Война и мирВойна

Спасительная операция или капитуляция: что происходит вокруг «Азовстали»

17:56 18 май 2022.  4950Читайте на: УКРРУС

Вот уже несколько дней продолжается секретная операция по выведению украинских военнослужащих из заблокированного завода «Азовсталь» на временно оккупированные РФ территории. Вместе с тем, Россия уже начала угрожать признанием защитников Мариуполя «террористами» и намерением судить их. Как проходит спецоперация и почему в соцсетях начали разгонять «зраду» - разбиралась Lenta.UA.

Поздним вечером во вторник, 17 мая, президент Владимир Зеленский записал очередное видеообращение, где, среди прочего, отметил: «Говорил сегодня с канцлером Германии Олафом Шольцем. Прежде всего - о военной поддержке и взаимодействии на уровне ЕС. Говорил с президентом Франции - о шестом пакете санкций, который готовит ЕС, о переговорном процессе с Россией и эвакуации наших героев с «Азовстали». Эвакуационная миссия продолжается. Ею руководят наши военные и разведчики. Привлечены самые влиятельные международные посредники».

По последним данным, за прошедшие сутки более 300 воинов вышли с мариупольского завода «Азовсталь», который оставался последним подконтрольным Украине районом города. Они доставлены в бывшую исправительную колонию в подконтрольный Россией поселок Оленевка под Донецком. Среди них - около 50 человек с тяжелыми ранениями. Предполагается, что раненых доставят в госпиталь, где они получат необходимую медицинскую помощь. Это было основным условием соглашения о их выходе с помещения металлургического комбината, где они находились последние два месяца.

Читайте также: Маріупольське питання – «тонкий лід», одне необережне слово може стати фатальним для наших Героїв

Дальнейшая судьба бойцов пока что окончательно неясна. Ранее сообщалось, что официальный Киев рассчитывает обменять их, вернув РФ часть российских военнопленных.

Вчера вечером в Оленевку прибыла очередная колонна из семи автобусов в сопровождении российских военных. Советник мэра Мариуполя Петр Андрющенко называет это спецзаведение «настоящим концентрационным лагерем XXI века, созданным Россией в центре Европы». Людей, по его словам, там держат в чудовищных условиях, кормят не каждый день, медицинскую помощь не оказывают. «Там содержатся родные военных, бывшие работники правоохранительных органов, активисты, журналисты и люди, которые просто вызвали подозрение (включая просто наличие патриотических татуировок)», - рассказал Андрющенко.

Как известно, начиная с 18 марта российские войска постоянно обстреливали «Азовсталь», пытаясь взять его штурмом, однако безуспешно: огромный металлургический комплекс обладает сложной системой глубоких подземных укрытий и коммуникаций и фактически превратился в форт, где укрывались не только военные, но и мирные жители.

В конце апреля Путин  в постановочной телевизионной беседе с тамошним министром обороны Шойгу, отменил приказ о штурме «Азовстали» и поручил «освободителям» заблокировать территорию завода. Тем не менее, бомбежки и попытки штурма завода все это время не прекращались. Не далее как неделю назад с помощью Красного Креста и ООН удалось договориться об открытии гуманитарных коридоров для мирных жителей. По данным Организации Объединенных Наций, с завода вывезли 500 гражданских. А военные остались, в том числе раненые. Так как на заводе нет стерильных повязок, медицинских инструментов и антибиотиков, многие из них были обречены на ампутацию поврежденных конечностей или смерть от сепсиса.

С учетом того, что операция проводится под грифом секретности, абсолютно все переговорные условия, неизвестны и приходится довольствоваться лишь публичными месседжами сторон. А риторика, которую используют официальные лица Украины и России, говоря о выходе военных из «Азовстали», существенно различается. Владимир Зеленский называет это гуманитарной операцией по спасению жизней, а тех, кто вышел с завода – героями. «Началась сдача в плен боевиков националистического подразделения «Азов» и украинских военнослужащих, заблокированных на заводе «Азовсталь» в Мариуполе», - так охарактеризовал происходящее представитель российского Минобороны Игорь Конашенков. Кремлевская пропаганда также, комментируя ситуацию, чаще всего использует слово «капитуляция».

Вице-премьер Ирина Верещук давеча заявила, что власть работает над следующими этапами операции по эвакуации. Сколько военных там осталось, точно неизвестно, но ранее сообщалось что всего на заводе находится от 600 до двух тысяч человек. «Военная деблокада, к сожалению, невозможна в этой ситуации. Это был единственный выход», - отмечает замминистра обороны Анна Маляр. Она также подчеркнула, что украинским властям известно точное число оставшихся на заводе, но не назвала его.

Как бы там ни было, эвакуационный процесс продолжается, а ключевым вопросом остается судьба тех, кто уже вышел и еще выйдет с многострадального завода. Украина, как заявил Владимир Зеленский, рассчитывает вернуть вышедших с «Азовстали» на подконтрольную ей территорию, а Ирина Верещук говорила о том, что надеется на обмен раненых украинских военных после их выздоровления на российских военнопленных.

