Война и мирИнтервью

Игорь Стаковиченко: вместо закручивания гаек власти следует дать бизнесу проявить себя

15:54 22 июн 2022.  2685Читайте на: УКРРУС

Сейчас Украина – в крайне непростой ситуации. Нападение россиян привело к тому, что вся страна мобилизировалась, чтобы отбить удары врага и сохранить нашу независимость. О том, чем занимаются ответственные бизнесмены сейчас, а также о том, что делать с разрушенными городами и инфраструктурой Lenta.UA поговорила с предпринимателем и волонтером Игорем Стаковиченко.

- После начала полномасштабной войны многие бизнесмены занялись различными волонтерскими проектами. Насколько известно, вы тоже активизировали благотворительную деятельность. Чем вы занимаетесь сейчас?

- Во-первых, сейчас главная моя задача – помощь нашей армии, которая сражается с россиянами за каждую пядь украинской земли. У меня сформулирована простая и четкая позиция: для того, чтобы мы могли и дальше жить здесь, у себя дома, мы должны сейчас сделать все, чтобы победить.

Читайте также: Кличко просит у бизнеса денег на войну с Россией

Во-вторых, я являюсь сооснователем благотворительного фонда «Дети детям», который мы с моими коллегами создали пять лет назад, в 2017 году. Но если раньше мы работали исключительно в Украине, помогая детям с инвалидностью, то с 24 февраля 2022 года, подлого нападения россиян, вся наша деятельность резко видоизменилась. Сейчас наш Фонд работает в новом режиме, адаптируясь к войне.

Усложнило задачу то, что многие наши подопечные были вынуждены эвакуироваться в более безопасные города Украины, Польши, Германии и других стран. Часто ситуация складывалась крайне непросто: семьи с больными детьми часто даже не знали конечный пункт назначения.

- Как вы помогаете им?

- Если сейчас с детьми, находящимися за границей, все гораздо проще – им помогают страны, в которых они сейчас живут, то достаточно сложно было сохранять коммуникацию с семьями в Украине. Тем не менее, сейчас мы находимся на круглосуточной связи со всеми подопечными фонда, чтобы поддерживать психологически и финансово.

Как и раньше, привлекаем детей с родителями к сбору средств для поддержки семей с детьми с инвалидностью. Собранные средства идут на закупку памперсов, медикаментов, детского питания и оплату реабилитации.

- Вы занимались различным бизнесом: аграрным направлением, сферой общественного питания, дистрибуцией продуктов питания. Как бы вы оценили нынешнюю ситуацию в экономике?

Очень сложно оценить потери бизнеса, ведь они колоссальны. Только за первый месяц войны в Украине только прямые потери (без упущенной выгоды) малого и среднего бизнеса составили $80 млрд, а сейчас уже фактически идет четвертый месяц конфликта и о каких-то точных цифрах трудно говорить – они постоянно растут.

Однако известно, что по состоянию на середину мая общие экономические потери из-за войны, учитывая как прямые, так и косвенные потери (снижение ВВП, прекращение инвестиций, отток рабочей силы, дополнительные расходы на оборону и социальную поддержку и т.п.), составляют 564-600 млрд долларов.

Сейчас эксперты дают оценку, что до конца года следует ожидать спада экономики Украины на 30%, а по расчетам минэкономики, только за I квартал 2022 года украинский ВВП сократился на 16%.

Если смотреть с точки зрения частного предпринимателя, приходится говорить о ряде трудностей. В первую очередь, речь идет о логистическом коллапсе. Блокада морских портов россиянами нарушила экспортно-импортные цепочки, которые выстраивались десятилетиями.

Тем не менее, за четыре месяца войны большинство представителей крупного украинского бизнеса сумели перестроиться. Хотя, конечно, проще это было сделать компаниям с закрытым циклом производства.

Малый и средний бизнес также достаточно быстро ищет новые решения, поскольку он гораздо более мобилен, нежели крупные корпорации.

- Отдельная, крайне непростая ситуация наблюдается в АПК.

О том, что происходит в данной отрасли, я знаю не понаслышке, поскольку данное направление является одним из ключевых в моей деятельности в течение последних лет. В прошлом году я приобрел площадки в различных регионах Украины для строительства сети элеваторных комплексов для сбора, обработки и перевалки сельскохозяйственных культур. На протяжении пяти лет я планировал значительные инвестиции в строительство элеваторов, как основы бизнеса по аграрной логистике и трейдингу.

Не секрет, что блокирование морских портов привело к невозможности нормального вывоза зерна из Украины. Наши трейдеры по известным причинам не могут решить данный вопрос. Нужна максимальная помощь со стороны наших западных партнеров.

