История Наука

Историки рассказали, почему памятники архитектуры — это символы истории знания

17:45 08 сен 2020.  1335 Читайте на: УКР РУС

Греки, майя, Нотр-Дам.

Удобная и красивая городская или сельская среда — условие благополучия граждан, как, впрочем, и их экономической независимости от централизованной власти.

Когда во Франции горел Нотр-Дам, люди вышли на улицы, бизнесмены начали жертвовать огромные суммы, а власти и СМИ транслировали и комментировали борьбу с огнем в прямом эфире. Возможно, потому этот собор и оказывается для россиян едва ли не ценнее, чем своё собственное наследие, хотя пример той же Охты доказывает, что массовые протесты и митинги работают в любой стране. Сколько людей в России требуют от главы сельсовета, мэра и губернатора, чтобы церковь, музей или школу восстановили, и готовы столь же внимательно следить за сохранением своего культурного наследия, как следят сейчас за сохранением наследия чужого?

Отдельный человек может не знать историю и не ценить памятники, но бороться за свои права, будучи продуктом той самой истории и тех самых памятников. Другой может превосходно знать историю, но плевать на свои права. Но в обществе может либо не быть ни истории, ни прав человека, либо быть и то, и другое.

Проблема сохранения и воспроизведения достижений прошлого никуда не исчезла. При попытке заново сесть на Луну выясняется, что использованных ранее марок материалов с конкретными свойствами нередко уже нет — надо все рассчитывать заново. Иногда получаются настоящие детективы, как в истории про инженеров, не знавших, как устроен завод, на котором они работают: добыча потерянной документации превратилась в шпионский боевик.

Культура труда, культура сохранять и использовать уже сделанное — не биологически заложенный механизм, а приобретаемый и необходимый навык. Когда инженер садится за чертёж моста или театра, он не доказывает заново сотни теорем и формул: это уже сделали математики и физики. Он не измеряет заново прочность марок бетона: это сделали другие инженеры. И это не его задачи. Экономика тысячелетиями подтверждает, что разделение труда эффективнее.

Нотр-Дам — символ традиции передачи знаний и опыта, которую мы и называем культурой.
Это не только религиозный памятник. Это памятник инженерам, которые смогли построить такое здание, — и много ли других зданий подобного размера и сложности конструкции, которые простояли века? Это памятник письменной традиции и схоластике, из которых выросла вся современная наука; они сделали эту постройку нужной задолго до её появления и делают её важной до сих пор. Благодаря своему антуражу собор стал главным объектом романа Гюго и его экранизаций — и сам стал важнее благодаря этому роману. Это также памятник продуманности труда пожарных, и именно качество организации таких служб определяет, насколько общество устойчиво.

Сохранение подобных памятников — это культура взаимодействия государства и граждан. Традиция и навык необесценивания памяти и нажитого опыта. Собор восстановят потому, что это культура, и, в свою очередь, это культура потому, что восстановят собор. Символ самому явлению памяти поколений и незабвения прошлого — как хорошего, так и плохого. Осознание наличия прошлого опыта — одна из основ мышления в целом и рационального мышления в частности.

Восстановление собора государством (в значении «общество») — знак того, что плоды труда граждан не бессмысленны. Их не уничтожат без особой нужды бульдозером, не экспроприируют. Так же устроена солидарная система пенсий: государство поддерживает механизм помощи человеку, который лишился трудоспособности или состарился. Каждый работающий знает, что и он когда-то будет её получать. Содержание «прошлого» становится инвестицией в будущее.

Отнюдь не случайность, что именно собор Парижской Богоматери вызвал такие эмоции. За этим стоит работа. Работа по созданию образа города. По созданию дорог к этому городу — да, в примитивнейшем смысле, обычных удобных дорог. Работа по созданию инфраструктуры в окрестностях. Не местечкового музея с пыльными облезлыми чучелами боярина и холопа, в который свезли вёдра и прялки со всей округи, а атмосферы живого города вокруг исторического строения. По созданию окружения, которое сделает самоценной поездку в это место. По упрощению доступа туристов: россиянину получить шенгенскую визу проще, быстрее и дешевле, чем европейцу получить российскую, не говоря уже о том, что гражданам большинства развитых экономик виза во Францию вообще не нужна.

 

Ольги Левкун

Новости

Самое читаемое