ПолитикаВласть

Владимир Фесенко: вместо пророссийских партий в Украине появятся силы, ориентированные на региональные настроения

08:04 22 июн 2022.  3762Читайте на: УКРРУС

Российские партии в Украине наконец-то исчезают. Запрет крупнейшей прокремлевской политсилы – ОПЗЖ – является крайне важным событием украинской политической жизни. Lenta.UA поговорила с известным политологом, руководителем Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимиром Фесенко о том, насколько высока опасность камбэка подобных проектов после завершения войны.

В понедельник, 20 июня, Восьмой апелляционный административный суд Львова по иску Минюста запретил в Украине партию «Оппозиционная платформа – За жизнь», в числе лидеров которых был путинский кум Медведчук, ныне находящийся под стражей по обвинению в госизмене.

Судебный процесс длился чуть более пяти часов и проходил в закрытом режиме. Вскоре все имущество партии будет национализировано, заявили в ведомстве Дениса Малюськи. ОПЗЖ, напомним, была одной из одиннадцати партий, деятельность которых была приостановлена на время действия военного положения еще в конце марта по решению Совета нацбезопасности и обороны. В ОПЗЖ уже назвали решение Фемиды незаконным и юридически необоснованным, пожаловавшись на «политически мотивированное преследование политсилы». ОПЗЖ еще может подать апелляцию на решение суда, но рискнем предположить, что реанимировать этот партийный проект уже не удастся.

Впрочем, как бы там ни было, но факт остается фактом: по итогам парламентских выборов-2019 ОПЗЖ заняла второе после «Слуги народа» место по количеству электоральных симпатий и, соответственно «серебро» по депутатскому представительству в Верховной Раде.

На обломках распущенной фракции ОПЗЖ уже появились две новые депутатские группы, сформированные из бывших членов партии Медведчука - «Восстановление Украины» и «Платформа за жизнь и мир».

О том останется ли в обозримом избирательном будущем Украины место политическим силам, которые до полномасштабного путинского вторжения активно и повсеместно оперировали ярко выраженной проросийской риторикой (а это не только ОПЗЖ) Lenta.UA поговорила с известным политологом, руководителем Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимиром Фесенко.

- Решением суда откровенно пророссийская ОПЗЖ запрещена. Иск инициировал Минюст. Почему, как вы считаете, наше общество не демонстрировало подобного рода запрос и как полномасштабная война с РФ изменит рельеф высшей политической лиги Украины?

- В том, что политический рельеф изменится, нет никаких сомнений. Вследствие подобного рода решений судов, а также вследствие самой войны, будут меняться и общественные настроения, в частности, в российскоязычных регионах. Людей, лояльных к России, однозначно станет на порядок меньше.

По состоянию на 2019 год электорат пророссийских партий составлял порядка 15%. Потенциально он мог возрасти максимум до двадцати процентов. Это — меньшинство, но меньшинство достаточно заметное. Я знаю, по свежим социологическим исследованиям, что до войны у нас было до 10% людей, которые доверяли Путину, что достаточно много. Сейчас же этот показатель существенно упал, поскольку война повлияла на мировоззрение даже тех людей, которые позитивно относились к России и выступали за восстановление добрососедских отношений с РФ. Сегодня эти люди увидели, что собой представляет путинская Россия и шарахаются от нее, как черт от ладана.

Словом, война делегитимизировала пророссийскую позицию. И хотя некоторые персонажи этого политического сегмента останутся в нашей большой политике, выступать с привычных им пророссийских позиций они уже не смогут. Почему? Не будет достаточной электоральной базы с одной стороны, а с другой — будет достаточно жесткая реакция разных ветвей власти, которые не допустят к публичной политактивности такие политсилы, как бы они не назывались.

- Харьков, Мариуполь, Одесса… Почему, как вы считаете, путинские «освободители» наиболее жестоко били по тем городам, которые на выборах всех уровней поддерживали как раз-таки в большинстве пророссийские полит проекты?

- В данном случае руководство РФ руководствовалось не политической целесообразностью, а военной логикой. Да, они разрушили до основания Мариуполь, бьют по Харькову, Одессе, Николаеву… Почему у них доминирует военная логика? Потому что они увидели, что их никто не встречает с цветами в руках. То есть, не было массовой поддержки и люди не сдались. А если не сдались, думают в Кремле, значит будем разрушать и убивать. Вот такая логика, которую россияне, кстати, отработали в Сирии, проводя тактику выжженной земли.

- До какого уровня в Украине поствоенной нивелируется вес пророссийских политсил?

