Экономика Промышленность

«Украиногейт» разразился не из-за нефтяных дел Байдена: на кону судьба серьезных атомных проектов

17:00 21 май.  1259 Читайте на: УКР РУС

Пересмотр политики администрации Барака Обамы в ядерной энергетической сфере был и остается одним из ключевых обязательств Дональда Трампа перед своими избирателями.

Еще правительство Леонида Кучмы в начале 1990-х отобрало у каменского химкомбината «ДнепрАзот» Геннадия Боголюбова и Игоря Коломойского две линии активов: производство азотной кислоты и дейтерия (тяжелой воды). Власти тогда хорошо знали приятные последствия такого шага навстречу интересам российского «Газпрома» и украинского угольного лобби. А последние всегда желали загнать в тупик отечественную атомную промышленность. Сегодня, когда администрация США настойчиво пересматривает американские атомно-энергетические соглашения с другими странами, нюансы украинской ядерной политики обещают заиграть неожиданно новыми красками.

Одним из них стало массовое увлечение украинских медиа вопросом, откуда много лет назад в персонале украинской оффшорной нефтекомпании Burisma взялся сын бывшего вице-президента США Хантер Байден. Но эти публикации призваны всего лишь создавать токсичный информационный туман, и настойчиво отвлекать внимание публики от более важных и опасных проблем.

Пересмотр политики бывшей демократической администрации США в ядерной энергетической сфере был и остается одним из ключевых обязательств Дональда Трампа перед своими избирателями. Его предшественник Барак Обама десять лет назад получил Нобелевскую премию именно за свои личные усилия по ядерному разоружению, а не за что-то другое. И копья республиканцев сегодня метко бьет в эту мишень.

Республиканцы считают, что пресловутая перезагрузка Обамы в отношениях с РФ не была высокой геополитикой, а просто ширмой, которая прикрывала несколько спорных ядерных сделок с Москвой. По итогу реализации все эти договоренности сегодня имеют очень неоднозначный результат. И нынешний американский президент считает это проигрышем США, который он в силах исправить.

Базис критикуемого имиджа Обамы в сфере ядерной дипломатии состоял всего из трех шагов, которые имели форму международных соглашений. Когда-то они выглядели фееричным успехом экс-президента миротворца. A сейчас республиканцы громят и денонсируют их, не оставляя камня на камне. Последовательная политика администрации Трампа показывает, что коррекция каждого из этих соглашений – самый вероятный мейнстрим грядущих американских президентских выборов 2020 г.

В подготовке к ним демократы предприняли опрометчивый шаг. Они выдвинули на выборы не новое лицо, чтобы обойти или заболтать атомные проблемы Обамы, а одобрили кандидатуру его соратника, бывшего вице-президента Джо Байдена, который принимал прямое участие в реализации всех аспектов американской ядерной политики тех лет. Иными словами Барак Обама и Хиллари Клинтон приняли вызов.

Первая сделка: США благословили «Росатом» прийти в Украину

Прежде всего, администрация Обамы одобрила покупку летом 2009 г американско-канадско-казахстанской уранодобывающей компании Uranium One фирмой «Атомредметзолото» – дочкой гиганта российской ядерной промышленности концерна «Росатом».

В 2010-14 гг еще до оккупации РФ части территории Украины, Минюст США расследовал эту сделку, но полностью засекретил ее чтобы иметь право не информировать Конгресс о результатах. Уже после прихода к власти Трампа, в 2017 г, было начато повторное расследование. Но кто в Госдепе конкретно выдавал санкцию на покупку этого актива россиянам, до сих пор не сообщается, невзирая на серьезные обстоятельства.

Ведь у ФБР было свидетельство очевидца, подкрепленное документами, о том, что представители российского военно-промышленного комплекса в период работы Хиллари Клинтон госсекретарем США, перечисляли миллионы долларов благотворительному Фонду Билла Клинтона.

