Политика Власть

Нещадящий уходящий: какие политические тенденции проявились в «коронавирусном» году

08:07 31 дек.  3601 Читайте на: УКР РУС

Политическое меню по-украински в 2020 году было вызывающе пестрым. Ингредиенты, которые подбрасывали в общенациональный котел представители различных ветвей власти были априори несочетаемыми. В итоге на выходе получился микс чего-то солено-сладкого, горького и до оскомины кислого в одночасье. Lenta.UA выделяет ключевые события и тренды образца 2020 года, которые так или иначе будут предопределять дальнейшее движение нашей страны.

«Мастер спорта» по карантинам

Пожалуй, ни у кого не возникает сомнений в том, что 2020-й прошел под знаком коронавируса, который тотально изменил ситуацию во всем мире. Украине пандемия добавила к прежним проблемам новые, обострила внутренние политические противоречия, а также ускорила падение рейтингов Зе-власти. 

Еще в мае 2020-го президент Владимир Зеленский называл себя и премьера «мастерами спорта» по борьбе с Covid-19, но осенью ситуация радикально изменилась. Десятки тысяч больных ежедневно, сотни смертей в день и катастрофическая нехватка кислорода в больницах показала недостатки в подготовке власти к пандемии. А решение властей направить значительную часть фонда борьбы с коронавирусом на строительство дорог вызвало неоднозначную реакцию в обществе. В целом, волноообразное развитие эпидемии вынуждало искать оптимальные методы противодействия коронавирусному нашествию и ключевым из них стали различные карантинные ограничения.

На протяжении всего года в Украине наблюдались эксперименты с разными формами карантина: от жесткого локдауна весной – до адаптивного карантина летом и в начале осени, и карантина выходного дня в ноябре. Разноплановые коронавирусные вызовы обнажили не готовность медицинской и управленческой систем в следствие чего решения приходилось принимать буквально «на коленке». И если в начале текущего года остро стояла проблема дефицита медицинских масок и санитайзеров, то ближе к осени ребром стал вопрос нехватки аппаратов искусственной вентиляции легких, нехватки медперсонала и критической заполняемости больниц.

Помимо этого, наглядно проявились финансовые проблемы в обеспечении здравоохранения, в том числе и в выплате надбавок к зарплате и страховок для медицинского персонала. Из-за динамично меняющейся ковид-обстановки государство вынуждено постоянно искать баланс между интересами эпидемиологической безопасности и минимизацией экономических потерь от карантинных ограничений. Найти золотую середину, скажем мягко, получается далеко не всегда…

2020 год оказался весьма драматичным для президента Владимира Зеленского, который начал стремительно терять популярность на фоне экономического упадка и неудачного противодействия власти пандемии коронавируса.

Вместо оптимистичных прогнозов роста экономики и эффективной работы властной команды, последовала целая плеяда отставок, экономический спад и провал пропрезидентской «Слуги народа» на местных выборах – особенно в крупных городах, где за представителей Зе-команды голосовать не захотели.

Президент в офисе Ермака

11 февраля 2020 года Зеленский уволил главу президентского Офиса Андрея Богдана, который был одним из главных игроков его команды во время избирательной кампании и первые полгода у власти. Именно Богдан, которого называли архитектором властной Зе-конструкции, выстраивал всю конфигурацию власти после победы Зеленского, организовывал досрочные выборы Верховной Рады и был идеологом монобольшинства и турборежима. Однако, как позже рассказывал сам Богдан, президент начал отдалять его от принятия решений. «Зеленский не имеет ни знания, ни опыта. В его окружении сейчас нет никого, кто имел бы знания или опыт. Там есть персонажи, у которых есть только негатив, они умеют только разваливать», - скажет спустя несколько месяцев после отставки в одном из интервью глава ОП с приставкой «экс».

