Политика Власть

Гречка на выборах никуда не испарится – глава Комитета избирателей Алексей Кошель

17:23 14 авг.  9198 Читайте на: УКР РУС

О «партийном рабстве» на предстоящих местных выборах, конвертах и «гречке», а также о том, почему парламентские партии ожидает большое разочарование, Lenta.UA рассказал руководитель Комитета избирателей Украины (КИУ) Алексей Кошель.

С приближением осени, когда де-юре стартует избирательная кампания на местах, заметно усиливается и политический пульс страны. Впрочем, даже не дожидаясь стартового законодательного свистка, представители различных политсил разворачивают агитационную деятельность, а также «воскрешают» партштабы на периферии с тем, чтобы быть поближе к потенциальным избирателям. Особое внимание к муниципальным выборам-2020 приковано, помимо прочего, и к тому, что для правящей Зе-команды после триумфальных результатов на президентском, а затем и парламентском марафонах, итоги октябрьского волеизъявления могут стать холодным душем, лишающим их перспективы закрепить властную вертикаль «снизу». Об этой и других особенностях грядущих региональных выборов Lenta.UA говорит с руководителем Комитета избирателей Украины (КИУ) Алексеем Кошелем.

- На какие особенности, помимо законодательных новшеств, осенней избирательной кампании вы обратили бы особое внимание?

- Пожалуй, ключевой особенностью является то, что кампания будет проходить в условиях коронавируса. Этот фактор очень четко будет обозначен на формах и методах предизбирательной борьбы. Уже сейчас, кстати, очень много распространенных и апробированных ранее способов агитации попросту исчезают. Например, агиткампания «от дверей до дверей» или установление уличных палаточных «штабов».

- То есть, условную гречку разносить не будут?

- Нет, гречка будет, куда же без нее… На основе ряда сообщений с регионов, мы видим, что такие формы работы, как псевдоблаготворительность под избирательным соусом сохраняет масштабы, зафиксированные также в ходе местной кампании образца 2015 года. С одной стороны, существует иллюзия, что сейчас все перешло в интернет, а с другой — разного рода ремонтные работы, вопросы благоустройства «под выборы» детских и спортивных площадок, как и раньше используются по полной программе. И очень часто, как свидетельствуют исследования нашей организации, эта работа сопровождается предоставлением товаров, льгот, услуг, прямо свидетельствующих о технологиях подкупа.

Приведу пример. Один из лидеров партийной ячейки раздает ученикам средней школы, завершивших год с отличием, не только почетные грамоты от своей политсилы, но и денежное вознаграждение. Таким образом, совершенно понятно, что 25 октября родители этих детей в знак благодарности таким политикам, поддержат на выборах их, а также партию, которую они представляют.

- Насколько сильно, в сравнении с последними парламентскими перегонами, по итогам местных выборов изменится партийная карта страны?

- Традиционно – и грядущие выборы в этом плане, вряд ли станут исключением – в каждом регионе наиболее сильные позиции имеют либо действующие мэры, либо действующие депутаты местных советов. Поэтому на осенних выборах партийные бренды, цвета и лозунги будут играть на порядок менее важную роль, нежели на парламентских. Избиратель будет ориентироваться на то, что отдельно взятый политик или городской голова сделал для его территориальной общины.

- Таких людей нет у правящей политсилы «Слуга народа», поскольку после их прихода к власти в 2019-м, местная вертикаль не менялась. На что сегодня могут рассчитывать «слуги»?

- Если анализировать потенциальных кандидатов от СН на позиции городских председателей, есть все основания говорить, что «Слуга народа» может рассчитывать только на несколько победных результатов в больших городах. То есть, партию власти по итогам осенних выборов ожидает большое разочарование. Кстати, они тут не одиноки — наверняка разочаруются итогами волеизъявления и большинство других парламентских сил, не имеющих действенных структур на местах и не работающих системно в региональных «полях».

Поэтому сейчас продолжается соревнование между большими партиями, которые всячески пытаются перетянуть того или иного перспективного кандидата или мэра под свои партзнамена. И, к огромному сожалению, многим это удастся сделать, поскольку мы на сегодня имеем нормы Избирательного кодекса, существенно усиливающие именно партийный фактор. Партийную систему опустили до уровня 10+ тысяч избирателей, тогда как в маленьких городах или ОТГ просто не существует партийных ячеек. Парламентские партии, особенно, новые, фактически существуют в виртуальной реальности. К примеру, «Слуга народа», если рассмотреть ее официальный финансовый отчет по итогам 2019 года, зафиксировала, что у нее нет ни единой районной ячейки со статусом юридического лица. То есть, у них нет своих представительств с открытыми банковскими счетами ни в Киеве, ни в Харькове, ни в Одессе, ни в других городах. Они, соответственно, не могут проводить легальную хозяйственную деятельность: платить зарплату сотрудникам, арендовать офис и так далее. Иными словами, они существуют в виртуальной плоскости.

