Общество Угроза

Исход миллениалов: Украина теряет наиболее продуктивное поколение своих граждан

13:25 22 фев.  1741 Читайте на: УКР РУС

Эмиграция молодежи, по мнению экспертов, набирает пугающие обороты. И этот тренд, в основе которого - состояние экономики и системы образования, в ближайшие годы не изменить.

Эксперты делят эмиграцию украинских граждан на три вида: утечка рабочих рук, хороших специалистов и перспективной молодежи. Наиболее решительны, как показывает статистика Киевского международного института социологии, именно последние. По их данным 55% украинцев от 18 до 29-ти хотят покинуть страну. Для сравнения, среди людей от 30 до 39 таких 44%, среди сорокалетних – около 33%. Многие уже бьют тревогу – по оценкам аналитиков с такими темпами эмиграции к 2050 году украинское население уменьшится до 32 миллионов. Данные ООН чуть более оптимистичны: они прогнозируют уменьшение до 36 млн.

Мировая тенденция или локальная опасность?

Кажется, что причины для решения переехать очевидны: нестабильная ситуация в стране, желание найти более комфортную жизнь «за бугром» и отсутствие перспектив. А кроме того, тотальное разочарование и потеря надежды на то, что жизнь на Родине сможет стать лучше. Согласно социологическим опросам, каждый четвертый – не верит в то, что Украину ждут позитивные перемены и светлое будущее. 

Хотя даже те, кто мыслят более оптимистично, всё равно настроены на переезд: «Постепенно все будет становиться лучше. Другой вопрос, что у меня лично нет 10-20 лет чтобы ждать «Покращення». Если моя жизнь не будет вечной, то вряд ли я на своем веку смогу увидеть, как Украина сравняется с США и Западной Европой», - рассказывает Илья. Он сейчас учится в Украине, но делает всё для переезда в страну мечты – Америку. 
«Лучшие стремятся к лучшему. С этим бесполезно бороться. Центр человечества – на Западе. Если ты чувствуешь в себе силы и горишь желанием занять свое место в самой богатой и самой конкурентной среде – в этом нет ничего постыдного. Более того, может быть, если все квалифицированные и амбициозные уедут — коррупция захлебнется в своей желчи и самоуничтожится...», - рассуждает студент о своем желании поменять место жительства. 

Так и выходит, что из 13 млн украинцев, желающих покинуть страну, больше половины – люди до 30-ти лет. Их привлекает как возможность зарабатывать достойные деньги честным путем, так и стремление развиваться в выбранной отрасли. Образование и наука в Украине, как минимум, не современны. Из-за этого логика абитуриентов, выбирающих ВУЗы за границей, предельно проста: если выйдет остаться – прекрасно, если придется вернуться – диплом европейского образца оценят и на родине. Украинские же корочки в Европе по большей части не котируются. Вот и приходим к ответу на вопрос: ехать или не ехать?

Однако для справедливости стоит сказать, что мобильность молодежи актуальна не только для Украины, но и для всего мира. Например, по данным Evening Standard в 2011-м году около 65% молодых британцев думали о том, чтобы покинуть свою страну, а 52% из них планировали такой переезд. Причина – уровень безработицы среди молодежи в Великобритании был самый высокий за всю историю (по крайней мере пока существует статистика). Точно также сильные эмиграционные потоки в сторону Запада начались в Польше, когда она вступили в ЕС. Из-за этого в Великобритании сейчас самая большая польская община среди иммигрантов (свыше 800 тысяч человек по официальным данным). Их диаспора расширяется и в Германии. 

Кроме того, сегодня часто наблюдаются внутри-миграционные процессы молодежи по всей Европе. Часто это связано не с поисками лучших условий жизни, а более прозаичными причинами: желанием пожить отдельно от родителей, стать самостоятельными, посмотреть мир, путешествовать, попасть в новую среду, подтянуть язык и другие. Для поколения миллениалов особенно актуален так называемый «рынок опыта», то есть возможность ощутить, попробовать и увидеть как можно больше. Многие, покидая родной город, ждут именно таких, глобальных, перемен и переворота сознания. 

