском кинофестивале показали получивший несколько международных наград украинский фильм «Атлантида»

08:50 27 сен.  405 Читайте на: УКР РУС

При некоторых неоднозначных смысловых моментах, снят он на уровне мировых стандартов.

11-й Одесский международный кинофестиваль начался «ударно» - показом фильма Валентина Васяновича «Атлантида», действие которого происходит на Донбассе в 2025-м году после победы Украины в войне с Россией. И это, несомненно, первый плюс в фестивальную копилку. Ведь премьера ленты в украинском кинопрокате состоится только 5-го ноября, а «Атлантида» уже больше года по факту является за рубежом своеобразной визитной карточкой современного украинского кинематографа, начиная с главного приза в программе Венецианского кинофестиваля 2019-го года «Горизонты», второй по значимости после конкурсной. С тех пор она участвовала в 60 международных кинофорумах, была отмечена призами в Токио и норвежском Тромсё, выдвинута на «Оскар» и награду Европейской киноакадемии. При этом украинский зритель, для которого «Атлантида», по логике вещей, должна была сниматься, ее так и не видел.

Одесский кинофестиваль исправил эту странную ситуацию, когда мы больше года судили об украинском фильме по тому, что о нем было рассказано на сайте Венецианского кинофестиваля. А именно – что это лента о последствиях войны, главными из которых будут даже не экономические, как закрытие градообразующих металлургических предприятий и шахт, а экологические. Шахты, из которых до войны откачивали воду, заброшены и затоплены, отравленная вода из них попадает в реки и колодцы. Донбасс превратился в безжизненную пустыню.

Как показал вчерашний просмотр «Атлантиды», на 100% верна только последняя фраза предыдущего абзаца. Остальные тоже соответствуют истине, вот только описывают они второй план картины, на фоне которого происходят главные события. А они заключаются в том, что главный герой фильма, Сергей, вернувшись с фронта, страдает посттравматическим синдромом, который выражается, например, в беспричинных вспышках неконтролируемой ярости. Работает он водителем грузовика, и как-то, встретив на разбитой дороге (других дорог в фильме нет) застрявший белый фургон с надписью 200 («двухсотый» - кодовое обозначение у военных трупов погибших), берет его на буксир и довозит до морга, где происходит идентификация тела.

Сопровождает фургон вторая главная героиня фильма, Катя, которая занимается поиском погибших на войне для их последующей идентификации и захоронения на волонтерских началах уже долго. Сергей присоединяется к ним – и начинает участвовать в этой работе волонтеров, которая показана в фильме подробно, со всеми деталями. Попутно он во второй половине фильма спасает женщину, участницу иностранной миссии, которая занимается в Донбассе, как до этого в других странах, гуманитарной миссией, и она в качестве благодарности предлагает ему работать у них. А значит, как подразумевается, делать то же самое, но за границей и в намного более комфортных условиях. Как она говорит, описывая как раз те самые последствия войны, которые были упомянуты на сайте Венецианского кинофестиваля, на одно только восстановление нормальной экологии Донбасса уйдет минимум сто лет.

Сергей отвечает, что подумает, но на самом деле понятно, что он предложение не примет. К концу фильма, как и можно было ожидать, приходит к логичному продолжению, то есть любовной связи (насколько там любовь, а насколько просто секс и бегство от одиночества, непонятно) его знакомство с Катей. И они оба говорят о том, что принадлежат к той странной для взгляда со стороны породе людей, которые приросли к этой израненной войной земле.  

Как мы уже рассказывали, режиссер, считая, что профессиональные актеры просто не смогут передать состояние душ людей, прошедших через войну на Донбассе, снял во всех ролях, в том числе и главных, ее участников – ветеранов АТО, волонтеров, солдат ВСУ, судмедэкспертов. И они, надо отметить, отлично со своими ролями справились, что бывало в истории кино, как, например, в годы итальянского неореализма, не так уж часто. 

Впрочем, это, конечно, заслуга не только их, но и Валентина Васяновича, который показал себя в «Атлантиде» как профессионал высокого класса. Первую первую награду на международных кинофестивалях он получил еще в 1998-м году, затем награждался неоднократно, причем и как режиссер, и как оператор. В «Атлантиде» он выступил вообще во всех возможных ролях – как автор сценария, режиссер, оператор и сопродюсер. Кстати, в последней из этих ипостасей он тоже добился успеха, в частности того, что в общем бюджете фильма 41,835 млн. гривен поддержка Госкино составляет 20,835 млн.

Что касается его работы в фильме в качестве режиссера и оператора, то она на уровне сегодняшних мировых стандартов. Иногда мы говорим такие вещи отчасти с преувеличением, в качестве поощрения для наших кинематографистов, но в случае с «Атлантидой» это реальная оценка работы. Видно, что Васянович умеет в кино практически всё. Например, поначалу кажется, что он решил снимать весь фильм неподвижной камерой с одной точки, организуя движение внутри длинных кадров (сложная, кстати, организационная задача), однако через некоторое время он демонстрирует и впечатляющую работу в съемках с движения. Причем оба этих способа выбраны не просто так, а в соответствии с внутренней задачей эпизода. Например, неподвижной камерой снимаются кадры, в которых главными являются громадные самосвалы, железнодорожные цистерны и все остальные неживые участники промышленного пейзажа, на фоне которых люди просто теряются.

Впрочем, символический образ послевоенного Донбасса в фильме – это вообще отдельная тема, которую можно долго обсуждать. И еще дольше можно обсуждать сам сюжет и посыл фильма, то есть, что режиссер хотел сказать зрителю (напомним, что Васянович еще и его сценарист) – и это, скорее всего, вызовет разные, а, возможно, и противоположные точки зрения у зрителей, которые в ноябре увидят его в прокате. Вот что можно сказать о кинопрокатной судьбе «Атлантиды» точно, так это то, что это нелегкий для просмотра фильм.

Сергей Семенов, Lenta.UA

Фото:  кадры из фильма ОМКФ  

 

 

 

Новости

Самое читаемое