Зеленая планета Левиафаны

Японцы приступают к серийному убийству китов

15:31 26 дек.  402 Читайте на: УКР РУС

Токио решил больше не обманывать мир «научными исследованиями» и поднял флаг «пиратской китобойной страны» в промышленных масштабах.

Япония заявила, что выходит из состава Международной китобойной комиссии (International Whaling Commission, IWC) и возобновит коммерческий китобойный промысел в следующем году, сообщает AFP News.

Этот шаг был сделан после того, как в начале текущего года Япония не смогла убедить IWC возобновить промышленное китоубийство. Правда, представитель японского правительства Йошихиде Суга (Yoshihide Suga) заявил, что коммерческая охота будет ограничена территориальными водами Японии. «Мы не будем охотиться в антарктических водах или в южном полушарии», - заверил он.

IWC -  организация, ответственная за сохранение китов и регулирование китобойного промысла. В настоящее время в нее входят 89 стран мира, которые подписали Международную конвенцию по регулированию китобойного промысла 1946 года. Мораторий на промысел китов введен в 1986 году, хотя IWC определяет нормы вылова китов для аборигенных народов. Комиссия также занимается устранением широкого спектра угроз для китообразных, не связанных с китобойным промыслом – запутывание в рыболовных сетях, столкновение с судами, рост количества морского мусора, изменение климата и др. экологических проблем.

Токио неоднократно угрожал выйти из IWC, а его регулярно критиковали за то, что он добывал сотни китов в год для «научных исследований», несмотря на подписанный мораторий на охоту на этих животных. Выход из IWC означает, что японские китобойные суда смогут возобновить охоту в японских прибрежных водах на малого полосатика и других китов, в настоящее время охраняемых IWC.

Увы, Япония – не одинокий в поле самурай. После принятия моратория 1986-го, Норвегия, Фарерские острова, Исландия, Гренландия, желавшие продолжить промысел в Северной Атлантике, создали свою организацию – Комиссию по морским млекопитающим Северной Атлантики.

Норвегия добывает там малых полосатиков. Фареры (группа островов между Шотландией и Исландией, входящих в Датское Королевство) ежегодно убивают под тысячу гринд – регулярно, высоколобого бутылконоса и атлантического белобокого дельфина – спорадически. Исландия шарахалась от добычи «в научных целях» в конце 80-х до промысла по сотне малых полосатиков, финвалов и сейвалов в начале 2000-х, а с 2006-го выгрызла у IWC ежегодную квоту на 30 малых полосатиков и 9 финвалов.

Гренландия, Россия и США на особом положении, поскольку годовые квоты этим странам выдаются для аборигенных народов. Гренландским эскимосам – на 170 китов, туземцам Чукотки – на 140 серых китов и пару сотен белух, аборигенам Аляски – на 50 гренландских и 1-2 серых китов. Канада вышла из IWC в 1982-м, но промысел там проводится эскимосами в небольших объемах под строгим надзором Департамента рыболовства и морских ресурсов страны.

Японию в группу моратория 1986 года загнали США угрозами санкций. Но уже в 1987-м она инициировала антарктическую программу «научного промысла»  JARPA (Japanese Research Program in Antarctica). Под видом которой добывала ежегодно в антарктических водах сперва по полтысячи малых полосатиков, а затем – порядка 900. 31 марта 2014-го Международный суд ООН по иску Австралии запретил Японии вести китобойный промысел в Антарктике, признав, что ее JARPA ну никак не соответствует статусу научной программы хотя бы потому, что все «научные образцы» почему-то оказываются в японских ресторанах экзотической кухни.

Токио ООН подчинился, и за хорошее поведение ему с декабря 2015-го разрешили возобновить промысел, но квота с 1035 китов была уменьшена до 333 особей. Так что теперь, выйдя из IWC, Страна восходящего солнца действительно может вернуться к промышленной добыче китов, но лишь у себя. Продолжать так называемые «научные исследования» в Антарктике и в других местах она теперь не имеет права как страна, вышедшая из IWC.

Правительство Австралии уже заявило, что оно «крайне разочаровано», и призвало Японию пересмотреть свое мнение. «Австралия по-прежнему решительно выступает против всех форм коммерческого и так называемого «научного» китобойного промысла», - говорится в заявлении министра иностранных дел страны Марис Пейн (Marise Payne) и министра окружающей среды Мелиссы Прайс ( Melissa Price).

