Политика Выборы-2020

Эти местные выборы демонстрируют, что кумовство в Украине неискоренимо – Владимир Фесенко

11:07 29 сен.  3846 Читайте на: УКР РУС

За считанные недели до выборов кардинальным образом изменилась политическая погода в Харькове. Безоговорочный фаворит состязания за мэрское кресло Геннадий Кернес, хотя де-юре зарегистрирован кандидатом, де-факто, в виду внезапно возникших серьезных проблем со здоровьем, непосредственного участия в кампании не принимает. Его некогда близкий соратник Михаил Добкин тоже решил побороться за пост городского главы Харькова. Об очевидных и завуалированных особенностях грядущих муниципальных выборов Lenta.UA поговорила с известным политологом, главой центра прикладных политических исследований «Пента» Владимиром Фесенко.

- Михаил Добкин, ранее заявлявший о своем намерении побороться за пост киевского градоначальника, решил «приземлиться» в Харькове и теперь уже в первой столице будет бороться за ключи от мэрского кабинета. Говорит, как только Геннадий Кернес поправит здоровье и вернется к полноценной политической жизни, сразу сойдет с дистанции. Вы верите, что тут нет никакой подоплеки?

- Отталкиваемся от фактов. Кернес на выборах зарегистрирован и он может их выиграть даже, что называется, с больничной койки. Что касается Добкина, то я изначально тоже подумал, что это — вариант подстраховки, поскольку они являются бывшими партнерами. Но ключевое слово тут – «бывшие». Разные источники говорят о том, что последние года два, если не больше, отношения между ними не такие добрые и партнерские, как были когда-то…

- Как, например, при съемке небезызвестного ролика о «по-дебильному написанном тексте»…

- Это уже вообще было как будто в прошлой жизни. Кернес тогда был политтехнологом, а теперь он — полноценная политическая единица. Такой себе хозяин города, если хотите. А вот Добкин сейчас своим выдвижением в мэры Харькова, скорее всего, решил воспользоваться ситуацией. Он, как известно, планировал баллотироваться в Киеве, а тут подвернулся такой случай, как болезнь Кернеса и он решил сыграть ва-банк.

Добкин — не такой влиятельный и популярный сейчас в Харькове, как Кернес, но, тем не менее — бывший мэр и экс-глава облгосадминистрации. На мой взгляд, Добкин решил сыграть следующим образом. Если Кернес будет активным, Добкин, как, собственно, и декларирует, может сняться с гонки. А в случае, если нет, он рассчитывает, что значительная часть пророссийски настроенных избирателей проголосует не за Фельдмана, который баллотируется от ОПЗЖ, а за него. Добкин, кстати, в этом смысле не просто более пророссийский, но еще и одиозно-агрессивный.

- Вы упомянули Фельдмана, экс-нардепа от политсилы Юлии Тимошенко. А зачем ему сегодня это все — борьба за мэрство, где шансы его весьма и весьма призрачные?

- Я знаю Фельдмана очень давно. Он был и в БЮТ, и в партии «Наш край»… Он – бизнесмен и у него всегда были сложные отношения с Кернесом. Его долгое время убеждали в том, что он может выиграть выборы. До болезни Кернеса шансов у него фактически не было, а сейчас что-то на горизонте появляется из-за его привязки к ОПЗЖ. Но сам Фельдман — фигура почти аполитичная. Он, в отличие от того же Добкина, точно не идеологичен, не агрессивен, а достаточно нейтральный. А баллотирование от ОПЗЖ — это определенная конъюнктура, попытка использовать популярность данной политической силы в харьковском регионе.

Что же касается Добкина, тут другая история. К слову, он даже меня считает ярым идеологическим врагом, хотя я всегда стараюсь дискутировать максимально корректно. Чрезмерные эмоции — это то, что сильно отличает Добкина от Фельдмана или того же Ярославского. Но что их всех объединяет, так это готовность быть лояльными к власти, дружить с властью, ну, и пользоваться этим по максимуму.

У Добкина, думаю, есть влиятельные российские друзья, которые, не исключено, посоветовали ему включиться в харьковские выборы. Но то, что движущей силой являются его персональные амбиции — очевидно.

