Политика Власть

В Беларуси пока что все идет по российскому сценарию — политолог Алексей Гарань

15:09 12 авг.  4154 Читайте на: УКР РУС

На третий день после выборов Беларусь остается в подвешенном состоянии. Официальное объявление о победе Александра Лукашенко ровным счетом ничего не изменило. Европа не спешит признавать законность волеизъявления. Выдерживает паузу и Украина. О том, как будут развиваться отношения официальных Киева и Минска после того, как в соседней стране поутихнут страсти, Lenta.UA поговорила с Алексеем Гаранем – профессором политологии НаУКМА, научным директором Фонда «Демократические инициативы».

- Как вы оцениваете президентские выборы Беларуси в плане реакции Украины и мира?

- Прежде всего, нам необходимо понимать, что существует условно идеалистическая модель, которая состоит в том, что мы выступаем с жесткими заявлениями осуждающего толка, вводим санкции и так далее. Вместе с тем, в международной политике есть такое понятие, как realpolitik, когда даже моральные ценности отодвигаются на второй план, поскольку необходимо достигать результата. Таких примеров очень много, мы на себе это ощутили. Давайте, вспомним, когда Соединенные Штаты признали Советский Союз. 1933 год. Что тогда было в Украине, мы все прекрасно знаем. Однако США нужен был союзник, и они вместе с Великобританией пошли на сотрудничество с СССР в борьбе против Гитлера. И таких примеров хватает.

То есть, к чему я веду? К тому, что есть базовое понятие прав человека, которое нередко вступает в противоречие с принципом невмешательства во внутренние дела государства.

В Беларуси сейчас есть объективный протест людей против фальсификаций, однако сейчас все складывается в русле российского сценария. Точно также, кстати говоря, как это было в Украине с Януковичем. То есть, власть идет на откровенное нарушение закона, в стране происходят протесты, которые осуждает мировое сообщество, Янукович – у нас, Лукашенко – у них оказываются в изоляции и где им, спрашивается, искать поддержку? Конечно же, в России. В этом, собственно, и состоит российский сценарий, который РФ не удалось разыграть на 100% в Украине, поскольку наш протест зацепил огромнейшую часть населения.

В Беларуси масштабы на порядок меньше и единой опорой режима Лукашенко, против которого вводит санкции Запад, остается Россия. Это означает, что Лукашенко, будет идти на уступки РФ и станет еще более контролирован Россией.

Если говорить об украинской позиции, то, понятное дело, что наши симпатии на стороне протестующих. Однако мы должны быть реалистами, понимающими, что, вероятнее всего, Лукашенко останется при власти. Для Украины, помимо прочего, крайне важно, чтобы в Беларусь не зашли российские войска, которые будут угрожать нам с северного фланга. Ситуация опасна в том плане, что Россия может воспользоваться слабостью Лукашенко и окончательно превратить Беларусь в придаток РФ, значительно усилив там свое военное присутствие.

Официальная позиция Украины на данный момент… Я прочел заявление Зеленского, касающееся выборов в Беларуси. В принципе, оно само по себе нейтральное и приемлемое. Он выступил против уличного насилия. К слову, я думаю, что, то, что демонстранты пошли на активную атаку тамошней милиции является определенным забеганием наперед, потому что именно ненасильственное сопротивление дает куда больший результат. Наступательные же действия протестующих предоставляют возможность Лукашенко запугивать людей кровью…

- Многие эксперты считают, что Майдан по-белорусски обречен, поскольку там нет четкой идентификации лидера и цивилизованный мир не понимает, с кем вести предметный диалог по существу. Светлана Тихановская уехала в Литву, откуда в своих видео посылает сигналы о том, что как бы отрекается от дальнейшей борьбы. Если бы протестная волна в Беларуси имела персонифицированного лидера, Запад был бы более решителен в оценках и действиях?

- На самом деле Тихановская и не претендовала на лидерство. Так случилось, что она стала символической фигурой, техническим кандидатом, вокруг которого объединилась вся оппозиция. Изначально было абсолютно понятно, что эта женщина не является политиком и, тем более, лидером. Кстати говоря, в Украине во время Евромайдана тоже не было однозначного лидера и нам постоянно говорили, дескать, что это за революция без конкретного предводителя? Но революция не обязательно должна иметь лидера, главное — наличие структуры и институций.

В Украине при Януковиче была мощная оппозиция и не менее мощное гражданское общество. В Беларуси мы этого не видим и это является большой проблемой. А за Тихановскую люди голосовали только для того, чтобы сказать: «Бацька, уходи!».

Вместе с тем, революционные процессы очень часто выносят, рождают, формируют лидера, но у сознательных жителей Беларуси сейчас попросту нет времени, чтобы кто-то «засветился» и стал реальным, а не декоративным лидером. К тому же, режим Лукашенко может это все придавить на старте.

- Лукашенко, особенно в эти горячие для Беларуси в прямом и переносном смысле дни, опирается на силовую вертикаль. В мировых СМИ проходила информация о том, что в некоторых городах правоохранители склонили щиты и, более того, едва ли не братались с протестующими. Может ли эта трещина стать разрушительной для устоявшегося там режима в случае, если Запад будет более решителен в оценках и действиях?

