История Украинская старина

Преступление и наказание. Как на Сечи за провинности карали

06:33 07 окт.  328 Читайте на: УКР РУС

Демократический строй запорожского общества и свободный доступ рядовых казаков к местной элите, способствовали быстрому и справедливому судопроизводству на Сечи.

Как в выборе войсковой старшины и распределении земель, так и в судопроизводстве запорожские казаки руководствовались не писаными законами, а «древним обычаем, словесным правом и здравым смыслом», — подчеркивается на сайте Спілки казаков України.

Наказывали у запорожских казаков, прежде всего, за уголовные и имущественные преступления — это характерно для всех народов, стоявших на начальных ступенях общественного развития — человеку нужно в первую очередь защитить свою личность и имущество. Именно поэтому за кражу полагалась смертная казнь.

При этом судьи не позволяли себе произвол или волокиту. «Истец» и обидчик устно излагали суть дела, выслушивали решение суда, и должны были сразу прекратить свои распри. К тому же перед судьями все были равны — и простой казак, и старшина.

Акты судебных казацких дел, дошедшие до нас, говорят, что запорожцы практиковали предварительное заключение преступников в военную тюрьму и пытки; разрешалась порука всего войска и духовных лиц за преступников, особенно если они до этого проявили себя с выгодной стороны.

Из уголовных преступлений тягчайшим было убийство казаком товарища, побои, причиненные казаку в трезвом или пьяном виде, воровство и укрывательство краденых вещей. За крупную кражу наказывали смертью.

Сурово наказывались также связь с женщиной и содомский грех, учитывая обычай, запрещавший казакам вступление в брак; дерзость по отношению к начальству; дезертирство, то есть самовольное отлучение казака под разными предлогами в степь во время похода против неприятеля; гайдамацтво, т.е. кража лошадей, скота и имущества у мирных жителей; приведение на Сечь женщины, включая мать, сестру или дочь; пьянство во время похода на неприятеля.

Кошевой атаман считался высшим судьей, решение суда Коша сообщалось особым документом с припиской: «По приказу господина кошевого атамана такого-то, военный писарь такой-то».

Военный судья лишь рассматривал дела и давал советы сторонам; войсковой писарь  передавал приговор старшины на совете; военный есаул выполнял роль следователя — он следил за исполнением приговоров, преследовал разбойников, воров и грабителей; военный довбыш был помощником есаула и приставом при экзекуциях, прилюдно зачитывал приговоры на месте казни или на военном совете; куренные атаманы могли рассматривать споры сторон и телесно наказывать за определенные проступки.

В качестве  наказаний применялись: привязывание к пушке на площади за пренебрежение к начальству и особенно за денежный долг. Подобное наказание, но только за воровство, существовало у татар, вероятно, казаки заимствовали его у мусульманских соседей.

За воровство и гайдамацтво полагалась порка плетью под виселицей.

За ранение товарища в пьяной драке могли приговорить к переломам конечностей.

Позорный столб

Самой страшной казнью было закапывание преступника живым в землю: так поступали с тем, кто убивал своего товарища — убийцу клали живым в гроб вместе с убитым и обоих закапывали в землю. Правда, если убийца был храбрым воином и добрым казаком, его освобождали от этой страшной казни, заменяя ее штрафом.

Популярной казнью было избиение палками у позорного столба: к этому приговаривали лиц, совершивших кражу или спрятавших украденные вещи, позволявших себе прелюбодеяние, содомский грех, побои, насилие, дезертирство. Осужденного приводили на площадь, приковывали к позорному столбу и держали обычно в течение трех дней, а иногда и больше, пока он не уплатит стоимость украденной вещи. Иногда, уже через сутки преступника убивали, после чего его имущество уходило войску. Случалось, впрочем, что некоторые преступники не только оставались в живых, но и получали от своих пьяных товарищей деньги. Иногда наказанием палками заменяли смертную казнь, в этом случае у осужденного отбирали скот и движимое имущество.

Повешение за ребро

За крупную или неоднократную кражу могли приговорить к виселице или железному крюку. Железный крюк заводился за ребро, оставляя осужденного медленно умирать. Снимать преступников не разрешалось до тех пор, пока их тела не рассыпались в прах. Казнь при помощи крюка практиковалась поляками, от них этот обычай перешел к запорожцам.

Иногда преступника сажали на кол, протыкавший все внутренности человека и выходивший между позвонков на спине. Запорожцы редко применяли такую казнь, зато поляки часто практиковали ее для устрашения казаков.

Должности палача у казаков не существовало — эту роль выполняли сами преступники. Если наказания ожидал только один казак, то он ждал, пока не найдется второй осужденный, приводивший приговор в исполнение.

Архивные документы свидетельствуют, что у запорожцев допускалось иногда бросание человека в реку, правда, в единичных случаях и при общем негодовании войска против какого-либо ненавистного всем человека.

Суровые наказания поддерживали военную дисциплину в казацкой среде. Таким образом, Сечь пыталась отгородиться, по выражению Гоголя, от тех, у кого уже моталась около шеи веревка.

На заставочном фото: «Казацкая Рада на Запорожской Сечи», худ. М.Овечкин

Новости

Самое читаемое