Политика Власть

Те, кто говорит, что вариант с дефолтом — это нормальная история — предатели и сволочи, - Сергей Фурса

16:26 08 апр.  6983 Читайте на: УКР РУС

О том, почему Украине придется брать кредиты, насколько сильно упадет наша экономика, о аргентинском «сценарии» и «антиколомойском» законе, Lenta.UA пообщалась с известным экономическим экспертом Сергеем Фурсой.

Вчера стало известно о том, что Кабинет министров разработал новую – уже третью по счету – версию «коронавирусных» изменений в госбюджет. Исходя из опубликованной премьером Денисом Шмыгалем инфографики следует, что некоторые министерства не досчитаются предусмотренных ранее денежных поступлений, Пенсионному фонду дополнительно подбросят 20 млрд, а смета специально созданного для борьбы с Covid-19 и его последствиями составит 97 миллиардов гривен. При этом Минэкономики, которому, кстати, собираются урезать миллиард, публикует данные по валовому внутреннему продукту (ВВП) за первые два месяца 2020 года, согласно которому падение экономики уже составило 1,7%. Подчеркнем, это – данные за январь/февраль, когда еще никакой пандемии и, соответственно, карантина, не было в помине и вся страна жила в обычном будничном ритме. Тем не менее, в правительстве планируют, что ВВП в текущем году упадет всего на 5%. О том, насколько реалистичными являются прогнозы Кабинета министров, и как украинская экономика будет выходить из пост карантинного кризиса, Lenta.UA поговорила с известным экономическим экспертом и инвестиционным банкиром Сергеем Фурсой.

- Сейчас одной из топ-тем являются перипетии вокруг «антиколомойского» законопроекта. Действительно ли непринятие данного документа сделает невозможной ближайшую перспективу практического сотрудничества официального Киева с Международным валютным фондом (МВФ)? 

- На данный момент МВФ для нас не просто нужен, он безальтернативен и критически важен. Ранее мы говорили о том, что если не будет фонда, то перед Украиной замаячит перспектива дефолта. Это правда, но дефолт может показаться на горизонте где-то в сентябре. А сейчас же, в связи с карантином, возникла другая история — наличие у государства ресурса для поддержки. Дефицит бюджета увеличен в четыре раза, а это значит, что нам нужно занять в четыре раза больше денег. И на данный момент никто, кроме Международного валютного фонда не будет давать нам эти финсредства. Все остальные, кто может давать деньги в любом случае, так или иначе привязаны к МВФ. Поэтому, чтобы пройти карантин и (не хочу использовать фраз типа: умереть с голода) хоть как-то поддержать людей, нам критически важен кредит МВФ. 

- Критики сотрудничества с МВФ заявляют о том, что новые займы тотчас уйдут на погашение существующих. Вместе с тем, власть утверждает, что кредит будет направлен напрямую в бюджет. По вашим данным, существует однозначное решение относительно движения средств фонда?

- В этом году, в случае, конечно же, успешного переговорного финала, деньги МВФ пойдут непосредственно в бюджет для поддержки, скажем так, самых бедных граждан Украины.

- На сегодня более 80 стран мира подали заявки в МВФ о выделении кредитной помощи. Какие тут у нас шансы не остаться за бортом?

- История, там, где десятки стран выстроились за помощью МВФ — отдельная. Тут речь идет о специальной программе МВФ по спасению от коронавируса. Мы тоже туда подали заявку, но максимум, который по этой программе может получить Украина — $1,4 млрд. Эта сумма в нынешнем году для нас, все равно, что мертвому припарки. То есть, это, конечно, приятная мелочь, однако ее, мягко говоря, недостаточно без глобальной программы. Сейчас, кстати, МВФ готов закрыть глаза на несовершенство закона о рынке земли и это очень важно, поскольку мы реально приняли какую-то, простите за выражение, туфту. Тем не менее, МВФ и Мировой банк, судя по всему, готовы войти в положение, закрыть глаза на это все. Так что единственной препоной сейчас является так называемый «антиколомойский» закон. Но, как мы знаем, отдельные депутаты, ориентированные на Коломойского, подали в законопроект более 16 тысяч правок. Подчеркиваю: в закон из 100 абзацев, который состоит из 16 тысяч слов. Скорее всего, Коломойский платит за каждую правку отдельно, стимулируя тем самым, подавать еще и еще. Ситуация доведена до абсурда…

Можно, конечно, целый год идти по так называемым поправкам, но времени нет. Деньги нужны уже на вчера, а завтра они будут нужны еще сильнее. И курс гривны укрепляется именно потому, что в прошлый понедельник все поверили, что в Офисе президента отыскали пару «тестикул» для того, чтобы поставить олигарха на место. И если это только показалось, если их за неделю потеряли, то все ожидания в экономике развернутся на 180 градусов.

