Общество Здоровье

Мы все должны переболеть, а эпидемия коронавируса закончится в конце 2021 года – Ольга Богомолец

17:02 13 окт.  10449 Читайте на: УКР РУС

Коронавирус продолжает уверенно шагать по Украине. Ежедневная статистика заболеваемости бьет рекорды и измеряется уже тысячами новых зараженных, и это, констатируют специалисты, еще далеко не «потолок». Между тем больницы столицы и нескольких областных центров заполнены уже более чем на 70%. О том, выдержит ли отечественная медицинская система такие нагрузки и соответствуют ли меры, предлагаемые правительством для борьбы с Covid-19 уже существующим и вероятным вызовам, Lenta.UA говорит с заслуженным врачом, доктором медицинских наук, экс-нардепом, которая в Верховной Раде возглавляла комитет по вопросам здравоохранения Ольгой Богомолец.

- Достаточно противоречивая информация звучит в последние дни от представителей власти относительно коронавирусных тенденций, начиная от того, что вторая волна уже в разгаре, заканчивая тем, что пока не утихла еще и первая. Как бы вы оценили текущее состояние дел с Covid-19, с учетом того, что суточное количество фиксированной заболеваемости стремительно растет?

- Вся информация, которая предоставлялась должностными лицами относительно первой, второй и еще какой-то там волны, не соответствует действительности, поскольку Украина еще не зашла в пиковое плато первой волны. Мы сейчас находимся в части подъема первой волны. Далее нас ожидает плато, которое будет держаться некоторое время и потом уже первая волна должна пойти на спад.

- Можете, хотя бы приблизительно, очертить временные рамки данных циклов с тем, чтобы люди могли ориентироваться?

- Все будет зависеть от тех мер, которые будут осуществлять власть. Один из последних моих постов в Facebook, где я четко разложила по полочкам, что и как сейчас нужно делать, имеет определенное реагирование. По крайней мере, господин Радуцкий (Михаил Радуцкий - нардеп от "Слуги народа", председатель Комитета ВР по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования – Ред.) сразу же заявил, что поддерживает идею карантина выходного дня. Несколько позже было заявлено, что вузы должны быть переведены на дистанционное обучение. Это – два из трех моих требований (третья озвучена госпожа Богомолец требование – немедленно запретить все массовые мероприятия по всей стране, а за нарушение должны быть не штрафы, а уголовная ответственность – Ред.), которые способны затормозить подъем заболеваемости.

Почему для нас крайне важно его - подъем - тормозить? Потому что полгода нам удавалось благодаря жесткому карантина продержаться без очень жесткой фазы подъема, позволил частично подготовить медицинский персонал. Но если вы меня спросите о том, качественно ли выполнена эта подготовительная работа, я отвечу, что она выполнена ужасно, поскольку чиновники занимались накручиванием своих рейтингов, а не решением проблемы по существу. Поэтому сегодня мы не готовы к пиковым цифрам в десять тысяч заболевших, которые у нас будут уже в ближайшее время.

- Вы активно призывали власть возвращаться к идее дистанционного обучения, тогда как многие родители жалуются на такую ​​форму учебы, считая ее, мягко говоря неэффективной. Кроме того, "дистанционка" создает для родителей, чьи дети учатся в младших классах, дополнительные проблемы бытового характера, потому что оставить 6-7 летних школьников дома на весь день решится не каждый. Ваши контраргументы?

- Я категорически не согласна с вашим утверждением о неэффективности такой формы обучения. Дистанционное обучение – это вообще система образования будущего. Но сейчас речь идет о дистанционном обучении сроком на один месяц. Почему это над важно? Потому что именно школьники и студенты в большинстве своем являются бессимптомными переносчиками болезни. Они приносят вирус или в аудиторию учителям/преподавателям или домой, что приводит к увеличению количества заболеваемости среди пожилых людей.

Именно поэтому я предлагала ограничить сейчас пребывание в транспорте, где должны находиться только те люди, которые едут на работу. Это важно для того, чтобы мы не вошли в коллапс, поскольку нам сейчас снова нужно выиграть время, потому что сегодня в некоторых областях больницы перегружены и переполнены. Время необходимо для того, чтобы мы могли подготовиться, чтобы понять десять тысяч больных в сутки.

