ПолитикаПуть в ЕС

Усилия против насилия: как Стамбульская конвенция может изменить Украину

08:05 23 июн 2022.  3560Читайте на: УКРРУС

Официальный Киев, после многолетних дискуссий и практических пробуксовок, ратифицировал Стамбульскую конвенцию, а президент Владимир Зеленский во вторник, 21 июня подписал соответствующий закон. Правозащитники ожидали этого 11 лет, однако нардепам не хватало политической воли, а зачастую и базового понимания о том, что же означает этот документ, призванный бороться с насилием в семейном кругу. Что говорится в конвенции и почему общественно-политическая реакция на ее принятие является неоднозначной — разбиралась Lenta.UA.

Верховная Рада давеча поддержала ратификацию конвенции Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия. «За» проголосовали 259 парламентариев, против – 4, воздержались – 25.

Стамбульская конвенция, напомним, это международное соглашение, ратифицированное более чем тридцатью европейскими странами. Конвенция в массах называется Стамбульской, потому что в 2011 году страны ЕС подписали ее в турецком Стамбуле. Со временем Турция отказалась от намерений выполнять прописанные пункты. Позиция президента Эрдогана состоит в том, что этот документ «нормализует гомосексуализм», а это, по его словам, не совместимо с семейными ценностями Турции.

Читайте также: Статус кандидата на вступление в ЕС для Украины поддержали все 27 членов союза

На этом акцентирует внимание и Всеукраинский совет церквей Украины, призывавший нардепов не ратифицировать конвенцию. Однако важно отметить, что достаточно массивный документ официально называется Конвенцией Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия и борьбе с этими явлениями и ключевой акцент тут сделан именно на этом аспекте, который, кстати говоря, является более чем актуальным для Украины.

Почему? К сожалению, случаи домашнего насилия в нашей с вами стране растут с каждым годом. В 2021-м полиция зафиксировала более 300 тысяч подобных заявлений, а сколько подобных инцидентов остается  в тени — неизвестно.  В то же время, точку в деле любого преступления ставит суд. И здесь тоже красноречивая статистика. К примеру, в 2020 году зафиксировано 211 тысяч обращений по поводу домашнего насилия, а вот в суде рассматривали 1 877 дел, приговоров в отношении обидчиков вынесено еще меньше – 921. Так что получается, что бить можно было безнаказанно. А если речь идет о привлечении обидчиков к ответственности, то наше законодательство определяет, что наказанием за первый случай домашнего насилия является штраф от 24 до 49 тысяч гривен, общественные работы на 40-60 часов, или 15 суток ареста. Если обидчика это не остановит – и случаи будут повторными, тогда обидчику «светит» наказание общественными работами уже от ста часов, или лишение свободы до двух лет. И опять же окончательное решение будет приниматься судом. Поэтому правозащитники настаивают – криминализация этого преступления, а именно это предусматривает Стамбульская конвенция, сдвинет с места проблему домашнего насилия.

Рьяные критики конвенции прибегают к трактовке статей, признающих равенство в своих правах мужчин и женщин независимо от их пола, то есть гендера. Именно этими пунктами и термином «гендер» объясняют несогласные опасения, что это приведет к однополым бракам. Однако что делать с Конституцией, где черным по белому провозглашен запрет любой дискриминации, в том числе и по признаку пола – вопрос риторический.

Относительно однополых браков, которые станут последствиями ратификации – в принятом законе говорится: «Украина не будет менять Семейный кодекс, институт брака и не будет вмешиваться в права родителей по вопросу воспитания их детей». Все сказано достаточно однозначно, поэтому любого рода спекуляции и инсинуации тут — не более, чем игры на свой электорат, прежде всего, набожный.

