ЭкономикаЭнергетика

В свои ворота: зачем «Нафтогаз» объявил дефолт и к чему готовиться зимой

19:51 28 июл 2022.  1478Читайте на: УКРРУС

Национальная акционерная компания «Нафтогаз» в последний день льготного периода, 26 июля, не выплатила владельцам евробондов долги облигаций, что означает фактический дефолт. В то же время, НАК приняла на обслуживание в качестве поставщика «последней надежды» почти 9 миллионов домохозяйств. Что означает дефолт для компании и как это повлияет на грядущий отопительный сезон — разбиралась Lenta.UA.

На днях держатели евробондов украинского «Нафтогаза» так и не получили свои деньги. Как сообщили в НАКе, Кабмин не предоставил компании разрешения выполнить обязательства и выплатить основные суммы и проценты. В целом, речь идет о платеже на сумму $350 млн. «Таким образом, правительство пошло на дефолт по еврооблигациям НАК «Нафтогаз Украины», - говорится в сообщении компании.

Там также прогнозируют последствия такого решения: «Поскольку невыполнение обязательств по еврооблигациям практически лишило «Нафтогаз» доступа к международному рынку капитала, КМУ своим запретом на их выплату фактически взял на себя полную ответственность за привлечение средств, необходимых для импорта природного газа для прохождения отопительного сезона 2022/2023».

Читайте также: «Нафтогаз» объявил дефолт из-за непогашения долга по облигациям

При этом в государственной компании сослались на постановление Кабмина, в котором говорится, что «Нафтогаз» и его должностные лица должны согласовывать все свои действия по выплате долгов компании с правительством. Там напомнили, что в мае этого года международные аудиторы подтвердили, что НАК снова стал прибыльным по результатам 2021 года. И что «Нафтогаз» может проводить непрерывную деятельность в 2022 году, в частности, поддерживая платежеспособность даже несмотря на полномасштабную войну.

Так каким же образом прибыльная госкомпания причалила к берегу банкротства? В самом «Нафтогазе» снова и снова кивают на правительство: мол, это Кабмин поставил задачу, чтобы к новому отопительному сезону в хранилищах было 19 млрд кубов газа. А на это нужны деньги – и немалые. Глава компании, несостоявшийся «энергетический» вице-премьер Юрий Витренко сразу оценил всю сумму в $8 млрд, ведь цены на газ на мировых и особенно на европейском рынках сейчас на пике. При этом эксперты отмечают, что девятнадцать миллиардов «кубиков» - это слишком много для нужд экономики военного времени, когда и многие предприятия не работают, и бытовых потребителей стало на порядок меньше. «Исходя из реального падения объемов потребления, нам достаточно было бы иметь в подземках к началу отопительного сезона 15 млрд кубометров – это даже с некоторым запасом. Но правительство установило самую высокую планку – 19 млрд куб», - заявлял недавно глава НАКа Витренко.

Собственно, и перед прошлым – еще мирным – отопительным сезоном в украинских хранилищах было 19 млрд кубов. Теперь, когда потребности в таких объемах явно нет, у Шмыгаля говорят, что хотят подстраховаться на случай проблем с другими источниками энергии. Но денег в госказне на это при нынешних обстоятельствах нет. Плюс к этому в Кабмине ранее четко и недвусмысленно заявили, что не будут повышать цены на газ и тепло в период действия в стране военного положения, а его президент Зеленский продлил до конца осени и, рискнем предположить, что это еще не финал. Если говорить простым языком, то решение Кабмина о табу на повышение коммуналки, означает, что «Нафтогаз» будет продавать голубое топливо населению и теплокоммунэнерго по цене, которая является примерно в семь раз меньше, чем цена импорта, и где-то в четыре раза ниже, чем биржевая цена в Украине (во время войны экспорт газа из Украины запрещен, поэтому НАК может покупать топливо на внутреннем рынке дешевле, чем на мировых).

Задолженность участников рынка перед «Нафтогазом» еще в мае оценивали в 86 млрд грн, а за коммунальные услуги сейчас платят не более 50-60% потребителей. В «Нафтогазе» рассчитывали, что разницу в ценах компенсирует правительство, но пока этого не произошло. В документах, сопровождающих соответствующие проекты постановлений КМУ, цена неизменности тарифов оценивается в 264 млрд грн, из которых «Нафтогаз» должен напрямую получить 150 млрд грн, и еще 76 миллиардов из-за покрытия долгов облгазов. Поэтому, собственно, компания предстала перед сложным выбором: либо и дальше дисциплинированно обслуживать свои долги, либо попросить об отсрочке, а сэкономленные средства направить на покупку газа.

Ранее и правительство и «Нафтогаз» были надежными заемщиками и до последнего заявляли, что будут возвращать долги. Однако на прошлой неделе Кабмин поставил задачу Минфину договориться с кредиторами об отсрочке долгов. Этого не произошло и имеем то, что имеем — дефолт НАКа – государственной компании, на которую до войны приходилось до 10% всех доходов бюджета. И то, что глава «Нафтогаза» Витренко говорит о намерении снова просить о долговой отстрочке - скорее, формальность «для галочки», поскольку плохая кредитная история никого не украшает и значительно усложняет жизнь. К примеру, эксперты уже выражают сомнения, что после дефолта по еврооблигациям НАК сможет привлечь уже согласованное ранее финансирование от Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) на закупку того же газа на зиму. А речь идет о миллиардах гривен. Получить средства от других кредиторов также практически невозможно.

Таким образом, «зажав» платежи по еврооблигациям на сумму $350 млн в целом Украина может проиграть гораздо больше в итоге. К слову, «первые ласточки» уже скоро покажут общую погоду — результат переговоров Минфина с кредиторами об отсрочке выплат государственного долга должен стать известен до 15 августа. 