Кресло главы президентского Офиса долго не пустовало — на смену Богдану пришел его тезка Андрей Ермак. Первые месяцы правления Зеленского как его советник он отвечал за внешнюю политику и переговоры по Донбассу, но после назначения в ОП практически замкнул на себе все. Господин Ермак осуществлял в 2020 году международные визиты, сам проводил совещания с членами правительства и «автономно» от главы государства поздравлял с победой Джо Байдена в США, хотя в Конституции такая институция как Офис президента отсутствует как вид. По большому счету, ОП — это обслуживающая деятельность первого лица структура, но в виду того, что Андрей Ермак стал буквально тенью главы государства (они даже заболели, и выздоровели от коронавируса в один день.) журналисты и эксперты начали шутливо называть его вице-президентом, а Зеленского – президентом в офисе Ермака.

«Ручной» Кабмин в подвешенном состоянии

Волна отставок накрыла властную «пирамиду» в марте, когда не без вмешательства господина Ермака в историю отправили правительство Алексея Гончарука, которого к власти привел Богдан по договоренности с олигархом Виктором Пинчуком. Лишился занимаемого кресла и генпрокурор Рябошапка, которого Зеленский называл 100% своим человеком. Впоследствии впервые в истории Украины кресло генерального прокурора заняла женщина. Ею стала Ирина Венедиктова, которая до получения ключей от кабинета №1 на Резницкой была нардепом от «Слуги народа».

Место Гончарука получил малоизвестный до того Денис Шмыгаль, которого с одной стороны называют человеком олигарха Ахметова, с другой - «ручным» премьером Офиса президента. Действительно, Шмыгаль гораздо охотнее своего предшественника следует советам Банковой, в том числе и в кадровой политике. Последний пример покладистости главы КМУ — назначение решением правительства в обход парламента и.о. министром энергетики одного из экс-руководителей «Нафтогаза» Юрия Витренко, которого, к слову, уже сегодня «сватают» в премьеры.

В конце 2020-го эксперты активно заговорили о возможной скорой замене главы правительства, а последние соцопросы свидетельствуют, что эту идею поддерживают 60% украинцев. Поэтому не исключено, что президент может попытаться сбросить баланс негатива посредством замены премьера.

Весьма показательно, что в коронавирусном 2020 году в Украине изменились три министра здравоохранения и позиции нынешнего Максима Степанова тоже выглядят довольно шаткими.

Отметим, что кадровые перестановки в Кабмине продолжались в течение всего года, но проводить назначения ряда новых министров через Верховную Раду порой очень непросто, а иногда такие назначения и вовсе не проходят, несмотря на убедительные «просьбы» Банковой. По этой причине несколько членов Кабмина работали некоторое время в статусе «исполняющих обязанности». Однако в конце года вступили в силу законодательные нормы, которые резко ограничили и полномочия и.о, и время пребывания их в таком статусе до 30 дней. Таким образом, Рада «показала зубы» Банковой…

На сегодня правительство господина Шмыгаля работает в подвешенном состоянии — две попытки Кабмина получить поддержку парламентариями программы деятельности КМУ на 2021 год оказались провальными. Поэтому, сейчас правительство работает без иммунитета и может быть отправлено в отставку в любой момент.

Другое дело, что если с увольнением премьера и его министров проблем не будет, то с назначением нового состава правительственной сборной не все так просто, поскольку монобольшинства в Раде де-факто не существует, а о турборежиме при принятии решений уже и не вспоминают. Если в 2019 году Рада оперативно одобряла каждую инициативу с Банковой собственным большинством из более 250 депутатов, то сейчас ситуация изменилась кардинальным образом. Почти все решения парламента «слуги» принимают в союзе с другими фракциями или группами, так как самостоятельно провести результативное голосование им не удается из-за фрагментации фракции «по интересам».

В этой связи, начиная с марта парламентские «большевики» регулярно стали использовать механизмы ситуативного большинства. Стабильным неофициальным партнером фракции «Слуги народа» стала депутатская группа «Доверие». Также регулярно поддерживают президентскую фракцию около десятка внефракционных депутатов, а в последние месяцы и ряд депутатов группы «За будущее». По отдельным законопроектам и кадровым решениям голоса давали представители от всех оппозиционных фракций. К примеру, за «антиколомойский» закон, который заблокировал олигарху возвращение «Приватбанка» и законопроект о рынке сельскохозяйственной земли проголосовали депутаты от «Голоса» и «Евросолидарности», ОПЗЖ давала голоса за ряд кадровых назначений (в том числе за министров Степанова и Шкарлета) и за продление закона об особом порядке местного самоуправления в ОРДЛО, «Батькивщина» поддержала бюджет и целый ряд других парламентских решений.