Нам сегодня крайне необходимо подготовить непрофильных специалистов для того, чтобы они могли оказывать людям помощь. Перепрофилирование врача или подготовка студента-медика, который мог бы стать волонтером, требуют времени, в течение которого необходимо провести соответствующие обучающие семинары. А это пока не начинали делать вообще.

- Сколько времени для этого необходимо?

- Все зависит от организационных возможностей власти. В каждом городе должен быть создан штаб по различным направлениям: подготовке волонтеров, обучению студентов-медиков, переквалификации врачей и тому подобное. Лично я проходила специальный военно-медицинский обучение в израильских клиниках. Так вот, у них в тех клиниках, которые расположены в зоне боевых действий, медицинскому персоналу запрещено находиться на рабочем месте более 12 часов. Отработал 12 часов – столько же времени ты обязан отдыхать. Только такой график позволяет выдержать нагрузки. Если медик будет работать сутки через сутки или более 12 часов без перерыва, у него упадет иммунитет, он будет менее внимательным и более склонным к заражению.

При больших нагрузках медики начнут делать ошибки, а потом начнутся инфаркты/инсульты. Плюс – никто сегодня не считается с тем, что у медиков также возникает посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Мы все говорим о войне и ПТСР, но не обращаем внимания на неадекватные нагрузки, которые имеют место в медицинских учреждениях. Сегодня некому менять людей. Медсестра одна на смене и на нее приходится, условно говоря, 20-30 больных. Какое внимание она им может уделить и выдержит ли хотя бы месяц такого ритма? Конечно же, нет.

Первым признаком посттравматического стрессового расстройства является равнодушие ко всему, что происходит вокруг. Безэмоциональность и равнодушие приведут к тому, что медсестра не будет бежать к пациенту, чтобы поставить капельницу, а врач не придет к больному, чтобы вовремя оказать кислород с помощью ИВЛ. Следствие одно – увеличение смертности.

- Вы рисуете какой-то совершенно апокалиптический сценарий...

- Несмотря на все очевидные и завуалированные вызовы, я настроена абсолютно оптимистично. Мы все должны переболеть и получить коллективный временный иммунитет.

- Упомянутый вами ранее пост в Facebook, в котором вы даете "горячие" рекомендации власти, заканчивается примерно такими словами: "Если не принять этих мер, увидим очереди не в больнице, а на кладбище". Очень "оптимистично".

- Знаете, на самом деле существует страх, который должен мобилизовать нацию и это было ключевой задачей моего ФБ-поста. И еще один важный момент. Нам также нужно создать службу, где люди, которые уже переболели, смогут сдать свои антитела. Честно признаюсь: вторую неделю подряд ищу, где это можно сделать и не нахожу, а я действительно хочу помочь тяжело больным, которым действительно реально помогает сыворотка.

- Как бы вы оценили с одной стороны, действия власти, с другой – рядовых украинцев в карантинных условиях?

- По пятибалльной системе оценила бы на троечку и общество, и власть. Возьмем население. Оно сейчас разделилось на три группы. К первой группе относятся дрожащие и испуганные, которые и спят, видимо, в масках и перчатках. И вот этот их огромный страх приводит к угнетению иммунной системы, потому что это – хронический стресс. Вторая группа – полные "пофигисты", которые, чихая и кашляя, ходят без масок и рассказывают о теории большого заговора космического масштаба и о том, что никакого коронавируса самом деле не существует. В итоге, первая группа вредит себе, а вторая – окружающим.

Что касается третьей группы, то к ней относятся хорошо проинформированные оптимисты – люди, которые дезинфицируют руки, не целуются и не обнимаются, носят маску не потому, что она их защитит от болезни, а из-за понимания того, что каждый из нас может быть бессимптомным носителем. К сожалению, таких людей немного, около трети от общего числа.