- Вы говорите о пророссийскости Михаила Добкина. А насколько далеко в практическом плане в случае гипотетического получения властных рычагов, он может зайти?

- Ну, знаете, одно дело — различные громкие заявления, эпатаж на телевидении, а другое — реальные действия. Кернес тоже отличался не единожды пророссийскими заявлениями. Он в 2014 году, во время Революции достоинства вместе с Добкиным, к слову, некоторое время именно в России прятался, но потом вернулся.

Кернес тоже остро чувствует конъюнктуру. Изначально на последних президентских выборах, пусть формально, но он поддерживал Порошенко, тогда как на парламентские пошел с Ахметовым, при том, что у него очень хорошие отношения с Коломойским. То есть, Кернес – конъюнктурная фигура, тогда как Добкин — идеологически заряженная. Вследствие этой его (Добкина — Ред.) определенной неадекватности, как говорил классик, Остапа может понести.

Я бы не отважился однозначно сказать, как Михаил Маркович поведет себя в той или иной ситуации, но степень пророссийскости там точно более высокая, чем у других кандидатов на выборах харьковского мэра.

- Как вы считаете, насколько обоснованными были предположения некоторых экспертов о создании «ХНР» и сохраняются ли такие риски сейчас?

- Тут невозможно сформулировать простой ответ, поскольку все зависит от обстоятельств. В марте-апреле 2014 года ситуация в Харькове достаточно серьезно пошатнулась в сторону пророссийских сил… Это было, если говорить откровенно, достаточно жутко, поскольку Харьков — это каких-то 40 километров от границы, 50 км от Белгорода. К тому же, Кернес тогда колебался и выжидал… И если по Днепру, следует отдать надлежащее, тогда решающую роль сыграла позиция Коломойского, то по Харькову — Авакова. Он первым из силовиков оправился, быстро «подогнал» полтавский ОМОН и реально спасал Харьков. Наверное, не в последнюю очередь потому, что это его родной город.

- А почему же тогда Ахметов не спасал родной Донецк?

- Честно скажу: для меня это тоже большая загадка, вопрос без ответа. Судя по всему, он просто заигрался. Он одновременно пытался и шантажировать Януковича, и договариваться с ним, а в итоге вообще потерял контроль над Донецком. А когда он уже пришел в себя, опустился с небес эгоизма на грешную землю было поздно — там были россияне. Так что, это однозначно его поражение. Кстати, Порошенко в этом смысле повторяет ошибки Ахметова. Он, судя по его последним заявлениям, тоже заигрался, не осознавая, что потеряет по итогу намного больше, чем у него останется. Эгоизм — саморазрушительное качество в принципе, и странно, что умные люди этого не понимают.

- Вернемся в Харьков. Геннадий Кернес занимает пост мэра с 2010 года, а Виталий Кличко кресло киевского главы - с 2014-го. Чем объясняется их чиновническое долгожительство?

- А они в этом плане не являются некими уникумами, поскольку во всех больших городах страны все действующие мэры имеют достаточно серьезные позиции. Почему так происходит, что Кернес, Кличко, Филатов, Труханов, Садовой сохраняют лояльность граждан? Первая и главная, на мой взгляд, причина — это последствия децентрализации.

Данная реформа пошла в пользу именно мэрам, потому что финансовые ресурсы местного самоуправления, особенно в крупных населенных пунктах, значительно возросли. Для сравнения: бюджет Киева с 2015 по 2020 год вырос в два раза, приблизительно с 30 миллиардов до 60-ти. И по всем большим городам наблюдается похожая ситуация, которой мэры — кто прямо, а кто опосредованно воспользовались. У них в этом смысле гандикап (иными словами — фора — Ред.).

Кроме того, немаловажную роль играет и определенный консерватизм избирателя, а также некие эмоциональные качели. Если еще в прошлом году большинство избирателей выступали за кардинальное обновление власти и голосовали за новые лица, то сейчас подходы несколько другие. Люди не хотят рисковать на местных выборах, руководствуясь принципом «не менять коней на переправе». Ну, и еще одна причина популярности «старых» мэров — это отсутствие у всех парламентских партий сильных кандидатов.