Какие планы у Путина - непонятно. Пресс-секретарь бункерного обитателя Дмитрий Песков заявил, что с военнослужащими будут обращаться в соответствии с международными законами, однако он отказался отвечать на вопрос, будут ли считаться «азовцы» военнопленными или военными преступниками, переадресовав этот вопрос военным.

В тоже время спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что «нацистские преступники» не должны подлежать обмену на пленных россиян, а исполняющий обязанности главы думской фракции ЛДПР Леонид Слуцкий предложил сделать для украинских военных исключение из действующего в РФ моратория на смертную казнь.

«Мы не знаем детали договоренностей, но, судя по контексту, речь идет о сложной и поэтапной процедуре обмена защитников Мариуполя на российских пленных. Как всегда у нас некоторые комментаторы в социальных сетях начали разгонять «зраду». Они бы это делали в любом случае. Если бы не было этих договоренностей, тогда говорили, что героев Мариуполя бросили на смерть и ничего не сделали для их спасения. Что касается военного пути освобождения Мариуполя, то к большому сожалению, и по мнению абсолютного большинства военных экспертов, сейчас это просто не реально. Обратите внимание на другое: разгонять «зраду» сейчас – в интересах врага, и это может сорвать исполнение и без того сложных договоренностей. Безусловно, есть большие риски срыва этих договоренностей. Русские могут действовать крайне коварно, говорить одно, а делать прямо противоположное. Мы это уже не раз видели, от трагедии Иловайска до самого факта российского вторжения в Украину 24 февраля. Но если есть шанс на спасение героев Мариуполя, то его нужно использовать. «Украинские герои нужны Украине живыми»! Это слова президента Зеленского, потому в кавычках. Думаю, эти слова могут стать девизом этой сложной спецоперации. Будем надеяться, что оно завершится успешно», - отмечает политолог Владимир Фесенко. А его коллега по экспертному цеху Максим Яли, в свою очередь, делает следующий акцент: «Стоит признать, что рашисты получили «золотой обменный фонд». Вспомните истории обмена Надежды Савченко, Олега Сенцова, а также резонанс в обществе и на кого их в итоге обменяли. Безусловно, Путин получил большой козырь в переговорах по обмену и рычаг дестабилизации Украины. Поэтому все те, кто уже начал вой на болотах, это «цвет» агентуры Кремля на аутсорсе. Увы, учитывая эффект Даннинга-Крюгера, они это даже не могут понять. Есть лишь один положительный момент. Учитывая международный резонанс точно известно, сколько раненых и пленных вышло с «Азовстали» и к ним будет приковано огромное внимание мировых СМИ. Поэтому вряд ли они будут подвержены жестоким пыткам или убиты, потому что лишние санкции Путину не нужны. Кстати, для тех излишне эмоциональных и недалеких, которые в феврале-марте кричали: «В плен не брать! Убивать на месте мразей!». Надеюсь, теперь хоть что-то начало доходить? Так что если вы действительно хотите помочь нашим героям остаться в живых, просто закройте рты. Понимаю, задача практически невыполнимая. Но все же, постарайтесь».

О том, что ситуация вокруг «Азовстали» нуждается в особой деликатности и руководстве принципом «не навредить», говорят и в оппозиции. «Ко мне, как к человеку, который на практике занимался освобождением заложников и пленных, сейчас часто обращаются за комментариями иностранные журналисты. Не устаю повторять, что эта тема требует максимальной деликатности, и все мы должны исходить из одного – сохранения жизни наших героев. Они нам нужны живы. Да, вывод на оккупированные территории – это неволя. Но это шанс сохранить жизнь. Важно, чтобы все они получили медицинскую помощь. И чтобы к ним не применяли пытки. Поэтому украинской стороне важно иметь полные списки всех вывезенных военных, характер ранений и болезней. Мы должны сосредоточиться на том, чтобы апеллировать к миру, что к нашим военным должны быть допущены «Врачи без границ», другие гуманитарные организации, чтобы они получили нормальную медицинскую помощь и условия содержания. Россия должна соблюдать законы войны. Тема незаконной депортации и содержания украинцев в РФ и оккупированных территориях должна оставаться в фокусе постоянного внимания мира, на всех международных встречах и площадках. И мы будем об этом говорить. А теперь давайте будем молиться, чтобы все наши герои выжили. Мы точно встретимся в Киеве, рано или поздно. А Россия сдохнет — искренне в это верю», - написала у себя в Facebook экс-вице спикер ВР, а ныне нардеп от Евросолидарности Ирина Геращенко.

С аргументами о том, что тема «азовцев» - это, с учетом циничности и коварности врага, чрезвычайно хрупкий лед, где каждый шаг может стать роковым, вряд ли поспоришь. Однако эта очевидная всем адекватным людям вещь, к сожалению, никак не доходит до мозговых извилин некоторых наших «диванных» экспертов…

Читайте также: Россия начала мобилизацию крымских предателей 2014 года

Ромашова Наталья

Новости

Самое читаемое