Часто такое путешествие превращается в «долгий путь домой», так как после нескольких лет, ближе к возрасту 25-30 молодые люди приходят к желанию «оседлости», а потому возвращаются домой, если не успели укорениться за границей. Для украинцев это также актуально: грантовые программы заканчиваются, как и бакалаврат за родительские деньги. Найти хорошую работу, а главное – наладить социальную жизнь для эмигрантов остается очень непростой задачей. Это толкает вернуться к семье и старым друзьям. 

Статистика не может рассказать об эмигрантских горестях, но, как правило, в социальный контекст чужой страны вписываются немногие. Саша учится в Нидерландах на компьютерных технологиях, говорит, что местное население почти не идёт на контакт с приезжими: ««Своим» стать пока не удалось, общение с большинством голландцев мне наладить сложно. С интернациональными студентами, наоборот, все замечательно». 
Так и выходит, что круг общения украинских студентов в заграничных ВУЗах чаще всего состоит из таких же интернациональных ребят или же только русскоговорящей общины, что формируется внутри гостеприимного университета. 

Исключением разве что становится Россия и Польша. К слову, хотя миграционные потоки из Украины и стали более европейско-ориентированными, в направлении РФ они всё ещё достаточно сильны. При чем речь не только о восточных регионах страны, но и о столице. Например, Мария переехала в Москву для того, чтобы заниматься искусством. Она учится в университете МИТРО на режиссера

«Я занимаюсь кино и не считаю, что на сегодняшний день в Украине можно учиться этому ремеслу. К сожалению. Да, конечно, есть ВУЗы, но уровень преподавателей, возможность выбирать и перспективы у молодого автора зачастую очень скудные. О возвращении на Родину для постоянного проживания не думала, но для работы у меня масса идей и амбиций. В моей сфере в Украине непаханое поле, хочется это исправить», - объясняет свой выбор девушка.

Патриотизм – не аргумент

В современном мире человеческий капитал – большая ценность. За специалистами идет настоящая конкуренция между странами. Украине не удается предложить больше, а чаще – и дать достаточно. Особенно это актуально для молодых людей (возрастом от 18 до 35 лет) с высшим образованием на Западной Украине. Согласно опросам, 44% из них хотели бы уехать, чтобы работать по специальности в другой стране. Но хотеть – не сделать. 

Хорошие предложения есть только для лучших: наиболее квалифицированных, выносливых, инициативны и амбициозных. Так как поток идёт не только из Украины, а и всех стран постсоветского пространства, конкурируют эмигранты не только с местным населением, но и друг с другом. Хорошо ли это для мира? Вполне. Ведь доступ большего количества людей к инструментам создания инновации (которые есть в развитых странах) сделает жизнь каждого лучше. Как это работает? Например, украинский гениальный ребенок из села уезжает в Америку и разрабатывает там уникальную и прогрессивную технологию протезирования. В итоге тысячи травмированных АТОшников получают возможность вернуть себе конечности. Такой пример можно придумать для любой отрасли. Главное – человек попадает в условия, где может развиваться в своей сфере. Для украинских ученых в родной стране слишком низкие потолки. Поэтому для реализации приходится выбирать заграничные компании и лаборатории.

«Я гражданин мира. Патриотизм — это, безусловно, хорошо, но в реалиях 21 века, когда нам доступны и перелеты, и общение за пределами страны, и тем более террабайты информации, глупо отрицать то, что мир стоит на пути к полной глобализации. Да и если человек реально патриот своей страны, его локация никак не повлияет на это. Вы же слышали об отношениях на расстоянии? :)», - рассуждает Лера. Она закончила школу в Англии, после чего не смогла поступить в Америку и ей пришлось вернуться домой. Сейчас она учится в КНТЭУ на маркетолога и мечтает перевезти семью в Берлин. Её отношение к патриотизму показательно, так как подобным образом мыслят многие прогрессивные молодые люди:
«Я считаю, что совершенно неважно, где ты живешь, если ты счастлив. В Украине, к сожалению, много несчастных людей. Не могу точно сказать почему, я не знаю. Возможно, потому что здесь жаловаться и грустить — норма; идешь по улице улыбаешься своим мыслям, а люди вокруг смотрят как на идиота, чего это она такая радостная?»

Из села – в город, из города – за границу

Для современного мира как никогда актуален культ самосовершенствования и движения вперед. Людям всё время нужно больше и сегодня им не стыдно заявить об этом. Поэтому даже если условия жизни являются сносными, а зарплата сравнительно неплохой, молодые люди всё равно хотят пойти по программе максимум. 