Сложнее всего проходили кадровые вопросы, и при голосовании за утверждение некоторых кандидатур на должности министров происходили сбои. Но в целом в течение 2020 года президентская фракция научилась достаточно эффективно использовать механизм ситуативного большинства. 

В уходящем году отчетливо проявилось демонстрационное неповиновение генеральной линии Банковой со стороны спикера Дмитрия Разумкова. Это стало очевидным, когда он подал вместо президентского – собственный законопроект о выходе из конституционного кризиса. После этого часть президентской фракции демонстративно не поддержала другую инициативу Разумкова в отношении предпринимателей. Такой себе «обмен любезностями»…

На последнем заседании года спикер нажал «воздержался» во время провального голосования за первого вице-премьера Юрия Витренко. Когда впоследствии с подачи ОП (и по желанию олигарха Игоря Коломойского) Витренко таки назначили решением правительства и.о. министра энергетики, Разумков публично возмутился кадровым назначениям в обход Рады. В конце года у Дмитрия Разумкова, согласно свежей социологии, в президентском рейтинге уже было более 4%. Некоторые опросы даже дают Разумкову больший уровень доверия населения, чем самому Зеленскому. Впрочем, скорее всего, о самостоятельном политическом «плавании» действующего спикера говорить пока рано, поскольку его вес во многом определяется занимаемым креслом.

Без «слуг» на местах

Согласно данным опроса, проеденного Центром им. Разумкова, главным политическим событием 2020 года украинцы считают местные выборы (33%). Причем, большинство тех (54%), кто назвал это событие ключевым, считают его положительным и только 11% - отрицательным. Осенние выборы после сногсшибательной победы в президентском, а затем и парламентском марафонах стали холодным душем для Владимира Зеленского и его партии. И хоть «Слуга народа» провела наибольшее количество своих депутатов в местные советы, однако партия не выиграла «мэрские гонки» ни в одном крупном городе Украины. К примеру, в столице кандидат от СН Ирина Верещук заняла только пятое место, а в родном для Зеленского Кривом Роге во втором туре «пролетел» выдвиженец президентской политсилы Дмитрий Шевчик. 

Да, сегодня «Слуга народа» создает коалиции в городских и областных советах. В СН уже похвастались 12 руководителями областных советов вследствие различных комбинаций и договоренностей. Тем не менее, факт остается фактом: в сложившихся раскладах «слуги» уже рядовые партнеры по коалиции, а не монопольные держатели властных рычагов.

Интересная тенденция итогов местных выборов – большой партийный плюрализм. Депутатами местных советов стали представители 110 партий. Среди председателей городских, поселковых и сельских советов – ставленники 46-ти политсил. При этом на низовом уровне (сельские и поселковые советы, громады до 10 тыс. избирателей) преобладают беспартийные избранники: среди депутатов соответствующих советов их аж 96%. Более половины (52,6%) избранных председателей городских, поселковых и сельских советов были самовыдвиженцами, а не кандидатами от партий.

Впрочем, едва ли не главной тенденцией муниципальной избиркампании-2020 стало существенное возрастание политического веса и влияния мэров областных центров и крупных городов, и местных элит в целом. Партии местных элит стали ключевым политическим игроком во многих регионах страны. Это прямое следствие реформы децентрализации, бюджетного укрепления местного самоуправления, прежде всего городских и территориальных общин. Примечательно, что в ходе избирательной кампании отношения между центральной и местными властями стали более противоречивыми и неоднозначными. Мэры целого ряда областных центров позволяли себе прямую пикировку с президентом, игнорируя карантинно-ограничительные решения Кабмина. Это — «диагноз» абсолютно нового характера отношений по линии центр-регионы. Каким окажется этот диагноз для Зе-команды — смертельным или же вполне излечимым, покажет уже 2021-й.