- Почему Запад готов закрыть глаза на земельный вопрос, но при этом категоричен в вопросе «антиколомойского» закона?

- Потому что, во-первых, весь западный мир, который буквально тащит нас за шкирку в направлении цивилизации, заинтересован в реальной, а не декларативной деолигархизации Украины. Во-вторых, они не очень готовы давать нам деньги, которые мы будем отдавать Коломойскому. А глобально — национализация «Приватбанка» была частью программы МВФ. Это была очень важная часть реформы банковского сектора.

То, что мы сейчас более-менее нормально чувствуем себя на валютном рынке — это результат того, что мы закрыли огромную дыру в виде «Приватбанка», который откачивал, выводил деньги, словом, занимался непотребством. Этого сейчас нет. Очевидно, что любой откат в этом направлении — это откат реформы, что для Запада недопустимо. Поэтому для них «Приватбанк» - это дело чести.

- Всемирная организация здравоохранения устами представителя ВОЗ Кристиана Линдмаера призывает страны не отменять карантин слишком рано, чтобы не получить откат назад. Вместе с тем, текущие ограничительные меры правительства Шмыгаля, по оценкам специалистов, вызовут падение ВВП страны на 4-5% в годовом измерении, а продолжение жестких карантинных мероприятий до конца мая приведет к падению экономики на 9-10% от ВВП. Что, с учетом разноплановых рисков, правильнее сделать: продолжать карантин, ужесточать или ослаблять?

- Мы можем позволить себе ослабление карантина только в тот момент, когда будем понимать, что все под контролем. Карантин ослабить очень легко, вообще без проблем, но если мы вернемся в точку «А» и надо будет все начинать сначала, это для экономики будет в разы больнее. Выходить из карантина нужно очень осторожно. Это как выходить из голодания — один не верный шаг и ты на исходящей.

- «Почти миллиард за две недели. Органы государственной власти на всех уровнях через Prozorro приобрели необходимые для борьбы с COVID-19 товары на сумму 954 миллионов гривен», - написал давеча у себя в Telegram премьер Денис Шмыгаль. Это приемлемая цифра?

- Очень важно понимать, что у нас вопрос сейчас стоит не о секвестре бюджета, а о снижении доходов и увеличении расходов. Поэтому выделение дополнительных средств на противодействие и борьбу с вирусом, вполне логично. А вот насколько эффективно расходуются эти средства (которых пока что нет) — вопрос, требующий отдельного изучения.

- Столичные власти заявляют об обвале платежей за услуги ЖКХ. Так, в марте уровень оплаты в Киеве просел на 15-20%. Вряд ли по всей стране ситуация выглядит лучше и, очевидно, кризис неплатежей будет только лишь усугубляться. Могла ли отечественная власть, следуя примерам других стран, выработать особую карантинную тарифную политику?

- Нельзя сравнивать украинские условия с американскими или европейскими. Если бы мы могли печатать евро или доллары, да, вариантов было бы масса, но мы не можем себе это позволить. Одним только увеличением дефицита бюджета до 8% мы уже существенно наращиваем нашу долговую нагрузку. Более того, пока не будет поступлений МВФ, мы вообще не можем себе ничего позволить.

За несвоевременную уплату услуг ЖКХ не будет насчитываться пеня, поэтому можно считать, что своеобразные коммунальные каникулы уже есть. И из-за этого тоже, кстати, ожидается большой провал, потому что граждане думают: нет пени – можно не платить. Поэтому ключевой вопрос на сегодня состоит в том, где государству взять, а, точнее, одолжить ресурсы, а уже потом уже можно думать, каким образом их рационально распределять – на коммунальные спецпрограммы, кредитные каникулы и так далее. Пока мы не одолжим деньги у МВФ, будем жить на сухом пайке.

- Вчера в Кабмине обнародовали инфографику с показателями обновленного бюджета, где «корзина» анонсированного ранее фонда борьбы с Covid-19 составляет 97,1 млрд грн. Тут также речь идет о привлечении средств извне?

- Конечно, чтобы профинансировать этот фонд, нужен долг, а долг — это Международный валютный фонд.

- Увеличение расходов на пенсионное обеспечение с 172,6 млрн до 192,3 миллиардов — это также пока что виртуальные кредитные средства?

- У нас и без того дефицит Пенсионного фонда, поэтому, да – это все в долг, но это решение правительства (об увеличении расходов на пенсионное обеспечение — Ред.) очень нелогичное, потому что помогать должны тем, у кого все меняется. У пенсионеров не меняется ровным счетом ничего, они как получали свою пенсию, так и будут ее получать. Поэтому, в условиях, когда денег и так нет, тратить дополнительные деньги на пенсии, это чистой воды популизм.