Поэтому, они создали для себя предельно комфортную и удобную избирательную систему, когда с одной стороны снизили партийную систему к населенным пунктам с населением 10 тысяч+, а с другой стороны, усилили механизмы отзыва местных депутатов. Таким образом, сейчас есть все основания говорить о партийном рабстве, когда фактически за любое действие местного депутата можно без особых усилий отозвать. Помимо этого, утвержденная избирательная система открывает максимальное пространство для политической коррупции, когда главы областных организаций, спонсоры партий и политики, реально влияющие на деятельность партструктуры, смогут направо-налево массово торговать местами в избирательных списках.

- Еще до официального старта избирательной кампании улицы страны буквально заполонили билборды политсил и кандидатов мэры. Как изменились в качественном смысле агитационные месседжи?

- Поскольку субъекты избирательного процесса еще не зарегистрированы официально, мы можем говорить только о вероятных участниках гонки. Так вот, сегодня большинство ключевых тезисов и лозунгов кампании являются поверхностными. Будущие кандидаты и политические силы концентрируются не на идеях, программных основах, стратегиях, а на главных положениях учебников с политических технологий.

Когда я смотрю, например, на рекламу партии «За будущее», я вижу букварь политтехнолога – обтекаемые фразы из категории обо всем и ни о чем. В принципе, когда политики говорят высоком, о небе и земле, о светлом будущем и никак не позиционируют себя политически — это беспроигрышный вариант на определенном этапе. Вместе с тем, очень обидно видеть агитацию, сконцентрированную за личных качествах кандидата, его половому признаку. Почему – обидно? Потому что это существенно снижает качество избирательной кампании как таковой, сводит ее до уровня дворовых «разборок».

- Избиратель «клюнет» на такого уровня дискуссии?

- Избиратель всегда реагирует на хлеб и зрелища, на простое, если не сказать — примитивное ведение избирательной кампании. Поэтому кандидаты, которые раздают продуктовые наборы или конверты с деньгами, а также, занимаются диким популизмом, обещая всем все и сразу, и впредь будут иметь преимущество. Так уж построена человеческая психология, что людям всегда хочется видеть чудо, хочется видеть человека, который, придя к власти, одним взмахом руки может полностью изменить жизнь общины.

Но вопрос на самом деле не только в избирателях, но и в политиках. Мы сейчас должны формировать политические традиции качественных дебатов, а также праймериз, когда кандидатов будет выдвигать не группа лидеров или спонсоров, а избиратели. Сейчас, увы, мы видим другие реалии. Та же «Слуга народа» выдвигала кандидатов на основе мнения президента, решения парламентской фракции и социологии. Я извиняюсь, но это подмена понятий. Раньше у нас наблюдались войны фейковой социологии, теперь к ним присоединились волны фейковых праймериз.

Во всем мире праймериз — это либо голосование избирателей за потенциальных кандидатов, либо голосование за вероятных выдвиженцев членов партии. К примеру, во Франции, когда социалисты организовывали праймериз, они обустраивали работу около восьми тысяч избирательных участков, где люди приходили и голосовали. А в Украине почему-то решили назвать кандидатов-фаворитов по итогам фракционного заседания. Это не праймериз. Это напоминает мне, скорее КПСС, а не демократический процесс.

- Может быть, процесс праймериз настолько дефективен лишь потому, что у нас нет подобных традиций и устоявшихся правил?

- Псевдопраймериз у нас проводятся далеко не впервые. За последние десять лет целый ряд политических проектов, сил и команд проводили так называемый праймериз, правда, называли это по-другому. Например, процедурой голосования за выходцев из народа и тому подобное. Но там тоже все было построено на сплошных спекуляциях, потому что праймериз — это внутрипартийная процедура или процедура привлечения огромного количества избирателей. Однако под словом «праймериз» украинским избирателям продавали политтехнологии. Этим же, к огромному сожалению, занимается сейчас и партия власти, заявляя о победителе праймериз, которого по факту не было. Для меня это очень болезненный вопрос, поскольку никто за многие годы так и не внедрил эту процедуру в плоскости политической культуры или действующего законодательства.

- Какой временной промежуток необходим для того, чтобы лекала реального праймериз наполнились качественными смыслами и содержанием?

- Чем более остро и масштабно мы с вами будем критиковать политиков и партии за подмену ими демократических процедур, тем быстрее произойдут качественные изменения. Я надеюсь, что уже через один-три избирательных цикла, мы сможем увидеть реальный праймериз. Сейчас же у нас все овеяно фикцией и мифами.

В этом контексте можно вспомнить миф о «турборежиме» работы парламента. Если мы сравним количественные показатели работы предыдущей Верховной Рады и ныне действующей, мы увидим, что никакого «турборежима» на самом деле не существует.

- Как не существует, о чем вы сказали ранее, провластной «Слуги народа» в реальной, а не виртуальной плоскости… Почему за время пребывания у власти, в Зе-команде никто всерьез не занялся партстроительством ради хотя бы избежания ситуативных «договорняков» накануне местных выборов?