«Мне повезло с начальной точкой отсчета — родилась и выросла в Киеве. Но в этом есть и один огромный недостаток: объективно, Киев — лучшее место для жизни в Украине. Совместим с тезисом о том, что, если человек не развивается, он просто стоит на месте и регрессирует. Итог, я думаю, понятен», - говорит о своей позиции Лера. А затем добавляет: «Сейчас будет очень циничная и пафосная фраза. Но в Украине хорошо живется только тем людям, которые могут позволить себе жить не в Украине».

Самым популярным направлением для украинской молодой эмиграции остается Польша. За последние 3 года количество украинских студентов там выросло с 10 тысяч до более 35-ти. Её выбирают, так как страна, по сравнению с представителями бывшего Союза, имеет высокий уровень жизни, а относительно всей Европы – достаточно дешевый. Образование соответствует критерию «цена=качество» и ментальность местных максимально похожа на украинскую, что позволяет быстро адаптироваться в стране.

«Польша – это оптимальный вариант для тех, кто не может позволить себе учебу в той же пресловутой Германии. Кстати, многие мои знакомые рассматривают её как возможность уехать затем куда-то западнее для получения магистратуры, либо же сразу для поиска работы», - рассказывает Валера – студент Лазарского университета. Он переехал из Лисичанска в Киев с началом войны. После школы – поступил в польский колледж. Сегодня в планах Испания или Германия, но вряд ли возвращение на Родину.

По данным «Европейской правды», только 9% украинских студентов после обучения планируют возвращаться домой. 29% из них хотят переехать в другую страну ЕС, а 28% остаться в Польше. 26% студентов еще не определились с дальнейшими планами.

Из всех 35 тысяч украинских студентов, стипендии в Польше получают не более 2 тысяч. То есть основной поток украинских абитуриентов живут и учатся там за деньги родителей. Это ещё раз подтверждает то, что иностранное образование в основном доступно для обеспеченных семей. Люди с меньшим доходом или дети из провинции, как правило, вынуждены пользоваться исключительно украинским пакетом возможностей. 

Чем украинское образование хуже?

Желание учиться за границей появляется у молодых людей ещё в школе. Отчасти, потому что система образования в Украине очень устарела. Домашние задания в младших классах (уже, к счастью, отменили), по 20 предметов (для сравнения в Англии – не более 6) в школьной программе и при этом отсутствие возможности отказаться от тех, которые не интересуют ребенка аж до 11-го класса. Да и сам подход к образованию совершенно иной, чем в Европе. Система построена по принципу зазубривания, что продолжается и в высших учебных заведениях. Понимание – не всегда обязательно, как и собственно мышление. Для сравнения, в Британской системе образования существуют предметы по социальным навыкам, которые пригодятся всем без исключения, сексуальное просвещение, а также предметы, развивающие критическое мышление. Это сделано для того, чтобы в первую очередь взрастить личность, и только потом снабдить её максимальным количеством знаний. 

Казалось бы, подход спорный. Но на деле его эффективность доказана, а логика очевидна: основная задача системы образования помочь людям найти место, где они смогут быть максимально полезны. В Украине же институт профориентации отсутствует в принципе. Из-за этого из года в год мы наблюдаем, как большинство дезориентированных абитуриентов поступают на экономистов, юристов и маркетологов, смутно представляя своё будущее в какой-либо профессии. Поступить оказывается легко. В Украине один из самых высоких показателей получения высшего образования в Европе – около 80%. Для сравнения, в Чехии этот показатель из года в год не превышает 35-40%. Очевидно, украинскому рынку столько специалистов не нужно, из-за чего он и становится переполнен юристами и экономистами, в то время как рабочие профессии вроде строителей, слесарей, сантехников и даже дворников сегодня в дефиците. Результат ироничен: выпускник условного ПТУ гораздо быстрее находит работу, чем студент престижного ВУЗа. Да и начальная ставка скорей всего будет выше. 

Такая диспропорция трудового рынка существует, потому что украинские ВУЗы существуют сами по себе: они продолжают брать бюджетные деньги на устаревшие специальности, вакансии по которым уже никогда не появятся, используют учебную базу, почти никак не связанную с реальной работой будущих специалистов. И это, не говоря о коррупции, занижении оценок бюджетникам и других прелестях украинских реалий. Так и выходит, что по специальности из получивших высшее образование работает лишь 42%. Остальные 58% выбирают другую область, иногда даже не пробуя себя в полученной профессии. 

