Политика Международные отношения

Демонстративная настойчивость: зачем Германия склоняет Зеленского к «формуле Штайнмайера»

14:25 26 июл 2021.  6934 Читайте на: УКР РУС

Небывалую активность в украинском направлении развернула одна из стран-участниц «Нормандского формата» – Германия. В Берлине решительно требуют от Киева имплементации на законодательном уровне так называемой формулы Штайнмайера, которая длительное время не фигурировала в переговорной повестке урегулирования ситуации на Донбассе. Чем обусловлена показательная настойчивость ФРГ и к чему она может привести, разбиралась Lenta.UA.

«Украина должна перенести в украинское законодательство «формулу Штайнмайера», - заявили на днях в Министерстве иностранных дел Германии. Данный месседж в купе с новостями о запуске газопровода «Северный поток-2» накалил обстановку внутри украинского общества, где опять активизировались разговоры про «зраду».

Разработал «формулу», напомним, ещё в 2016-м бывший глава МИД Германии, а ныне – президент страны, 65-летний Франк-Вальтер Штайнмайер. Она предусматривает, что Украина должна предоставить «Л-ДНР» особый статус в первый же день выборов, которые там должны состояться в соответствии с «Минском-2». Причем произойти это должно еще до передачи официальному Киеву контроля над границей со стороны боевиков – а фактически российских оккупантов.

Украина в лице теперь уже экс-главы делегации в ТКГ Кучмы согласилась на эту схему ещё осенью 2019 года, а потом её подтвердил сам Зеленский по итогам саммита с Меркель, Макроном и Путиным в Париже.

Согласно «формуле Штайнмайера», закон об особом статусе ОРДЛО должен стать постоянным, если ОБСЕ признает выборы соответствующими всем нормам, стандартам и законам.

Как известно, ежегодно Верховная Рада продлевает действие закона об особом статусе ОРДЛО («Об особом порядке самоуправления в отдельных районах»). Единственное, что блокирует полноправный и бесповоротный запуск этой формулы в жизнь – наличие подконтрольных России группировок и техники на оккупированной территории. К тому же, в данной конфигурации отсутствует непосредственно механизм передачи неконтролируемого участка украинско-российской границы под контроль Киева.

Фактически закон об особом статусе содержит все договоренности, закрепленные в Минске: языковые гарантии, амнистию, народную милицию и так далее. Аккурат после того, как Леонид Кучма дал «добро» формуле, Владимир Зеленский, назвав согласованный документ «наибольшей страшилкой последнего времени», подчеркнул: у ОРДЛО будет особый статус, если выборы признает состоявшимися Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

«Никаких выборов под дулами пулеметов не будет и не может быть», - отмечал Зе и пообещал, что новый закон об особом статусе, «где не будет перейдена ни одна красная линия», нардепы напишут в сотрудничестве с обществом и при публичном обсуждении. Пишут, правда, по сей день, что в данном случае, как ни парадоксально, хорошо. Почему? Потому что «формула Штайнмайера», предусматривающая сначала выборы в ОРДЛО, а потом контроль границы Киевом означает одно: Путин, легитимизируя своих марионеток, сохранит контроль над этой территорией, сбросит с себя санкционный груз, попутно «повесив» на Украину финансовые обязательства перед регионом, который она не будет контролировать.

12 июля, во время официального визита в Берлин, канцлер ФРГ Ангела Меркель напомнила президенту Украины о необходимости инкорпорации «формулы» в украинское законодательство на постоянной основе. Примечательно, что на Банковой столь важный кейс впоследствии отдали на откуп комментаторам второго плана. «Ничего не будем делать, не будем имплементировать. Потому что полная имплементация формулы в законодательство означает массовые беспорядки внутри Украины. А устраивать массовые беспорядки, имея стотысячное российское войско на границе, - это, мягко говоря, ложное направление политики», - заявил спикер украинской делегации на переговорах в ТКГ Алексей Арестович.

«Формула Штайнмайера содержит несколько спорных моментов. Первый – это возможность выборов в ОРДЛО до момента передачи неконтролируемого участка украинско-российской границы под контроль Киева. Еще один камень преткновения – это недопущение уголовного преследования участников событий на территории Донецкой и Луганской областей, что прописано в законе про особый статус Донбасса», - отмечает руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко.

Отдельно эксперты обращают внимание на то, что германский МИД, говоря сейчас о необходимости имплементации «формулы» в украинское законодательство, попутно настаивает на выполнении всех обязательств, которые взял на себя Владимир Зеленский по итогам Нормандского саммита, а это, например, полное прекращение огня, обмен пленными и разблокирование работы КПВВ.