«Для меня как человека верующего очень важна позиция Совета церквей. Мы неоднократно на уровне правительства собирались с представителями СЦ, обсуждали этот документ, поскольку было большое желание достичь согласия и компромисса, чтобы объединять общество, а не делить его. В Конвенции были прописаны нормы, которые беспокоили представителей религиозных общин. Никакой образом Стамбульская конвенция не влияет на устройство украинской семьи. Все то, что прописано в Семейном кодексе и Конституции, является основополагающим для Украины и наших людей. С кем-то мы нашли взаимопонимание, с кем-то не нашли, но учли все беспокойства. Кстати, российская пропаганда играла свою роль, чтобы этот документ не был принят. Российская церковь противодействовала ратификации настоящей Конвенции, также сам президент РФ неоднократно выражал свое непонимание к слову «гендер» заявляя, что это -мракобесие. Но на самом деле, в украинских законах с 2005 года используется слово «гендер». В действующем законодательстве о труде также используются все положения, которые дублирует Стамбульская конвенция. Поэтому эти беспокойства были излишними. Президент Зеленский предложил ратифицировать Конвенцию «с ограничениями». Этот дополнительный документ позволит устроить большинство оговорок, которые выдвигал Всеукраинский совет церквей. Устройство семей остается традиционным. Это для нас большая ценность. Никакие гендерные идеологии Стамбульская конвенция не несет. Наша задача сегодня сделать все возможное, чтобы стать официально частью европейской семьи. Это – долг парламента», - говорит нардеп от провластной «Слуги народа» Марина Бардина.

Отметим, что Украина подписала этот документ еще в 2011 году, но до сих пор не ратифицировала из-за протестов церквей и, скажем так, консервативных политиков. Лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко, чья фракция единственная в Раде не дала ни единого голоса «за» конвенцию, настаивает, что это решение «фактически переформатирует всю нашу жизнь, поэтому вопрос нужно выносить на референдум».

Стамбульская конвенция, среди прочего, устанавливает уголовную ответственность за психологическое, физическое насилие, преследование, сексуальное насилие, включая изнасилование, сексуальное притязание, принудительный брак, увечье женских гениталий, принудительный аборт и принудительную стерилизацию. Далеко не все из этого списка раньше было «криминализировано» в нашей стране, а кое-что не имело законодательного закрепления. Например, в Украине до сих пор нет уголовного наказания за преследование женщин - так называемый сталкинг, за который многих европейских странах можно надолго загреметь в места не столь отдаленные. У нас же на данный момент, при наличии весомых доказательств, можно попытаться открыть уголовное производство по ст. 182 Уголовного кодекса (нарушение неприкосновенности частной жизни). Однако эта статья редко дает результат, ведь здесь должен быть состав преступления. И именно Стамбульская конвенция дает надлежащий механизм урегулирования этого вопроса. В 2017 году Украина начала вводить в закон некоторые положения Стамбульской конвенции, и с тех пор закон предусматривает, что за домашнее насилие обидчику может грозить от 150 до 240 часов общественных работ или до 6 месяцев ареста, до 5 лет ограничения свободы или до 2 лет тюрьмы. Но на практике правоохранители часто не были заинтересованы в привлечении к ответственности обидчиков, считали это личным семейным делом и скорее пытались примирить жертву и насильника, отмечают правозащитники.

Теперь же, аккурат после ратификации Украина должна будет адаптировать как законодательство, так и правоохранительные органы к нормам конвенции. Это может напрямую повлиять на отношение стражей порядка к фактам насилия над женщинами и домашнего насилия

Кстати, если раньше женщинам было некуда уходить от обидчика, то теперь пострадавшие должны иметь доступ в приют в ближайшем городе круглосуточно и смогут оставаться там с детьми. Эти убежища также должны финансироваться из госбюджета. Установленная  норма – одно семейное жилье на 10 тысяч населения.

Еще одно важное нововведение состоит в том, что сейчас домашнее насилие расследуется только тогда, когда о нем заявит жертва, а после ратификации будут расследованы все случаи, независимо от того, кто о них заявил – непосредственные участники инцидента или соседи, услышавшие характерный шум. Также до ратификации жертвы не могли требовать денег у обидчика – теперь появится компенсация. Ну, и, наконец, если ранее домашнее насилие в присутствии ребенка не вело к лишению родительских прав, то сейчас ситуация изменится в корне. 

В политкулуарах говорят, что ратификация Стамбульской конвенции была одним из требований по получению статуса кандидата Украины в Европейский союз. Так ли это на самом деле, неизвестно, однако очевидно то, что должное обеспечение прав и свобод своих граждан должно быть нормой, обычной рутиной для государства, правилом, а не исключением…

Читайте также: Владимир Фесенко: вместо пророссийских партий в Украине появятся силы, ориентированные на региональные настроения

Ромашова Наталья

Новости

Самое читаемое