Хотела бы еще добавить несколько слов о первой группе, которая кроме себя, вредит также и детям. Поскольку я сейчас работаю в клинике, вернувшись к медицинской практике, ко мне на прием приходят родители с детьми. И в семьях вот этих, скажем так, слишком испуганных, вырастает поколение "ковидних" детей. Что это значит? Ребенок заходит в кабинет врача и мама ему говорит: "Сними маску и перчатки" и слышит в ответ: "Нет, я не буду этого делать". Преимущественно так ведут себя дети в возрасте от четырех до 7-8 лет, подпадающих под панические настроения родителей.

Кстати, есть семьи, которые приводят детей в очках для подводного плавания, а есть взрослые люди, которые приходят с пакетами на руках, ногах и головах. Почему они так себя ведут? Существуют различные модели реагирования на стресс: кто его максимально терпит, кто воспринимает все очень эмоционально. И именно для этого есть власть и средства массовой информации, которые должны четко объяснять, что нужно делать, а что – лишнее.

- Каким образом можно увеличить ряды так называемых информированных или ответственных оптимистов?

- Определенные полюсные реакции у некоторых людей останутся в любом случае, и мы с этим ничего не сделаем. Но стоит настойчиво двигаться в том направлении, чтобы информированных оптимистов было не 30 процентов, а 60. Для этого власти через СМИ должны ежедневно напоминать о правилах элементарной безопасности, а также о том, что чрезмерно бояться тоже не следует – стоит выходить на улицу, гулять, соблюдая при этом четырехметровую дистанцию от людей, а по возвращении домой – дезинфицировать не только руки, но и ноги и не бежать сразу целоваться/обниматься с близкими. И самое главное: стоит постоянно напоминать людям, что ковид на 98% излечим, поэтому нечего ходить и дрожать.

Стоит заметить, что у ковида очень высокая контагиозность, то есть из тех людей, контактировавших с больным, заразится достаточно большой процент. Поэтому, следует понимать, что ключевая задача всех этих карантинных мероприятий – не перепугать людей, а донести им тезис о том, что эти ограничительные шаги, направленные на уменьшение одновременного нагрузки на больницы и медиков.

- В последнее время от представителей власти можно услышать намеки об отмене выборов, намеченных на 25 октября. Как вы думаете, при открытых супермаркетах и ​​других местах массового скопления, избирательные участки могут стать дополнительным "рассадником" коронавируса?

- Я не вижу никаких веских оснований для того, чтобы отменять выборы. Я вижу основания для того, чтобы обустраивать избирательные участки не непосредственно в учебных заведениях, а, например, в их дворах. Снега нет, дождя нет, какие проблемы? А выборы под открытым небом позволят избежать скопления толпы в закрытом помещении. Молчу уже о том, что нам давно следовало ввести электронную систему голосования, но власти почему-то всегда не хватает времени.

- А хватает времени, как думаете, действующему министру здравоохранения на то, чтобы отражать коронавирусные вызовы, одновременно баллотируясь в Одесский облсовет?

- На мой взгляд, совершенно недопустимо, чтобы действующий министр принимал непосредственное участие в избирательном процессе. Впрочем, это для меня недопустимо, а некоторые люди, к сожалению, толерируют подобные явления.

- Сейчас в СМИ и соцсетях активно дискутируется вопрос о целесообразности или не таковой, закупки антикоронавирусной вакцины российского производства. Не буду приводить аргументы "против", поскольку они являются совершенно очевидными, спрошу о вашем отношении к оживленным вакцино-дискуссий, как таковым.

- Лично я вообще скептически отношусь к созданию вакцины от коронавируса и объясню, почему. Дело в том, что вирусы – это отдельная цивилизация. И цивилизационно вирусы развиваются на порядок быстрее, чем человечество. Что делает вирус в нашем организме? Он работает, как феноменальный диверсант-вербовщик. За пределами человеческого организма вирус – ничто и никто, просто мертвая частица, не может претендовать на репликацию (размножение - Ред.). Что делает вирус, попадая в наш организм? Он заходит в клетку и через ДНК или РНК перевербовывает нашу клетку для того, чтобы она стала реплицировать вирусы. То есть, когда наш организм борется против вируса, по сути, он борется против своих же клеток, продуцирующих вирусы.