Разочарование года

А вот нынешний год Владимир Зеленский завершил с президентским рейтингом 26,5% среди тех, кто определился и пошел бы на выборы. Такие данные на днях обнародовала группа «Рейтинг». Еще весной 2020 по подобному опросу от этой же соц компании за Зе собирались голосовать 39,3%. На выборах весной 2019-го, напомним, за действующего главу государства проголосовали 73,2% украинцев. Сегодня же 42% наших соотечественников считают Владимира Зеленского «разочарованием года». Эксперты чаще всего называют несколько основных причин ухудшения отношения людей к некогда горячо поддерживаемому президенту. Первая причина состоит в том, что в Украине традиционно все гаранты после первого-второго года в должности стремительно теряют доверие. Вторая причина – избиратели возлагали большие надежды на президента и даже часто приписывали ему обещания, которых он и не давал. Третья причина -существенного улучшения жизни в стране на фоне экономического спада не произошло, а проблему войны в Донбассе Зеленский окончательно не решил. Кроме того, в 2020 году периодически вспыхивали громкие скандалы с депутатами от президентской фракции, которые рикошетом били по электоральным позициям нынешнего хозяина Банковой.

Хотя в декабре 2019 года лидеры стран Нормандского формата договорились о прекращении огня в зоне боевых действий, в январе 2020-го не состоялось даже новогоднее и рождественское перемирие. Военные действия в режиме малой интенсивности продолжались до конца июля. Только 22 июля удалось договориться о прекращении огня, включая прекращение использования беспилотников, запрет на ведение снайперских обстрелов, дисциплинарную ответственность за нарушение режима прекращения огня и ряд других дополнительных мер. Перемирие вступило в силу с 00:00 часов 27 июля. Полного прекращения огня так и не произошло (эпизодические нарушения происходили почти каждый день), как нет полного выполнения и других пунктов соглашения от 22 июля, но боевая активность сократилась почти до минимума.

В основном перемирие соблюдалось до начала сентября. Оно было прервано 6 сентября, когда в результате провокационных обстрелов пророссийских боевиков один украинский военнослужащий погиб, а еще один был ранен. После этого удалось договориться о возобновлении перемирия и формально оно продолжается по сей день. Однако нарушения режима прекращения огня последние два месяца фиксируются уже каждый день, не редкость и снайперские обстрелы, и даже использование минометов. Начиная с сентября каждый месяц происходят боевые потери среди украинских военнослужащих, хотя их в несколько раз меньше, чем было до объявления перемирия. В целом, как считают эксперты, сегодня четко прослеживается тенденция медленного, ползучего возвращения к формату войны малой интенсивности, а вместо режима прекращения огня наблюдается скорее некое «недоперемирие».

Финальным штрихом в целом – довольно мрачной политкартины образца 2020 года стало открытое противостояние между представителями исполнительной и судебной ветвей власти. В конце октября Конституционный суд принял решение об отмене уголовного наказания за недостоверное декларирование, освободив от ответственности тысячи чиновников. Это привело к громкому скандалу, а эффективное сотрудничество официального Киева с внешними партнерами, которые всячески подталкивали Украину развивать антикоррупционные институты, оказалось под вопросом. Изначально Владимир Зеленский попытался «обнулить» КСУ, приведя туда новых людей, но это не поддержали ни в парламенте, ни на Западе. В конце концов Верховная Рада вернула уголовную ответственность за недостоверное декларирование, но тюрьма нарушителям больше не угрожает. После очень жесткой критики председателя КС со стороны президента правоохранители взялись за него и даже вызвали Александра Тупицкого на допрос из-за возможной причастности к ряду коррупционных сделок. А вечером 29 декабря президент, после спецзаседания СНБО, подписал указ об отстранении Тупицкого с должности судьи КСУ. «Я подписываю этот документ ради восстановления справедливости и решения конституционного кризиса», - процитировала президентская пресс-служба главу государства. Однако, с учетом того, что в Конституционном суде уже заявили о намерении «идти до конца» в противостоянии с Банковой, говорить об окончании войны двух высших институций, не приходится. Похоже, все самое «интересное» только начинается…

Наталия Ромашова

Новости

Самое читаемое