Сенатор-республиканец Чарльз Грэссли безуспешно требовал от Минюста рассекретить детали этого расследования. После отказа у американской прессы сложилось впечатление, что администрация Трампа бережет эти сведения для использования в предвыборной кампании 2020-го.

При этом существует прямая связь между покупкой урановых активов в Канаде, США и Казахстане российской атомной оборонкой и Украиной. Так, именно в период, когда американские власти начали санкционировать покупку Uranium One концерном «Росатом», российской гигант начал широкую экспансию в Украине.

«Росатом» купил завод «Энергомашспецсталь» (Краматорск, Донецкая обл), выпускающий для РФ поковки корпуса атомных реакторов военного и гражданского назначения. До прихода россиян предприятие контролировал бывший председатель Донецкой ОГА Анатолий Близнюк. И накануне одобрения сделки Uranium One американскими властями именно он утверждали украинской прессе, что переориентировать продукцию завода с рынка РФ на ЕС и Дальний Восток «нет никакой возможности». Получается, что самая спорная из ядерных сделок Обамы отдала украинский завод в руки единственному и неповторимому российского владельцу. А на мощностях «Энергомашспецстали», кстати, производятся ключевые компоненты российского атомного оружия, нацеленного на США.

Вторая сделка: РФ дали заработать в Иране и на Азове

Широко известен инициированный Обамой многосторонний договор с Ираном (Совместный всеобъемлющий план действий – Joint Comprehensive Plan of Action, JCPOA), подписанный летом 2015 г США, Россией, КНР, Великобританией, Францией и Германией. Благодаря документу, иранцы взамен формального отказа от своих ядерных программ получили доступ к потоку нефтедолларов, и начали спокойно продвигать проекты серийной сборки прототипов ракет с неядерным оснащением.

В мае 2018 г США денонсировали свое участие в сделке, и дали годичный период адаптации к новому нефтяному эмбарго против Ирана американским союзникам и партнерам (КНР, Тайваню, Японии, Индии, Турции, Греции, Италии и Южной Корее).

На протяжении года проблема с иранским ядерным наследием обострялась. Видя напор Трампа с подготовкой полного нефтяного эмбарго, Тегеран и Москва безуспешно пытались активизировать войны в Йемене и Сирии, чтобы создать США новые проблемы, и «принудить к широкому диалогу», то есть вернуться в состав подписантов JCPOA.

В мае 2019 г события вокруг этой ядерной сделки Обамы достигли кульминации. Произошла скрытная анонимная ракетная атака на флот танкеров в ОАЭ, после которой Иран начал передислокацию соединений тактических ракет в соседний Ирак, чтобы шантажировать США возможным ударом по Израилю.

Неприятие республиканцами JCPOA подогревается такого рода событиями и широко поддерживается ультраправым американским сообществом. Его рупоры подозревают Обаму в излишнем культурном пиетете к Ирану и африканской Кении, где родился отец экс-президента. Республиканцы критикуют мусульманина Барака Обаму за симпатии к персидскому этносу ширази. Его представители колонизировали архипелаг 3анзибар и Килва в 3ападной Африке еще до Нашей Эры, задолго до появления там китайских и арабских торговых факторий.

Но культурные симпатии Обамы к историческому наследию мусульман-шиитов в Кении выглядит далекой от экономики лирикой, которая тонет на фоне более конкретных шагов американских консерваторов.

В 2018 г, нещадно критикуя сделку с Ираном, они добились допуска американских войск в несколько портов Казахстана на Каспийском море. Сегодня, такой допуск нужен для логистических нужд многосторонней военной миссии в Афганистане. Но в кратчайшей перспективе, когда на полную мощь заработают нефтяные санкции против Ирана, все поменяется. И присутствие США на Каспии сыграет уже другую роль.

Американские военные помогут странам региона бороться с черным и серым рынками нефти, которые сейчас больно бьют по казне государств Каспия, и представляют главные издержки от неудачной американской ядерной сделки с Ираном.

