Политика Власть

Мина для Кабмина: что меняет закон, лишающий ряда полномочий и.о. министров

15:26 09 дек.  2989 Читайте на: УКР РУС

Кабмин уже 8 месяцев работает без одобренной Верховной Радой годичной программы и, следовательно, при отсутствии иммунитета, его пытаются держать на коротком поводке. Кто и как — разбиралась Lenta.UA.

В понедельник, 7 декабря, вступил в силу закон, согласно которому исполняющие обязанности министров лишаются большей части своих властных полномочий. Под действие нового закона на данный момент подпадают два министерства — Минэнергетики и Минобразования, которые возглавляют не утвержденные депутатским корпусом министры, а ставленники правительства, исполняющие их обязанности. Если ранее функционал и.о министров фактически дублировал профессиональный «пакет» полноправных членов правительства, то сейчас ситуация изменилась, причем кардинальным образом. По сути, новые правила корректируют лишь одну норму — четвертую часть девятой статьи закона «О центральных органах исполнительной власти», где, в случае, если должность министра является вакантной у лица, исполняющего его обязанности, отбираются все руководящие возможности.

К примеру, теперь, человек, пребывающий в Кабмине в статусе и.о министра, не имеет права осуществлять руководство министерством, определять приоритеты работы министерства и пути исполнения возложенных на него задач, утверждать планы работы и отчеты об их исполнении, вносить премьеру предложения о назначении на должности заместителей министра, утверждать структуру аппарата и его территориальных органов, визировать своим автографом приказы министерства. Помимо этого, исполняющие обязанности министра не имеют, как было до недавнего времени, полномочий создавать, ликвидировать, реорганизовывать территориальные органы министерства как структурные подразделения аппарата, которые не имеют статуса юрлиц, вносить на рассмотрение Кабмина предложения в случае мотивированного отказа губернаторов, отменять акты террорганов министерства, поднимать вопрос о поощрении или привлечении к дисциплинарной ответственности первого зама, заместителей и госсекретаря министерства, а также принимать решения о распределении бюджетных средств, распорядителем которых является министерство.

Таким образом, у «и.о» остаются лишь чисто церемониальные функции: поднимать вопрос о присвоении рангов госсекретарю, представлять министерство в публично-правовых отношениях с другими органами власти, привлекать госслужащих к рассмотрению тех или иных профильных вопросов и созывать совещания.

В настоящее время под новое положение подпадают сразу два временно исполняющих обязанности министров – Сергей Шкарлет (и.о. министра образования) и Юрий Бойко (и.о. министра энергетики). Они оба теперь лишены абсолютного большинства своих полномочий.

Автором весьма значимой для работы правительственного механизма законодательной поправки является представительница фракции «Батькивщина» Алена Шкрум, которая, к слову, является супругой нардепа-«слуги» Дмитрия Наталухи. Свою инициативу госпожа Шкрум «протянула» как раз с помощью голосов провластной «Слуги народа», многие нардепы которой долгое время борются с укоренившейся привычкой Кабмина в обход ВР назначать глав ведомств без официального министерского статуса.

Действительно, если кандидатуру министра должен утвердить депутатский корпус большинством голосов, то и.о. министра назначается обычным голосованием правительства и им может стать фактически любая, удобная премьеру фигура. Таким образом, министерствами нередко и подолгу руководили персоны, которых не поддерживала Рада, несущая политическую ответственность за назначенный нею Кабмин. Ярким примером «вечного» и.о. министра является Уляна Супрун, которая в этом статусе возглавляла Минздрав три года.

Теперь же, после вступления в силу «поправки Шкрум», этот номер не пройдет. И не только потому, что и.о. министров, обрезав практически все их полномочия, сделали свадебными правительственными генералами без прав, но с обязанностями. Дело в том, что во вступивший на днях обновленный закон, регулирующий деятельность центральных органов исполнительной власти, внесена поправка о прямой обязанности главы Кабмина подавать представление на нового министра в течение 30 дней с момента, когда должность стала вакантной. То есть, в случае, если парламентарии опять не поддержат премьерское представление – будет еще 30 дней, чтобы найти того, кто получит поддержку в сессионном зале. Таким образом, у премьера Шмыгаля есть время только до 6 января, чтобы внести в Верховную Раду кандидатуры на пост министра образования и министра энергетики.

Однако, несмотря на предельно точно очерченные временные рамки, ситуация остается неоднозначной. Давеча глава Минюста Денис Малюська, комментируя новый закон, заявил журналистам, что предлагает исполняющим обязанности министрам… самим решать – соблюдать вступившие в силу правила об ограничении их полномочий или же банально игнорировать их. «В законе черным по белому написано о том, что запрещается возложение обязанностей, а не на их выполнение, а возложение обязанностей на и.о. состоялось давно, и закон обратной силы не имеет», - аргументирует глава Минюста.

В правительстве, где новому закону, мягко говоря, не обрадовались, считают, что он требует доработки. По информации Lenta.UA, сейчас правительство ведет активные переговоры на этот счет с представителями Комитета ВР по вопросам организации  государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства. Однако загвоздка состоит в том, что профильный комитет непосредственно перед вынесением на голосование в сессионный зал, зарубил поправки Алены Шкрум, но, несмотря на это, свое «Да» документу сказали 285 нардепов. Так что, по всей видимости, усилия Кабмина как-то изменить ситуацию, окажутся напрасными.

Вполне возможно, в Кабмине, играя юридической терминологией, попытались бы обойти новый закон, касающийся полномочий и.о. министров, если бы не одно «но». Дело в том, что норма, ограничивающая их возможности, имеет прямое действие. Таким образом, Сергей Шкарлет, находящийся у руля Минобразования, а также Юрий Бойко, руководящий Минэнерго, уже не имеют права распоряжаться бюджетом на нынешний год, и, тем более, на 2021-й. Кроме того, они не уполномочены утверждать планы работы министерств. Исходя из того, что на оба министерства, оказавшихся сейчас в подвешенном состоянии, нет кандидатуры министра, которая набрала бы необходимое большинство не только в Раде, но и непосредственно в «Слуге народа», у премьера Шмыгаля есть большой соблазн «попросить» Шкарлета и Бойко попросту не выполнять закон.

Впрочем, долго в режиме игнора правительству вряд ли удастся продержаться, так как 6 января, по истечению срока подачи кандидатов на позиции министров образования и энергетике в Раде непременно будут торпедировать этот вопрос, который в последствии может привести к управленческому коллапсу в Кабинете министров.

«Министерства, в которых сейчас руководят и.о. - весьма специфические. По Шкарлету, который, напомню, является экс-регионалом, есть вопросы не только у оппозиции, но и у некоторых коллег по фракции, относящихся к условной группе соросят. История же с креслом Бойко — это битва различных финансово-промышленных кланов, конкретно — Ахметова и Коломойского. Словом, в обоих случаях интересы и взгляды на кандидатов в парламенте не пересекаются, поэтому назначить полноценных министров будет сложно. Таким образом, если ВР будет вынуждать Шмыгаля следовать закону и каждые тридцать дней подавать новых кандидатов на должности министров, эта бессмысленная и безрезультатная кадровая карусель может парализовать работу всего Кабмина», - отмечает в беседе с Lenta.UA на условиях анонимности нардеп от «Слуги народа», добавляя при этом, что найти компромиссные даже внутри СН кандидатуры на данный момент нереально в принципе.

Таким образом, есть серьезные подозрения, что скоро война за кресло Минтопэнерго между олигархами активизируется. Времени осталось мало…

Наталия Ромашова

Новости

Самое читаемое