- Власть должна делать что-то, чтобы бизнес – в том числе и аграрный – не находился в полной стагнации. Какие действия вы бы выделили?

Главная задача власти в этой ситуации – максимально либерализировать налоговое законодательство. Вместо закручивания гаек – чем явно хотят заниматься некоторые представители Верховной Рады – следует максимально дать бизнесу проявить себя.

Много правильных решений было принято парламентом вначале войны. Речь, к примеру, идет о возможности физическим лицам-предпринимателям и юридическим лицам с оборотом до 10 млрд грн уплачивать единый налог с оборота в объеме 2% по правилам, установленным для 3-й группы плательщиков единого налога, то есть с освобождением от налога на прибыль, НДС и других платежей. Также важным решением стало уменьшение НДС при продаже горючего.

Но время прошло, и сейчас в высоких коридорах активно обсуждают пересмотр ряда законодательных норм. По моему мнению, это огромная ошибка, которая может разрушить и так весьма нестойкую систему.

- Но ведь государство берет на себя обязательства восстановить разрушенную инфраструктуру. А это – огромные ресурсы. Откуда их брать?

- Вопрос весьма правильный. Во-первых, нужно понимать, что сейчас – во время боевых действий – заниматься полноценным, полномасштабным восстановлением фактически невозможно. К тому же выделение крайне ограниченных финансовых ресурсов на это не имеет практического смысла. Если говорить о Киевской области, где у меня находится ряд активов, то следует говорить предельно откровенно: никто не может дать гарантий, что россияне снова не попробуют пойти с севера на Киев. Город они, конечно, не возьмут. Но снова уничтожат все объекты инфраструктуры.

Поэтому нужно исходить из того, что сейчас нужно срочно решать вопросы жизнеобеспечения для тех людей, которые остались без крова. Как можно решить эти вопросы? Власть способна выкупить сданное застройщиками жилье. Сейчас десятки тысяч квадратных метров в Киевской области простаивают и покупать их никто из обычных украинцев не в состоянии.

Возводить новые ЖК в той же Буче или Ирпене – крайне затратное и долгосрочное удовольствие. Лишь на заливку и застывание фундамента уйдет полгода. А людям жилье нужно уже сейчас.

Также нужно понимать, что строительные материалы сейчас нужны для других целей – строительства укреплений. При чем не только на востоке и юге Украины, но и на севере. Речь, на секундочку, идет о более чем 1500 километров фронта.

Помимо выкупа готовой недвижимости уже сейчас нужно в авральном порядке заниматься обустройством временного жилья. Огромное количество сел и городов в Черниговской, Запорожской, Сумской, Харьковской, Николаевской, Донецкой и Луганской областях фактически стерты с лица земли. И быстро отстроить их не удастся.

- Тем не менее, и выкуп недвижимости, и покупка домов для временного жилья – это немаленькие деньги. Тем более, что все равно нужно проводить ремонтные работы в зданиях, которые хоть и пострадали, но все же могут быть восстановлены.

- Следует отдавать себе отчет: наш госбюджет не справится с данными задачами, даже если высосать все соки из бизнеса. Поэтому власти следует уже сейчас максимально активно работать с нашими партнерами. Это касается не только правительств дружественных нам государств, но и других институций – международных организаций, городов-побратимов, частных фондов, с которыми наши дипломаты, Киев должен плотно работать.

Означает ли это, что уже сейчас мы получим соответствующие возможности? Боюсь, полноценное возрождение Украины начнется уже после нашей победы. К слову, моя главная надежда строится – чтобы Украина при поддержке мирового сообщества добилась от России многомиллиардных репараций – за все, что они сделали у нас: за убийства, уничтоженное имущество.

- Осенью прошлого года ваша фамилия фигурировала в связке с бывшим вице-премьер-министром Анатолием Любченко. В частности, в некоторых СМИ вас обвиняли в участии в «скрутках» налога на добавленную стоимость. Чем закончилась эта история?

- Да, собственно, ничем. Эта волна обвинений как появилась, так в одночасье свернулась сразу после увольнения Любченко. Судя по тому, как все было организовано, шла полномасштабная информационная кампания, а заодно ради правдоподобности придумали и фамилии «скрутчиков». Показательно, что сразу после отставки Любченко тема как-то сама по себе сошла на нет.

Единственная проблема – требования убрать мою фамилию из публикаций, издания, опубликовавшие эту ложь, молча игнорировали. Почему? Видимо, потому что заплатили. Мне сейчас не до судов. Сейчас есть дела поважнее, но неприятный осадок остался…

Читайте также: Минздрав объединился с общественностью и бизнесом для обеспечения больниц во время войны

Иван Сергиенко

Новости

Самое читаемое