Для понимания масштаба событий, происходящих после провала JCPOA, остается лишь добавить, что в случае полного эмбарго в Персидском заливе, у Ирана есть только один путь обхода санкций – северный. По ходу движения нефти придется многократно менять владельца сырья и проводить танкеры через Каспий, российский Волго-Донский канал (где видимо по совпадению, ведущим оператором судоходства является военный концерн «Калашников»), а так же Керченский пролив, который был заблаговременно оккупирован РФ как раз в 2014 г - именно тогда ядерная сделка США с Ираном начала впервые вызывать сомнения в своей эффективности.

Третья сделка: кто подарил РФ украинский дейтерий

Перечисленные выше американские ядерно-энергетические соглашения уже находятся в стадии заморозки или денонсации администрацией Трампа. С последней ядерной сделкой Обамы сложнее. Речь идет о договоре периода Хиллари Клинтон, Барака Обамы и Джо Байдена, который непосредственно затронул Украину – многосторонне Роквилльское ядерное соглашение от 10 апреля 2006 г. Оно было заключено дюжиной государств под туманной формулировкой «о сотрудничестве в ядерной и радиационной безопасности». Соглашение имело Венский меморандум о дополнениях от 21 сентября 2011 г.

Неформальная цель документа была попыткой Обамы и Клинтон вместе с Кремлем остановить китайский рывок атомно-технологической экспансии, и поделить мир на двоих с Путиным, установить четкие границы раздела зон влияния в мире, отражая интересы только двух участников ядерной сферы – США и России. Формально договор Роквилля предусматривал вывоз («возвращение») на территорию РФ, как страны производителя, всех без исключения запасов обогащенного урана из научных реакторов 15-ти стран мира.

По этому соглашению, украинский экс-президент Виктор Янукович к 2011 г сумел достичь, пожалуй, самой важной политической цели своего правления – он всемирно прославился на ядерном саммите в Сеуле, присоединив Украину к Венскому меморандуму Роквилльского соглашения. И буквально сразу после подписания, избавился от многолетнего (начиная с 2003 г), имиджа нерукопожатного на 3ападе украинского политика.

Решать эту очень нелегкую задачу украинскому экс-президенту помогал широкий коллектив. Например, работавшие в Киеве на демократическую администрацию США частные консультанты, в том числе – осужденный ныне Пол Манафорт, офицер российсскиx спецслужб Константин Килимник, с десяток американских политтехнологов, и бывший депутат Украины в TACIS и главы НАЭК «Энергоатом» Никита Константинов. Последний после своего бегства с Украины в конце 2013 г возглавил российскую оффшорную государственную компанию Rusatom Overseas Ltd. В Москве подобный карьерный взлет очень легко сделать, если быть как Константинов, сыном генерального директора российской военной верфи «Севморзавод». Это предприятие собирает нацеленные на США ядерные подводные ракетоносцы.

Детали Венского соглашения

Взамен сближения Януковича с американской администрацией на ниве ядерно-энергетической политики Барака Обамы, украинское государство должно было щедро заплатить. Причем, платить за продвижение авторитета президента-беглеца на международной арене государству надо было в рискованной форме: избавляться от атомных активов гражданского назначения. Как можно было возродить ядерное разоружение нашей страны спустя почти 10 лет после того как оно официально закончилось? Неподъемная задача. Поэтому, Венский меморандум и американские консультанты в Киеве предложили весьма оригинальные решения.

Во-первых, нужно было отказаться от планов складировать в Украине, и вывести в РФ несколько тонн плутоний содержащего отработанного ядерного топлива ЧАЭС. Эта АЭС, в отличии от водо-водяных реакторов остальных украинских атомных станций, оснащена российскими графит-урановыми реакторами, и имеет двойное назначение: кроме выработки электроэнергии, накапливает плутоний для водородных боезарядов.