- Все мы знаем, откуда гниет рыба. Так вот, у меня складывается такое впечатление, что властная команда в целом, в лице президента, монобольшинства и правительства до конца не понимают логики того, как должна работать государственная машина. Приведу один пример. За полгода работы Шмыгаля Кабмин подал на рассмотрение парламента более 90 законопроектов. Из них принято, внимание, четыре! Даже правительство Алексея Гончарука, которое много в чем критиковали, имело поддержу своих законодательных инициатив на уровне 20%. Если мы посмотрим на работу правительств Гройсмана и Яценюка, то этот же показатель составлял около 35%.

То есть, сейчас мы наблюдаем реально провальные результаты и никто, похоже, ни в Офисе президента, ни в парламенте, ни в правительстве не понимает, какой должна быть базовая основа для работы властного механизма. В парламентско-президентских республиках поддержка правительственных законопроектов составляет 70-80 процентов, а правительство является ключевым центром разработки и реализаций законодательных решений от центра до регионов. У нас все не так, и в итоге мы видим, как часто-густо решения центральной власти игнорируются на уровне регионов. А если вернуться к теме грядущих региональных выборов, то на мой взгляд, холодным душем и для провластных, и для оппозиционных парламентских партий могут стать результаты местных партструктур, которые не существуют де-юре, но активно работают де-факто на уровне районов и областей. Политсилы, представленные в Верховной Раде, вместо того, чтобы на протяжении последнего года предлагать стратегии, ограничиваются яркими, но абсолютно бессодержательными политическими играми. Поэтому, парламентские политсилы обречены на поражение.

- Не будет ли в связи с этим по итогам местных выборов наблюдаться «разброд и шатание»? Когда, например, парламент принимает одно решение, а власть на местах включает свою индивидуальную пластинку?

- То, что вы называете разбродом и шатанием, непременно будет, потому что видения центральной и местной властей могут расходиться во многих вопросах, прежде всего, локальных. До полного коллапса, дело, думаю, не дойдет, однако безоблачно, скажем так, тоже не будет.

- Может ли система электронного голосования стать панацеей от разного рода избирательных спекуляций?

- На протяжении последних лет я встречался с десятками мировых экспертов, являющихся специалистами по электронному голосованию, и все они единодушны в том, что главной проблемой такого способа голосования является даже не вопрос кибербезопасности, а недоверие избирателей к результатам голосования. К огромному сожалению, за последние десятилетия в Украине наблюдалось множество проблем, начиная от «транзитного сервера», до банальных спекуляций политиков касательно результатов волеизъявления. У нас все еще сохраняется высокий уровень недоверия к бумажным результатам голосования, не говоря уже об электронным. Поэтому, сейчас к тематике внедрения электронного голосования следует относиться очень осторожно.

Мы таким образом в качестве эксперимента можем проводить в отдельных регионах или по всей стране — в конкретных сегментированных группах, например, для украинцев, которые будут голосовать впервые. При этом, хотел бы подчеркнуть, что даже в странах, где существует электронное голосование, например, в той же Эстонии, параллельно работают также избирательные участки с бумажными бюллетенями и протоколами.

- Сегодня, в связи с выборами в Беларуси в экспертной среде актуализировался вопрос наличия в бюллетене графы «против всех». У них эта опция есть, у нас — отсутствует. Как вы оцениваете данную избирательно-позиционную возможность?

- Лично я считаю, что графа «против всех» является лишним элементом избирательного бюллетеня, поскольку выбор есть всегда, да и право попросту проигнорировать выборы никто не отменял. Куда более глобальной проблемой сегодня является неурегулированность финансирования политических партий. Журналистские расследования свидетельствуют о том, что партийные счета, а также счета избирательных фондов, массово пополняют фиктивные лица, имеющие официально минимальную зарплату или пенсию. Понятно, что это шулерство, поэтому наша организация выступает за внедрение системы финансовой отчетности партий в режиме онлайн. Я не вижу никаких преград, чтобы каждая гривна, которая поступит на счет или будет потрачена, отражалась в формате онлайн. Это будет честно по отношению к избирателю, но наши политики пока что научились делать только честное лицо, проводя нечестную игру с теми, кто делегирует им власть.

- Если говорить о мировоззренческих смыслах, то чем грядущие местные выборы будут отличаться от аналогичных марафонов прошлых лет?

- В украинской истории еще никогда местные выборы не были настолько заполитизированы, как нынешние. Как правило, все сводилось к разговорам о качестве дорог, чистоте воздуха, канализационных проблемам и так далее. Но избирательное законодательство было подкорректировано таким образом, чтобы предоставить максимально комфортные условия работы для больших политических сил. Поэтому, мы получим мега-заполитизированные выборы даже в самых маленьких общинах с десятью тысячами избирателей.

Наталия Ромашова

Новости

Самое читаемое