На сегодняшний день режим тишины отсутствует как вид, с обменом и работой контрольно-пропускных пунктов тоже далеко не всё гладко. Словом, у Киева в рукаве не один контраргумент, которым можно заблокировать «железное» вмонтирование конструкции Штайнмайера в отечественное законодательное поле.

Близкий к Банковой политолог в разговоре с Lenta.UA подчёркивает, что активность официального Берлина напрямую связана с небезызвестной позицией ФРГ по газопроводу «Nord Stream-2»: «В ответ на справедливые упрёки украинской власти и некоторых мировых, в том числе немецких политиков по поводу газопровода и рисков, что Россия, будет использовать данный проект в качестве политического оружия, Меркель решила сделать ответный атакующий ход, напомнив о «формуле Штайнмайера», которой бредят в Кремле. Однако украинскому обществу не стоит волноваться о том, что Германия со своей формулой дожмёт Зеленского, который ни при каких обстоятельствах не пойдёт на выборы там, где Киев не контролирует ни территорию, ни границу».

В кулуарах, к слову, поговаривают, что после того, как ФРГ после недавней сделки с США, взяла на себя обязательства договориться с Россией по поводу продления транзитного контракта через Украину до 2034 года, у Путина взамен потребовали от Германии активного лоббирования «формулы Штайнмайера». Но в этой ситуации у Берлина вряд ли получится сыграть комбинацию: и вашим, и нашим…

«МИД Германии призывает Украину имплементировать в украинское законодательство так называемую «формулу Штайнмайера». На этом настаивала и Ангела Меркель во время встречи с Владимиром Зеленским. Я бы в качестве ответа оптом, чтобы два раза не вставать, предложил Германии признать сразу и «пакт Молотова-Риббентропа». Но украинскому МИДу и президенту придется сказать «нет» в более мягкой форме. Формулы Штайнамйера в украинском законодательстве не будет. Просто потому что Украина этого не примет. Напомню события 2015 года, когда наш теперь самый большой патриот и непримиримый враг России Петр Порошенко (тогда президент) попытался внести Особый статус Донбасса в украинское законодательство. Его прицепили в качестве дополнительного пункта к законопроекту про децентрализацию. Акция протеста под Радой закончилась гибелью четверых бойцов Национальной гвардии, массовыми задержаниями протестующих. Депутаты уходили подземным ходом. И это были только цветочки», - отмечает политолог Кирилл Сазонов. По его убеждению, нынешний хозяин Банковой сейчас должен «мягко и вежливо уклоняться от попыток подтолкнуть его и страну к пропасти», попутно пытаясь любой ценой получить поддержку США в этой ситуации.

Тут весьма примечательно, что во вчерашнем интервью «Радио Свобода» временный поверенный США в Украине Джордж Кент, который, как говорят в дипломатических кругах, в ближайшее время может стать полноценным послом Соединённых Штатов в Украине, заявил следующее: «Формула Штайнмайера» не является формулой для решения всех вопросов. Для выборов должны быть условия, чтобы была возможность их нормально провести. Украина, США, Германия, Франциия и другие должны максимально давить на Россию».

Кент при этом, что называется, без купюр добавил, что в войне виновата Россия, поэтому и заканчивать её тоже должен Кремль. То есть, совершенно очевидно, что Вашингтон попытки реанимировать и вывести на новый уровень «формулу Штайнмайера» категорически не приемлет, что является безусловным плюсом и сдерживающим фактором для некоторых «горячих голов» в Офисе президента.

А в целом, откровенно нервозные заявления Германии о том, что Украина должна кровь из носа выполнять «формулу Штайнмайера», противоречат тому, что написано в Минских соглашениях. А там пункт первый – прекращение огня. Оно, напомним, должно было наступить еще в сентябре 2014 года, но ни тогда, ни в период так называемого «полного и всеобъемлющего прекращения огня», о котором договорились Зеленский и Путин год назад, стрелять на Донбассе не перестали. Поэтому совершенно очевидно, что в условиях продолжения обстрелов требовать что-то от Украины – означает поставить на одну доску агрессора и жертву.

И потом. Нормандские договорённости Владимира Зеленского, где фигурирует пресловутая формула, не носят юридического характера, в отличие от Будапештского меморандума о гарантиях безопасности для Украины, который в последствии стал бумагой с ни к чему не обязывающими высокопарными формулировками...

Впрочем, пока что поведение Берлина больше похоже на детскую обиду за позицию Киева по СП-2 - такое впечатление, что у Меркель при помощи заявлений о «формуле Штайнмайера» хотят побольнее ужалить Украину, которая всячески пытается заблокировать российско-немецкий газовый проект. 

Ромашова Наталья

Новости

Самое читаемое