Во-вторых, взамен предоставления Минэнерго США права финансировать сугубо украинскую атомную разработку, источник нейтронов ADS, Украина тогда обязалась вывести на территорию РФ около 90 кг отечественного урана высокой степени обогащения. Это топливо было необходимо для работы циклотронов Национального научного центра XФТИ, и вывоз урана в РФ означал команду прекратить вообще эти научные разработки

В-третьих, по Венскому меморандуму, администрация Януковича обязалось по собственной инициативе демонтировать законсервированные украинские мощности производства дейтерия в Каменском (Днепропетровская обл). Дейтерий, более известный как тяжелая вода – сугубо мирный атомный материал-замедлитель, который непосредственно в вооружениях не применяется разве что в очень сложных смесях.

Например, Румыния на протяжении многих десятилетий, благодаря своим мощностям выпуска дейтерия, имеет полный замкнутый ядерно-топливный цикл обеспечения национальной энергетики. В Украине такого цикла нет. Но, даже учитывая знаменитую румынскую коррупцию, никому из местных политиков даже в голову не приходило повторять украинский эксперимент с обращением к США с гарантией ликвидации производства тяжелой воды, причем по собственной инициативе.

Почему над дейтерием до сих пор нет тени Коломойского

Не смотря на то что дейтерий является мирным материалом, украинские власти все меры по ликвидации его производства в Украине засекретили. По всей видимости, по этим причинам в нашей стране сейчас нелегко найти открытые данные о том, как в 2011-2013 гг выставлялось на приватизацию с одним участником, а затем переименовывалось и ликвидировалось ГП «Экоантилед» в Каменском, которое отвечало за консервацию украинских мощностей производства тяжелой воды.

В прошлом веке это госпредприятие было выведено в ходе приватизации из состава ОАО ПАО «ДнепрАзот». В середине 2000-x годов украинские власти безуспешно пытались включить мощности «Экоантиледа» в проект кредита Канады на покупку Украиной реактора CANDU для Института ядерной физики, но тогда эта инициатива была провалена российским лобби в Верховной Раде.

После победы пророссийских сил на президентских выборах 2010 г, демонтажем колонн электролиза дейтерия в Каменском занималась швейцарская компания GIAP Alvigo, которая имеет филиалы в Москве и Северодонецке. Приватизировало остатки госпредприятия компания с очень распространенным на украинском рынке брендом «Химрезерв». Среди его учредителей числился бывший директор российской электронной компании CSoft Ukraine, который так же фигурировал в качестве владельца крупнейшего в Днепре парка аттракционов.

Основной акционер «ДнепрАзота» и главный деловой партнер Игоря Коломойского уроженец Каменского Геннадий Боголюбов проявлял определенный интерес к атомной науке и индустрии. Более десяти лет он выступал как совладелец частной атомной лаборатории «Протон 21», работающего с радиоизотопами в Вишневом на окраине Киева.

На этом очевидный интерес самого богатого каменчанина к атомной сфере и заканчивался. В этом городе захоронено более 40 млн т отвалов уранового производства с включениями редких металлов. Но с 2018 г, эти запасы перешли в собственность государственного концерна «Ядерное топливо Украины».

Обстоятельства, которые заставили Украину в 2011 г добровольно избавляться от технологий и мощностей по выпуску замедлителя ядерных реакций, еще многие годы были бы неизвестны широкой публике, если бы не набирающая сейчас обороты ревизия американских внешнеполитических атомных инициатив, запущенных в период правления Барака Обамы.

Далеко не все аспекты Венского меморандума выглядели для Украины как очевидная польза. Судя по всему, уничтожение и секретная приватизация мощностей Украины по производству дейтерия лишь один из многих других спорных результатов договора. И пока будет длиться выяснение причин, по чем и зачем Украина в 2010-2012 гг вдруг ринулась во времена давно завершенного ядерного разоружения, до тех пор украино-американские отношения будут погружены в зону высокого риска и во всякого рода «украиногейты».

Андрей Старостин, специально для Lenta.UA

Заставочное фото: УНИАН

 

Новости

Самое читаемое