ВУЗов в Украине также слишком много: 6,35 учебных заведений на 1 млн человек, тогда как везде в Европе эти показатели в среднем не более 4 университетов на 1 млн населения. При этом из 288 украинских университетов ни один не вошел в топ-400 мирового рейтинга учебных заведений QS World University Rankings. В том числе и потому, что не даёт никаких гарантий трудоустройства своим студентам. 

Из-за количества выпускников, не актуальности учебных программ, а иногда и целых специальностей, а также качества образования, украинские дипломы не имеют той ценности, которая могла бы стоит потраченных лет и денег. 

Всё это очевидно негативно влияет на экономическую ситуацию в Украине и провоцирует как эмиграцию молодых людей, так и набирающую обороты в последние годы трудовую эмиграцию. 

Вина работодателя? 

Элла Либанова – директор института демографии и социальных исследований комментирует ситуацию с эмиграцией так: «Государство на самом деле тут ничего сделать не может. Сделать могут только работодатели. Как только они поймут, что сегодня не избыток рабочей силы, а дефицит, как только поймут, что очередь к ним за этим рабочим местом не стоит, за той зарплатой, что они предлагают, они начнут идти на уступки.»

Согласить с ней не выходит, так как всё не так просто. Во-первых, потому что рынок труда и предложения от работодателей не существуют в вакууме. Бюрократическая система и экономическая ситуация существуют таким образом, что вести предпринимательскую деятельность в Украине для малого и среднего предпринимателя – настоящее пекло. Льготные преференции созданы только для олигархов вроде Ахметова, Льовочкина и Фирташа. Обычный человек, открывающий своё дело, тут же сталкивается с десятками проверок, которые часто превращаются в коррупционное вымогательство в добавок с непосильными налогами и арендой помещения дороже, чем в Европе. Это же касается рейдерства, которое до сих пор существует в украинских реалиях, а также низкой покупательской способности населения. Ведь каким образом работодатель может повысить зарплату всем своим сотрудникам, не повысив при этом конечную цену продукта или услуги, что он продаёт? Разве что работать себе в убыток.

Во-вторых, не стоит забывать, что само государство также является работодателем. И повышение зарплаты бюджетникам в таком случае его прямая обязанность. Это тот минимум, за который отвечает именно власть – разнести налоги населения, не потеряв половину, до учителей, врачей и коммунальщиков. Так как этого не происходит, уже сегодня наблюдаем дефицит кадров среди этих профессий. 

И, в-третьих, работодатели и эксперты в HR уже давно осведомлены о кризисе на трудовом рынке. При чем осведомлены как никто другой. 

«На украинском рынке труда огромный кризис: все уехали, а те, кто остался, не хотят работать. Если раньше люди стояли в очереди за работой, то сейчас работодателю очень сложно найти нормального сотрудника. [...] У нас даже появился термин “бизнес-бегство”, а ведь на бизнесе и держится экономика. Такие дела.», - говорит молодой украинский предприниматель Егор. 

Его поддерживает и один из самых успешных предпринимателей Украины, Евгений Черняк: «У меня работает хороший специалист. Приходит и говорит, что едет в Польшу, потому что там ему будут платить больше. Я предлагаю заплатить ему те же деньги. А он отвечает мне: «А дороги? А медицина? А страховка?» и так далее. И здесь мне уже предложить ему нечего».

Так что без вмешательства государства ситуация так просто не разрешится. Другой вопрос, что альтернативы для реформ достаточно широкие. Так, экономический эксперт Алексей Плотников предлагает полностью уйти от неолиберальной модели развития к социальной экономике, чтобы «государство повернулось лицом к своим гражданам». Политики говорят о «возрождении надежды», чтобы это не значило. Но стоит сказать, что и правительство делает небольшие шаги для улучшения ситуации – Кабмин уже заявил о повышении средней зарплаты украинцев до 10 тысяч гривен. Будут ли успевать эти меры по улучшению жизни за стремительным потоком эмигрантов – покажет время. 

Оксана Чумак, специально для Lenta.UА

Самое читаемое