На сегодняшний день не существует ни одной действенной вакцины против Covid-19. Почему? Смотрите, по информации научных источников, около 90% населения инфицированы вирусом герпеса. И не существует лекарств или вакцин против этого вируса, потому что за нашу жизнь вирус успевает прожить десятки, а то и сотни жизней, помня все препараты, которыми мы лечимся. Так же и бактерии, кстати, адаптируются к антибиотикам. К примеру, тот же широко известный "Пенициллин" уже давным-давно не действует и, более того, уже есть бактерии, которые совершенно не обращают внимание на антибиотики четвертого поколения.

Когда-то в средневековье в императоров и королей существовала традиция принимать маленькие дозы яда. Это делалось для того, чтобы их организм адаптировался к этому яду и когда их кто-то попытается "угостить", это не подействовало. И это действительно работает. Поэтому, когда люди принимают антибиотики, а их мы употребляем в малых дозах вместе с курятиной, другим мясом, наш организм к ним привыкает и в больших дозах они уже не работают. Так вот, возвращаясь к вирусам. Нет еще ни одного препарата, который бы противодействовал «цивилизации» вирусов.

На самом деле в этом нет ничего страшного, потому что человечество нужно вирусам для выживания. Задача вирусов – не истребить человечество, а выжить самим. Это то же, что омела на дереве. Если бы истребляли дерева, омеле не было бы где развиваться. Поэтому омела живет себе потихоньку высасывая из дерева соки, но не уничтожая его. Это уже когда омелы очень много, а дерево очень слабое, оно умирает. Поэтому есть люди, которые умирают от вирусов, поскольку их иммунная система не может противостоять, а есть люди, которые переболеет и забудут.

На самом деле, мы каждый год болеем тем или иным вирусом, просто раньше не было всеобщей паники и массового заражения. Собственно, поэтому я являюсь вакцино-скептиком, но если вакцина будет и будет доказано, что она дает иммунитет хотя бы на полгода, то я безусловно буду поддерживать идею, чтобы государство закупало эту вакцину, но исключительно для медицинского персонала. Причем, закупать можно где угодно, но не в стране, оккупировала часть моего государства.

- Немало денег так называемого коронавирусного фонда были использованы на строительство дорог, тогда как не закуплено ни одного аппарата искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Как вы прокомментируете такой подход к "освоению" средств?

- По информации из открытых источников, глобально на медицину было использовано менее 5%, которые должны зайти в этот фонд. Совершенно недопустимо, когда больницы недостаточно оснащены аппаратами ИВЛ, кислородными станциями, когда не подготовлены медики, мобильные бригады в смену, использовать средства, выделенные на сохранение жизни людей, использовать на популистские видимые вещи, которые позволяют поднять рейтинг того или иного политика накануне выборов.

- Ну, и наконец, как бы вы посоветовали действовать украинцам, с учетом, конечно, недостаточно утешительной коронавирусной статистики?

- Первое и ключевое: необходимо создать и записать для себя алгоритм действий, и как следует делать в случае коронавирусной болезни. Это должен быть четкий и последовательный план действий. Следующее. Сегодня каждый украинец для того, чтобы уменьшить нагрузку на систему здравоохранения, должен выполнять очень простые правила: соблюдать как минимум четырехметровую дистанцию с любыми посторонними людьми, а также коллегами на работе, дезинфицировать помещения (а рабочие – кварцевать), а также руки после выхода на улицу, носить маску в местах массового скопления. Именно маска позволяет условным носителям вируса уменьшить степень заражения или влияния на окружающих.

- Когда, на ваш взгляд, "это все" закончится и мы будем говорить о коронавирус исключительно в прошедшем времени?

- Я – оптимист, поэтому могу вас заверить: как только это закончится, начнется что-то другое (смеется – ред.). А если конкретизировать по ковиду, то эта коронавирусная история, считаю, закончится в конце следующего года. Но важно во всем искать позитив. Коронавирус в конце концов заставляет нас жить немного чище, чаще мыть руки и быть более внимательными к самому бесценному – своему здоровью.

Наталья Ромашова

Самое читаемое