Да, пенсии у нас низкие, но отнюдь не пенсионеры сейчас страдают от кризиса. От кризиса больше всего страдает малый и средний бизнес и те люди, которые по разным причинам (невозможность работать удаленно и т.д.) лишаются работы из-за карантина. Это, прежде всего, касается сферы услуг. Как помогать этим людям — другой вопрос. Французы, к примеру, платят фирмам, чтобы они продолжали выплачивать зарплаты. Словом, формы могут быть самые разные, вопрос в том, где эти компенсационные деньги взять.

- В последнем варианте изменений в бюджет Кабмин предлагает сократить расходы на ремонт и строительство дорог – с 71,9 млрд грн до 70,8 млрд, а выплаты для Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства «ужать» с 18,1 млрд до 17,2 млрд грн. Насколько тут грамотно расставлены приоритеты?

- Я думаю, что на самом деле больше могли урезать дороги. Дороги сегодня — это любимая игрушка президента Зеленского, но строить дороги в условиях, когда у нас вообще нет денег, все-таки не очень разумно. Мы можем пытаться повторить методы Рейгана, но Рейган печатал доллары, так что это немножко другая история. Поэтому, на мой взгляд, если мы можем урезать на какие-то 5% дороги или на 100% Минкульт, то лучше урезать дороги. Но еще и еще раз повторяю: мы можем сколько угодно менять бюджетную форму, но без содержания абсолютно ничего не изменится. А безальтернативное содержание — это деньги МВФ.

- Вы периодически подчеркиваете, что без средств МВФ нас ждет не то, что коллапс — катастрофа. А есть определенная категория политиков, убеждающая в том, что дефолт — это не смертельно и, напротив, сейчас может стать выходом из кризисного тупика. Ваши контраргументы?..

- Политики, которые говорят о дефолте как варианте — это идиоты, большая часть которых отстаивает интересы Коломойского, который всячески пытается спрятаться от прессинга Запада, требующего, чтобы он вернул украинцам $5,5 млрд. Дефолт — это больно. Дефолт — это экономическая катастрофа. Один пример, который мне очень нравится. Аргентина – серийный дефолтер, любят они дефолтить. Так вот, однажды им танки пришлось выводить на улицу, после того, как они сделали очередной дефолт. То есть, еще раз: дефолт — это больно и, прежде всего, самым бедным. Те, кто говорит, что дефолт вполне нормальная себе история — это предатели и сволочи.

- Минэкономики на днях обнародовало микропрогноз, согласно которому инфляция (декабрь к декабрю) вырастет до 11,6%, тогда как ранее ожидалось 5,5%. Цифры реалистичные или можно ожидать «сюрпризов»?

- Сейчас вообще прогнозировать что-либо крайне сложно, но плюс/минус цифры близки к реальности. Очевидно, что они завышают пока что инфляцию с тем, чтобы «раздуть» бюджет.

- «Раздувается» ли также прогнозируемый в Кабмине уровень ожидаемой безработицы — 9,4% при ранее планировавшемся 8,1%?

- Безработица в Украине, учитывая наш тотально серый рынок труда — это показатель, который абсолютно ничего не показывает. Да, безработица увеличится за счет «замораживания», прежде всего, сферы услуг, но говорить о каких-либо конкретных цифрах… это – пальцем в небо. И только на небе, кстати, сегодня известно, когда можно будет начинать «выдыхать» от этого всего.

Но в чем мы молодцы? Мы последовали принципу: если паникуешь — паникуй первым. Мы достаточно рано ввели карантин, и это правильно. Но при этом Украина не проводит масштабное тестирование на Covid-19, поэтому определить любую эффективность невозможно.

- И поэтому мы должны максимально карантинить или…?

- Мы можем и не карантинить. Прекрасно. Что происходит дальше? А дальше люди начинают умирать. Когда люди начинают умирать, остальные – а у нас демократическое государство – начинают буянить и в итоге государство все равно вводит карантин. Британия со всеми своими ресурсами попыталась сыграть в эту игру. Не получилось. Иран пытался играть, и в результате вся страна завалена трупами. Но Иран — это не демократическое государство, где всех недовольных могут расстрелять. Мы так не можем.  Поэтому, карантин — безальтернативен, а вот эти все разговоры о том, что мы таким образом угробим экономику… Да, возможно, угробим, да, это зло, но в любом случае — это неизбежное зло.

Пока что нам везет, потому что цены на нефть и все, что к ней привязано, снизились, руда и металл растут, а пшеница, кукуруза и так далее, не сильно падают. Но будет ли это продолжаться долго, никто сегодня не знает. Все будет зависеть от того, как далее будет развиваться ситуация в мире. Сейчас очень и очень переменчивые времена и нас может вынести в любую сторону, потому что слишком много нынче неизвестных...

Наталия Ромашова

Самое читаемое