- Полного нивелирования не будет и политический плюрализм у нас останется в любом случае. И слава Богу, потому что это нормально, правильно и демократично. Вместе с тем, еще раз хочу на этом акцентировать, произойдет публичная делегитимизация пророссийских нарративов как таковых. Выступать с пророссийской риторикой после войны будет невозможно, потому что это будет восприниматься как фактическая поддержка врага. Другое дело, что через некоторое время могут возобновиться не призывы о необходимости тесной дружбы с РФ, а, скажем, важность возобновления транспортного сообщения, отмены визового режима и тому подобное.

Кстати, тут необходимо отметить, что пророссийскую риторику могут серьезно подпитывать возможные проблемы с нашей евроинтеграцией, поэтому хочется верить, что наши внешнеполитические партнеры это тоже понимают.

Но как бы там ни было, впереди нас, помимо прочего, ожидает противостояние между социальными популистами, которые никуда не испарятся и возобновят свою деятельность и либеральными силами или воинствующими патриотами.

- Если отталкиваться исключительно от интересов страны, как считаете, будет лучше или хуже, если после войны в Верховной Раде продолжит действовать монобольшинство?

- Сейчас в нашем парламенте, если смотреть по голосованиям, действует ситуативное большинство, что не совсем отвечает привычным закономерностям нашей политики. Думаю, что через некоторое время монобольшиства в ВР не будет, поскольку разнообразие симпатий/антипатий в украинском обществе будет задавать тренды и, как мне кажется, в конце концов придется создавать коалицию парламентского большинства.

И, кстати говоря, я думаю, что вряд ли после войны та или иная политическая сила сможет получить однопартийное большинство. Пока же, с учетом нынешней ситуации и ростом популярности Зеленского фракция «Слуга народа» может сохранять доминирование, оставаясь правящей политсилой в парламенте.

Как долго это будет продолжаться? Это зависит исключительно от них, а, точнее, от эффективности их деятельности, обновления, работы над ошибками, которые касаются кадровой политики и так далее. Но все равно, украинская политика непременно сохранит свой плюрализм. Возможно, это будет проявляться в несколько других формах, но то, что будет — точно. Например, вместо партий с ярко выраженной пророссийской риторикой могут появиться силы, более ориентированные на региональные настроения и интересы. Что касается возможных перегибов, то они тоже будут. И сейчас, к слову, уже есть.

- Что и как должно делать государство в целом и каждый украинец непосредственно, с тем, чтобы война, развязанная путинской Россией, не стала для мира малозаметной обыденностью, и чтобы цены на продукты или квитанция по коммуналке рядовых немцев или англичан не нивелировали цивилизационные ценности, которые отстаивает сегодня наша страна?

- Вы знаете, ответ на этот довольно сложный… Нам нужно понимать и осознавать, что удерживать на максимальном уровне внимание и интерес к войне нереально. Особенно, если война переходит в позиционную фазу и становится, скажем так, однообразной. То есть, война, безусловно станет будничной и неминуемо сойдет с первых полос мировых средств массовой информации. Однако парадокс ситуации состоит в том, что на первые полосы война попадает только в трагическом измерении, но не в наших интересах, чтобы трагедии, подобные тем, которые имели место в пригороде Киева или Мариуполе, повторялись каждый месяц. Главное для нас — это прекратить эту войну как можно скорее, а не продлевать интерес к ней и, соответственно, Украине вследствие тех или иных трагических событий.

Опять-таки, для нас крайне важно сохранить это внимание в тех мировых обществах, которые нас поддерживают. Понятно, что наша война не будет событием номер один постоянно, но важно, чтобы о ней не забыли. Для этого о войне необходимо постоянно напоминать, выстраивая широкие не только политические, но и общественные коалиции по поддержке Украины. То есть, необходимо, чтобы работа по поддержанию внимания к нашей стране также перешла в будничное русло, чтобы это стало не ситуативной, а постоянной деятельностью не только руководства страны, но и каждого из нас. При этом, следует избегать искусственного хайпа и сенсаций, потому что это впоследствии может сработать против нас.

- Такие факты, к сожалению, уже есть, когда, например, Минобороны США вынуждено опровергать заявления советников главы Офиса украинского президента…

- Понимаю, о чем вы и о ком. Да, такие факты есть, увы, но будем надеяться, что эти люди самокритичны и умеют работать над ошибками.

Нам сейчас важно иметь горизонтальную коммуникацию западных журналистов с их соотечественниками. Знаю, что многие иностранные журналисты сейчас арендуют квартиры в Киеве, регулярно ездят на фронт и мы должны наладить постоянные связи с этими людьми, предоставлять им необходимую информацию, потому что через них мы коммуницируем с мировой общественностью. И именно эта связь является залогом сохранения глобальной поддержки Украины в ее борьбе с российской агрессией.

Ромашова Наталья

Новости

Самое читаемое