Культура Кинопремьеры

В украинский прокат вышел победитель Каннского кинофестиваля-2021 фильм «Титан»

10:10 28 сен 2021.  1814 Читайте на: УКР РУС

Разрекламированная как боди-хоррор лента оказалась в итоге угарным трэшем.

Употребленное в заголовке слово «угарный» тут надо понимать в значении «смешной» («угорать со смеху»), а не в контексте самого фильма, вторая половина которого содержит сцены из жизни пожарных. Но обо всем по порядку.

Когда наконец-то сам посмотришь «Титан», разрекламированный побывавшими в Каннах кинокритиками (хвалившими или ругавшими фильм в своих рецензиях – неважно), создается впечатление, что у них хватило терпения досмотреть его только до окончания первого часа. Отсюда и сравнение «Титана» с фильмами классика боди-хоррора Дэвида Кроненберга и его одержимостью вживленными в человеческое тело имплантами. Но дело в том, что ленты Кроненберга, посвященные трансформациям человеческого тела, можно смотреть с разными чувствами, от отвращения до восхищения, но у них есть одно качество – зритель остается при их просмотре серьезным.

Впрочем, не исключено, что и Джулия Дюкорно (вариант транскрипции - Дюкурно), режиссер «Титана», тоже снимала «серьезное кино не для всех». И первый час просмотра придраться в этом смысле к происходящему на экране нельзя – главная героиня, которой в детстве после автомобильной аварии вставили в голову титановую пластину, на этой почве испытывает сексуальные чувства к автомобилям. Мужчин же (впрочем, позже, и женщин) она во время акта закалывает длинной острой (пардон за тавтологию) заколкой, которую носит в своей прическе.

После того, как ее объявляют в розыск, героиня меняет свой облик на мужской (шокирующая сцена в общественном туалете, где она сама подбивает себе глаз и ломает нос), для чего туго обматывает свои груди и беременный живот тугой лентой. (Второе она делает не раз, и всякий раз смотреть на это физически неприятно). В таком виде она выдает себя за пропавшего сына пожилого командира то ли пожарников, то ли французских «эм-чэ-эс-ников» - и поселяется у него дома.

На этом, собственно говоря, боди-хоррор заканчивается и начинается мелодрама, которая к концу фильма всё больше напоминает Болливуд. Героиня, покоренная добротой «отца», влюбляется в него сначала как «сын», а позже уже и как женщина, не испытывая при этом желания испытать на нем остроту своей заколки. А затем уже и «отец», поняв, что его «сын» это на самом деле, условно говоря, приемная «дочь», говорит, что будет любить «его», несмотря ни на что. И принимает роды, в ходе которых героиня умирает, а на свет появляется ребенок, сквозь позвоночник которого проступают какие-то автомобильные детали. Причем во время родов, как и положено в таких случаях, в кинозале громко играет торжественная классическая музыка.

Разыгрывает ли таким образом Дюкорно зрителей? Вряд ли. Похоже, что она всерьез воспринимает проблемы гендерной идентичности, идя еще дальше – но вот только мастерства на то, чтобы не превратить всё это в окрошку с капелькой духов «Шанель», у нее не хватило. Впрочем, каннское жюри сочло иначе.

Фото: YouTube

      

Сергей Семенов

Новости

Самое читаемое