- Сложно не согласиться, учитывая, например, то, что довольно популярная в Киеве «Европейская солидарность» Порошенко так и не нашла претендента в конкуренты Кличко.

- Да, в конечном счете они никого так и не выдвинули в столице. А вообще — у «Евросолидарности», если брать областные центры, есть только один сравнительно сильный кандидат: бывший глава львовской ОГА Синютка. И то, его рейтинг вдвое ниже, чем у Садового. Или, взять ОПЗЖ.  Казалось бы, высокие рейтинги в Одессе или Харькове, но их кандидаты значительно уступают действующим мэрам.

- А почему, как вы считаете, ставленники каждого новоиспеченного президента на посту руководителя той или иной ОГА никогда не составляют серьезной электоральной конкуренции мэрам?

- Это парадоксальный, но, тем не менее, факт. Неожиданностью в этом контексте является победа в 2006 году Черновецкого над Омельченко. Но подобного рода ситуации случаются крайне редко. Приведу еще один пример. В 2010 году, когда Кернес только избирался в мэры, я общался с Ярославским и говорил ему: «Почему вы, учитывая ваши сложные отношения с Кернесом, не выдвинете своего человека на выборы?». Он задумался, а Сергей Лещенко, который присутствовал при беседе, предложил как вариант Степана Масельского (глава харьковской ОГА в 2004-2005 годах). Масельский, кстати, родственник Ярославского по бывшей супруге. Но не суть. Ярославский в итоге ответил: «С тем, чтобы стать, надо хотеть». Казалось бы, банально, но так оно и есть на самом деле. Понятно, что нужно также иметь или найти ресурсы, разумно их аккумулировать, провести качественную избирательную кампанию, но фактор непосредственно желания играет далеко не последнюю роль.

- Каким образом вероятная победа «старых» региональных элит на октябрьских выборах скажется на функционировании общегосударственной властной вертикали? 

- Самым худшим вариантом, который только можно придумать, была бы победа в русскоязычных регионах ОПЗЖ, а на Западе Украины — «Европейской солидарности». Это было бы всё — страна под раскольнический откос. Сейчас же ничего апокалиптического я не вижу.  Победа местных элит? Ну, так мы это уже проходили в 2015 году. Да, сейчас у региональной власти больше рычагов, в том числе финансовых, но ничего страшного. Если «Слуга народа», а, насколько я знаю, они работают активно над этим, станут партнерами местных элит в городских, районных и облсоветах, не произойдет ничего форсмажорного. Такая конструкция «снизу» минимизирует риски противостояния между центральной и местной властью.

- А почему «Слуга народа», что видно невооруженным глазом, оказалась настолько неподготовленной к муниципальным выборам-2020?

- А «Слуга народа», давайте будем объективны, в этом плане далеко не одинока. Почему конкретно «слуги» не подготовились к выборам как следует? Тут все достаточно просто. Надеялись, что им не нужны будут сильные кандидаты — думали, что, эксплуатируя рейтинг Зеленского, выиграют просто на автомате, как выиграли на парламентских выборах. Однако сейчас ситуация совершенно иная, а они упустили тот момент, когда нужно было искать и продвигать, «раскручивать» потенциально сильные фигуры.

Кроме того, против провластной «Слуги народа» сыграла еще ситуация с коронакризисом. А что касается других… Возьмем ЕС, к примеру. Тут срабатывает феномен Порошенко. Он выжигает вокруг себя пространство, зачищая потенциальных конкурентов. «Голос» переживает серьезный кризис, связанный, прежде всего, с уходом Вакарчука. Да, они пытаются выплыть, но часть электората Порошенко у них уже «откусил».

ОПЗЖ… У них серьезная внутренняя конкуренция: с одной стороны Левочкин/Бойко, с другой — Медведчук плюс Рабинович.

- Рабинович, как известно, возглавил список ОПЗЖ в облсовет Одессы. И соратники Медведчука в этом смысле не оригинальны, поскольку действующие нардепы также из других политсил стали «лицами» местных выборов. На кого рассчитана эта, простите, откровенно дешевая во всех смыслах технология?

