История Сталинские репрессии

Как МГБ разгромило львовский «Союз еврейской молодежи»

06:46 14 сен.  1451 Читайте на: УКР РУС

В Москве найдено тело 89-летнего Феликса Бергера, арестованного львовскими чекистами в 1949-м за создание еврейской молодежной организации и брошенного в тюрьму на Лонцкого.

Имя узника ГУЛАГа Феликса Бергера мало что скажет современным правозащитникам, да и процесс по делу школьников-евреев, арестованных в 1949-м во Львове, сегодня практически забыт. К сожалению, вспомнить о нем заставила смерть председателя «Союза еврейской молодежи».       

По всей видимости, речь идет о самоубийстве, во всяком случае, правоохранители заявляют, что тело 89-летнего мужчины было найдено на полу в кухне его квартиры, рядом со стремянкой и мотками веревок.

Витрина магазина, Одесса, 1930-е  

Будущий политзаключенный родился в 1931 году в Одессе. Дед Феликса был портовым грузчиком, отец — военнослужащим Красной армии. Семья часто переезжала — в школу мальчик пошел в Полтаве, первый класс окончил в Кременчуге, а война застала Бергеров в Лубнах.

Отец ушел на фронт в начале июля 1941-го, храбро воевал, в 1944-м после прорыва блокады Ленинграда был награжден в Кремле. Осенью 1945-го он получил назначение к новому месту службы — во Львов, и перевез в столицу Галиции семью.

Этот период запомнился подростку повальными арестами местных жителей за украинский (а иногда и польский) национализм, депортацией целых семей в Сибирь и Казахстан... Мимо тюрьмы МГБ на Лонцкого, как вспоминал Феликс Ефимович, ночью нельзя было пройти — доносились крики избиваемых арестованных. 

К евреям относились не лучше, на месте разрушенного немцами еврейского кладбища Советы устроили базар, а надгробия вывезли, частично вымостив ими тюремный двор — по этим мацевам 17-летнего Феликса скоро погонят на допросы...

Здание тюрьмы на Лонцкого, Львов 

В Москве был закрыт Еврейский театр, в Минске раздавили грузовиком великого Соломона Михоэлса, в вузах вспомнили о процентной норме. Все это происходило на фоне создания государства Израиль, которое очень воодушевило советских евреев. «В сентябре 1948 года на квартире нашего одноклассника Миши Шильца собрались четверо — хозяин квартиры, Леня Резников, Изя Драк и я, — писал много лет спустя Феликс Бергер. — Мы решили создать «Союз еврейской молодежи», чтобы призвать сверстников добиваться разрешения на выезд в Палестину. …Было составлено воззвание, в котором ничего против советской власти не было и не могло быть, поскольку принимали его четыре комсомольца».

Воззвание пошло по рукам, а 1949-й год «заговорщики» встречали, прикрепив к шторе самодельное знамя — бело-голубое, с красной полосой по диагонали и надо всем — желтая звезда... Все просто: флага Израиля они не видели, но знали о национальных цветах — белом и голубом, красный символизировал пролитую кровь, а присутствие желтой звезды подразумевалось само собой.

Первомайский парад во Львове, 1950 г. 

За десятиклассником пришли 17 февраля 1949 года в двенадцатом часу вечера... Его ждал трехсуточный конвейер допросов во Львовском управлении МГБ и общая камера — ни кроватей, ни столов, ни табуреток. В углу — параша, от которой идет нестерпимая вонь. Положить голову на колени нельзя — в дверь стук: «Не спать!». «Большинство «обитателей» — местные украинцы, есть 12-летние, есть 70-летние, — вспоминал Бергер. — Встретили меня, еврейского парня, сына военного, бывшего комсомольца, как ни странно, очень хорошо. Кормили, жалели — даже больше, чем своих, как когда-то крестьяне жалели добрых «панычей». А на пасху католический отче освятил меня со всеми и даже угостил куличом...».

Ребятам шили «участие в подпольной антисоветской националистической молодежной еврейской организации»,  что тянуло на 25 лет лагерей, которые и запросил следователь у Особого совещания. Кроме того, чекист требовал  от Феликса оговорить отца, а за отказ избил и отправил в карцер с крысами, где юноша попытался покончить с собой. Дальше была голодовка и поступивший из Москвы приговор: «всего» 10 лет ИТЛ...

В октябре 1949-го заключенного отправили по этапу в каторжный лагерь Кенгир. Подъем в 4.30 утра. Рабочий день 10-12 часов, на обед — мисочка каши. Три месяца спустя Бергеру предъявили обвинение в убийстве другого заключенного, снова били, подвешивали за руки в наручниках. В результате он принял на себя чужую вину и был переведен в камеру смертников. Впрочем, по этому делу юношу оправдали, и заканчивал срок он на Восточно-Кунградских рудниках.

Одесса, конец 1950-х

В 1954-м вышел указ об освобождении лиц, совершивших преступления до 18 лет. Отца к тому времени исключили из партии и изгнали из армии, 45-летняя мать превратилась в старуху… Симпатии десятиклассника к молодому Израилю дорого обошлись всей семье. Вчерашний зэк женился, отслужил в армии, устроился в Одессе монтажником  третьего (низшего) разряда, потом слесарем-сантехником, возглавил бригаду, получил 7-й (высший) разряд и стал мастером-прорабом. Окончил вечернюю школу и вечерний факультет инженерно-строительного института.

Реабилитировали Феликса Ефимовича лишь в 1989-м. Он сотрудничал с Одесским «Мемориалом», возглавлял Ассоциацию жертв политических репрессий, работал в областной администрации.

В 1990-е Бергер эмигрировал в США, осел в Миннеаполисе. Как спустя много лет он оказался в Москве — городе, в котором никогда не жил, остается загадкой.

Изя Драк (слева) и Феликс Бергер

На этом можно было бы ставить точку (вернее, многоточие), если бы не реакция части российского сегмента социальных сетей на смерть этого много пережившего человека. «Ну и ехал бы в свой любимый Израиль в 1954 году воевать, а …деть вас много умельцев, а как до дела, то лучше отсидеться в холодной и нелюбимой России»; «Кому он там нужен со своим еврейским союзом? Это в СССР он мог им руководить, а в Израиле работать нужно»; «Так себя возненавидел?»; «Мог бы и пораньше, чего 89 ждал?»; «Вот если бы не репрессировали здесь, а выслали сразу в Израиль, то и до пенсии не дожил бы». Здесь, наверное, должны идти рассуждения о «наследниках Сталина» и тоталитарном наследии, но их не будет. Во-первых, потому что, когда Сталин умер, большинство этих комментаторов еще не родились. А информация о ГУЛАГе уж лет 30 лет как вполне доступна всем, кого интересует эта тема. Так что не стоит путать незнание с животной ненавистью.

А вот Украина, где одессит Бергер прожил две трети своей жизни, могла бы вспомнить о своем уроженце. И хочется верить, что в рамках проекта «Последний адрес» на львовском доме, из которого чекисты уводили 17-летнего школьника, появится табличка в память о Феликсе Ефимовиче Бергере.

Максим Суханов 

Самое читаемое