Министр иностранных дел Новой Зеландии Уинстон Питерс (Winston Peters) также призвал Японию остаться в IWC. «Китобойный промысел является устаревшей и ненужной практикой. Мы продолжаем надеяться, что Япония в конечном итоге пересмотрит свою позицию и прекратит всякую охоту на китов», - сказал он.

Но Япония веками охотилась на китов. Естественно, по-своему, по-японски. Если китобои Старого и Нового света на заре промысла использовали парусные суда и загарпунивали добычу с гребных шлюпок, то японские китобои с конца XVI века ловили китов сетями. Но радостно подхватили изобретение в 1868-м норвежцем Свеном Фойном гарпунной пушки.

Китовое мясо было ключевым источником белка для японцев в первые годы после Второй мировой войны, когда страна была отчаянно бедной. Зачем им китятина сегодня, когда большая часть населения говорит, что они редко или никогда не едят китовое мясо? Зачем Токио, демонстрирующему в целом дружелюбную внешнюю политику, из-за куска китового мяса нарываться на остракизм мирового сообщества, а то и санкции? Чтобы понять, надо, наверное, быть японцем. Многие члены консервативной Либерально-демократической партии премьер-министра Синдзо Абэ являются сторонниками китобойного промысла. И он сам из округа, где охота на китов остается популярной.

Токио утверждает, что китобойный промысел является важной частью японских традиций. Йошихиде Суга, например, заявил, что возобновление добычи позволит японским китобоям «передать богатую культуру китобойного промысла нашей страны следующему поколению».

Токио снова подводит под свою позицию научную базу, уверяя, что запасы определенных видов китов в настоящее время достаточны для возобновления охоты на них. Защитники природы вообще и активисты IWC в частности с этим не согласны. «На общем собрании IWC в сентябре этого года вновь стало очевидно, что те, кто поддерживает регулярное использование китовых запасов, и те, кто выступает в защиту китов, не могут придти к согласию, что и привело нас к такому решению», - витиевато отметил Суга. Если попытаться перевести смысл им сказанного, то получится: «Мы хотим стрелять китов, нам говорят, что их стрелять нельзя; ввиду противоположности взглядов мы решили китов стрелять».

Хидеки Моронуки (Hideki Moronuki), высокопоставленный сотрудник японского Агентства по рыболовству, заявил: «Наше решение - не самый лучший вариант, но это самый лучший вариант для достижения основной цели Японии - коммерческого китобойного промысла».

Фото news.mb.com.ph

Мировые экологические организации осудили решение Токио. В «Международном сообществе гуманистов» (Humane Society International) заявили, что Япония превратится в «пиратскую китобойную страну, убивающую океанских левиафанов вне пределов международного права». Исполнительный директор японского подразделения «Гринпис» (Greenpeace Japan) Сэм Аннесли (Sam Annesley) подчеркнул: решение Токио «не соответствует нормам мирового сообщества».

Для IWC проблема состоит еще и в том, что Япония была крупнейшим финансовым спонсором этой организации. И теперь ей придется искать новые источники финансирования. С другой стороны, умасливая IWC денежным потоком, Токио долгое время эксплуатировал юридическую лазейку, позволяющую убивать китов для «научных исследований» в попытке доказать, что популяция морских млекопитающих достаточно велика для возврата к коммерческой охоте.

Со слов официальных лиц Японии пока неясно, сколько китов будет теперь добываться ею ежегодно. В прошлом сезоне ее «научно-исследовательские экспедиции» загарпунили порядка 600 китов в Антарктике и северо-западной части Тихого океана.

По данным IWC, численность популяций крупных китов вызывает большие опасения: киты гибнут даже не от гарпунов китобоев, а от гребных винтов судов, в брошенных рыбаками тралах, умирают от загрязнения океана, теряют привычные кормовые районы вследствие уничтожения косяков промышленным рыболовством. Глобальное потепление уменьшает кормовую базу гигантов, питающихся планктоном. Это же потепление позволило проникать в полярные районы Мирового океана, ранее им недоступные, косаткам, активно охотящимся на китов в местах их традиционного кормления и воспроизведения потомства.

Вот только самураев с гарпунными пушками китам и не хватало.

Или, как писал Герман Мелвилл в романе «Моби Дик, или Белый кит», "как бы неразумно ни вели себя животные, человек всех неизмеримо превосходит своим безумием». 

Василий Хайруллин. Lenta.UA

(Фото AFP News)

Новости

Самое читаемое