- Не нужно надеяться на сиюминутную всесильность Запада. Он, к слову, не применял санкции к Януковичу, Захарченко (экс-глава МВД — Ред.), прочим представителям того режима, хотя призывы на Майдане звучали часто. Да, Запад высказывал солидарность и выражал обеспокоенность, принимая соответствующего содержания заявления, однако напролом никто не шел. Очевидно, что было закулисное давление на Януковича, однако реальных санкций никто не вводил. Сложно сказать, каким образом Запад поступит в случае с Беларусью, но проблема состоит в том, чтобы окончательно не подтолкнуть Лукашенко в «объятия» России.

Сейчас ситуация представляется так, что Лукашенко выиграл выборы, но потерял легитимность. Куда ему бежать при таком политическом раскладе? В Москву, конечно же. Единственный предохранитель этому сценарию — количество протестующих. У нас этот фактор сыграл решающую роль, в Беларуси людей вышло недостаточно. Безусловно, белорусы не молчат, протесты синхронно проходят в разных городах, чего ранее в этой стране не наблюдалось, однако с тем, чтобы убрать диктаторский режим протестная волна количественно слабая. А Лукашенко — это реальный диктатор, который, в отличие от Януковича, не будет колебаться, принимая решение о «зачистке» улицы.

- В последний год своего пятого президентского срока Лукашенко всячески демонстрировал ориентацию на Европу и там, кстати, в некоторых его устремлениях шли навстречу. Стоит ли ожидать, что в этом плане будет безнадежно глубокий откат назад?

- Лукашенко и правда пытался, особенно в последнее время, балансировать, но мы должны понимать, что влияние России на Беларусь — колоссальное. Однако когда, казалось бы, Россия была в шаге от того, чтобы полностью проглотить Беларусь, Лукашенко начинал очередной раунд демонстративной игры сближения с Западом. Но такие «фокусы» Лукашенко позволял себе, будучи уверенным, что контролирует ситуацию. Сейчас же он растерян и дезориентирован.

- Как вы считаете, почему в Беларуси с момента распада СССР так и не появилась фигура, способная на равных реально, а не спонтанно-ситуативно конкурировать с «Бацькой»?

- Дело в том, что русификация белорусской нации зашла, ну просто очень глубоко. Жители Беларуси фактически не имели своей государственности, а также баланса по линии власть-оппозиция. В Украине всегда, начиная с времен «Народного Руха», была мощная оппозиция, с которой власть просто вынуждена была считаться. В Беларуси этого не было, как не было активного гражданского общества. Сейчас там уже сформировался средний класс, который, собственно и является ядром протестов.

- Как изменится позиционная линия Минска в отношениях с нашей страной, когда в избирательной истории соседней страны образца 2020 года будет поставлена окончательная точка?

- Существенных перемен, думаю, не произойдет. Лукашенко все-таки сохранит власть, однако его позиции значительно ослабнут и вряд ли он сможет отбыть полный президентский срок. Но ключевая проблема состоит в том, будет ли сформирована реальная — демократическая и проевропейская оппозиция. Но в любом случае, очень хорошо, что белорусы вышли на протесты, но очень плохо, что демонстранты сразу перескочили в радикальную фазу. Наш Майдан, несмотря на всевозможные провокации и даже насильнические действия со стороны силовиков, стоял, как мирный протест. И только спустя два месяца все уже переросло в силовое противостояние...

- Многие эксперты, и вы в том числе, в принципе, вполне обоснованно, констатируют, что Лукашенко останется у властного руля. А как вы считаете, эта протестная искра, проявившаяся в Беларуси в ходе нынешних президентских выборов, угаснет надолго, или…?

- В Беларуси формируется средний класс. Жители этой страны все чаще ездят в Европу и видят разницу в разных аспектах жизни. То есть, изменения в Беларуси неминуемы и демократизация там неизбежно произойдет, правда, при условии, если сейчас не случится полномасштабная российская интервенция и РФ не возьмет Беларусь полностью под свой контроль. Объективно – Евросоюз рядом, на границах и в целом и Беларуси, несмотря ни на что, не присуще такое понятие как антизападничество. С ними рядом примеры успеха Польши, Литвы, то есть, влияние Европы неминуемо. 

- Минск сегодня является переговорной площадкой по урегулированию ситуации на Донбассе. Что и как изменится в этом плане после окончательного финала президентских выборов в Беларуси?

- Мне сложно представить, чтобы в Беларуси, например, состоялась встреча «нормандского квартета». Однако поскольку ТКГ (трехсторонняя контактная группа — Ред.) проводится без участия самой Беларуси, а также Франции и Германии, кардинально вряд ли что-то поменяется. Скажем так: если в Беларуси в дальнейшем не будет кровавых событий, эта переговорная площадка сохранится. А, возможно, это в будущем будет называться «Минский процесс», перенесенный в Стамбул. Кто знает, кто знает…

Наталия Ромашова

Самое читаемое