- Действительно, этим грешат и ЕС, и «Голос». Выдвижение парламентариев на местных выборах — это технология, которую называют «паровозом», когда известная политическая фигура или «селебретис» тянет на своем имени всех. Например, ОПЗЖ в Виннице выдвинула боксера-чемпиона Узелкова. Такие тенденции — следствие открытых списков, когда партии мечутся в поисках известных людей. А народные депутаты в этой истории играют двойную роль. С одной стороны, они медийно известные и только их статус уже вносит в электоральную копилку свои дивиденды. С другой стороны, если это депутат-мажоритарщик, он хорошо знает округ и может без особых усилий мобилизовать избирателей и влиятельных людей на пользу своей партии.

Кстати говоря, эту технологию использует «Батькивщина» по столице. У них первыми номерами списков в округах идут депутаты Киевсовета. В целом же, это все — циничные политтехнологии, на которые часто, увы, «клюет» избиратель.

- Как, впрочем, «клюет» и на технологию политдинастий. Сын Кернеса ведет его политсилу в харьковский горсовет, супруга Порошенко — первая от ЕС по Киеву и список можно продолжать.

- Такое впечатление, что эта, скажем так, не совсем хорошая традиция, у нас неискоренима. Вспомните клан Балог, братьев Добкиных и Клюевых… Примеров таких семейных подрядов в политике можно привести очень много. Кумовство — это часть нашей культуры, в том числе, политической.

- Не считаете ли вы это — проявлением слабости наших так называемых элит, которые окружают себя априори лояльными братьями/кумовьями вместо того, чтобы привлекать в команду принципиальных профессионалов?

- С тем, чтобы двигаться по очерченному в вашем вопросе маршруту, необходимо владеть талантом кадровой политики. Людей нужно чувствовать, оценивать и раскрывать их качества, и если они имеют потенциал, не отпускать их ни при каких обстоятельствах. Я вам скажу, что из всех наших президентов, пожалуй, единственный, у кого был такой талант — это Кучма, хотя и он тоже совершил немало кадровых ошибок. У Януковича были мощные фигуры, но они пробивали себе путь в большую политику еще задолго до его президентства. Он (Янукович — Ред.) их ценил, хотя и играл постоянно на их противоречиях. Яркий пример — Клюев-Левочкин. Но проблемы с кадровой политикой были у всех. Возьмем Порошенко. Человек — очень продвинутый, в том числе интеллектуально, однако у него были колоссальные проблемы с кадрами. С рациональной точки зрения это даже сложно объяснить. Допускаю, что подобного рода проблемы возникали потому, что он никому не доверял.

- А действующий президент в этом плане качественно отличается? Не секрет, что в студии «Квартал 95» наблюдается острый кадровый голод- все ушли на госслужбу…

- У Зеленского с кадровой политикой тоже большие проблемы, но это, скорее, связано с отсутствием опыта. Он никогда не занимался большой политикой, не имел опыта государственного управления. Если в прошлом году он делал ставку на так называемые новые лица, то сейчас — на опытных людей, которых  на самом деле не так и много. В итоге, Зеленский берет людей, работающих ранее у Порошенко и Януковича… Проблема еще и в том, что соответствующего опыта нет и у окружения президента. Единственный человек, который был подкован в плане госуправления -  Богдан, которого сейчас уже нет на Банковой. Очевидно, что кадровые ошибки Зеленский будет допускать и впредь, хотя он — человек далеко не глупый. Его иногда так пренебрежительно оценивают, дескать комик, комедиант… Нет, он достаточно успешный на самом деле бизнесмен, человек с очень неплохой интуицией и эрудицией.

- А наряду с этими качествами есть у него тот самый государственный стержень?

- Это — не показатель. Вот у Ющенко, например, был, казалось бы, этот стержень, и что? Он был очень слабым президентом во всех отношениях. И Янукович тоже сильным был лишь тогда, когда побеждал, а когда возникали серьезные проблемы, он сразу же давал слабину. В конце декабря 2004 года Янукович сдался еще до того, как на горизонте замаячил так называемый третий тур президентских выборов. Идем дальше. 2012 год. Мало, кто знает, но тогда, после парламентских выборов, он исчез на 10 дней, хотя под ЦИКом собралось всего несколько тысяч человек, а тогдашняя оппозиция была неспособна бороться всерьез.

Наталия Ромашова

Новости

Самое читаемое