«Мог ли Нафтогаз заплатить? Теоретически, мог. Правда ли, что правительство не разрешило «Нафтогазу» платить, когда сам глава компании очень хотел? Возможно. Но это та ситуация, которую было легко предсказать. Именно для этого существуют люди, получающие высокую зарплату. Было очевидно, что государство к сентябрю будет проводить реструктуризацию. Ясно и то, что в тот момент, когда государство планирует попросить инвесторов отложить любые выплаты на два года, платеж по долгам госкомпании неуместен, потому что тогда уже изменятся ожидания инвесторов в госдолг и государству будет тяжело. Да и в принципе логики не платить во время войны больше, чем платить любой ценой. А, сточки зрения «Нафтогаза», возможно, рационально было считать, что им легче выплатить $300 млн сейчас и без проблем получить кредит ЕБРР на миллиард долларов, чтобы получить возможность купить хоть немного газа. Но компания – не сферический конь в вакууме. Об этом должен был думать менеджмент «Нафтогаза». Об этом должны были подумать в правительстве, которое, разогнав наблюдательный совет государственной компании, полностью взяло на себя ответственность за управление. Кто из них больше виноват? Пусть решают сами. Нам не очень интересна игра в перекидывание дефолта «Нафтогаза» между лицами, принимающими решения, словно это горячая картошка», - отмечает известный экономический эксперт и инвестиционный банкир Сергей Фурса.

По его словам, невозможность платежа по долгу «Нафтогаза» была неизбежна, а вот избежать дефолта можно было бы: «Это было бы вполне реально, если бы грамотно и вовремя выстроить коммуникацию с инвесторами. Война – это фактор, который влияет на все. Но даже во время войны можно минимизировать потери. А что сейчас? «Нафтогаз» в дефолте. Главная неприятность дефолта, помимо радости в Кремле, в том, что это блокирует сотрудничество с кредиторами. Например, ЕБРР. Что, в свою очередь лишает «Нафтогаз» возможности купить необходимый для закачки в хранилища газ. А зима близка и, думаю, разумно идти по пути резкой экономии. Прикрутить, так прикрутить. Да, не комфортно, но такая уж эта зима. Зима, когда школы должны закрыться. Университеты должны закрыться. В квартирах должно стать гораздо холоднее. Так что зима будет длинной, темной и холодной. И это плохая новость. Хорошая – что она ни в коем случае не будет катастрофической. Просто будет не комфортно. А потом придет весна. И длинные холодные вечера этой зимы должны помочь нам всем выучить новые уроки. И не забывать их».

Под несколько другим углом комментирует ситуацию глава Бюро комплексного анализа и прогнозов Сергей Дяченко: «Дефолта нельзя было допускать. Однако пока дефолт не означает автоматического банкротства. Тем более, у нас сейчас форс-мажорные обстоятельства. И если Международная торговая палата объявила, что наступили форс-мажорные обстоятельства, это означает, что к просроченным платежам не должна применяться процедура банкротства. При этом не стоит забывать о том, что НАК закачивает газ в хранилища, и именно поэтому и произошел дефолт. Ведь средства, которые «Нафтогаз» должен был пустить на выплаты по внешним долговым обязательствам, скорее всего, были использованы для оплаты за газ и его закачки. Я надеюсь, что «Нафтогаз» справится, и мы пройдем отопительный сезон. Хотя понятно, почему еще такая ситуация произошла. Есть огромное нашествие неплатежей за газ, и компании в связи с форс-мажорными обстоятельствами не могут отключать потребителей, потому что действует особое положение в стране. Снабженческим компаниям не платят за газ, и они тоже, соответственно, не могут платить. И все эти долги перевели на НАК как на последнюю инстанцию, что и привело к дефолту».

В том, что минимальные для прохождения грядущего отопительного сезона 15 млрд кубов будут закачены в газохранилища до конца октября уверен аналитик Института энергетических стратегий Юрий Корольчук.

При этом, эксперт обращает внимание на другую проблему. В частности, давеча в эфире общенационального телемарафона Корольчук отметил: «Будут ограничения газоснабжения для промышленности, которая и так минимум потребляет, и для теплокоммунэнерго, то есть для тех, кто производит тепло, и для населения. Следовательно, может снижаться подача газа, то есть само давление. И вопрос в том, как будет выдерживать оборудование, которое находится у потребителя. Поэтому люди могут оказаться в ситуации, когда у них не будет работать газовое оборудование, и это может приводить к размораживанию сетей. К сожалению, к такому мы не готовы. Было мнение, что мы можем подготовить мобильные передвижные котельные, то есть генераторы. Это хорошо, но у нас нет такого масштаба. Нужны генераторы на десятки мегаватт, которые используют газ. Но опять же вопрос, где брать газ, если его не будет в самой системе? Потому ситуация очень напряженная. Снижение температурного режима – это один из вариантов прохождения этого отопительного сезона. Хотя 16-18°, которые сейчас называются, на самом деле очень низкие показатели (оптимальный температурный режим – это минимум 19-20° и выше).  Такой температурный режим будет также приводить к стрессовой ситуации для населения. В общем, будет холодно».

В Кабмине Дениса Шмыгаля все еще надеются решить грядущие «отопительные» проблемы, в том числе, с помощью так называемого газового ленд-лиза от США, однако пока что этот сценарий выглядит мало реалистичным. Прежде всего, из-за острого дефицита газа в Европе и высокие, если не сказать космические, цены на него. Сегодня у Соединенных Штатов, увы, попросту нет свободного голубого топлива, чтобы они могли выступать энергетическим донором (с отсрочкой оплаты) для воюющей Украины.

Читайте также: Украина просит у США «газовый ленд-лиз»

Ромашова Наталия

Новости

Самое читаемое