Политика Власть

Система поглотила и полностью приспособила Зеленского, адаптировала его – Евгений Головаха

08:41 08 авг.  12502 Читайте на: УКР РУС

В четверг, 6 августа, посещая Донбасс, глава государства оказался в эпицентре скандала. Соцсети буквально взорвались постами возмущения из-за того, что глава государства зашел в один из супермаркетов Бахмута и, приобретя кофе, а также сладости, общался и делал селфи с рядовыми покупателями. Обвинения в дешевом постановочном самопиаре — это, пожалуй, наиболее мягкий из забросов, посыпавшихся в адрес гаранта, как из рога изобилия. О нынешнем состоянии по линии «власть-общество» и вероятности нового Майдана Lenta.UA поговорила с известным социологом, заместителем директора института социологии Национальной академии наук Украины Евгением Головахой.

- Пребывая на днях с рабочим визитом на Донетчине, президент Зеленский зашел в супермаркет за кофе и соцсети буквально взорвались, дескать, каким же дешевым пиаром занимается глава государства. Как вы считаете, это нормальная реакция или все-таки в нашем обществе несколько искривлено восприятие жизни публичных людей высокого ранга?

- Наверняка искривлено, поскольку лично я тут не вижу причины для каких-то дискуссионных страстей. Мне кажется вполне естественным, когда человек, возглавляющий страну, во время поездки в регионы каким-то образом пытается пообщаться с людьми: в магазине, на заправке или где-то еще. Кстати, когда в свое время подобного рода шаг предпринял Горбачев, это было очень хорошо воспринято людьми. Небожители должны иногда спускаться с небес, а представители нашей власти делают это крайне редко.

- А вы считаете, что за год с небольшим своего президентства Зеленский уже успел оторваться от земли и подняться выше облаков?

- Безусловно, он уже давно там. Впрочем, это зависит не столько от него непосредственно, сколько от самой системы, иерархии власти. У нас ведь власть как была, так и остается немного мифической, поэтому и те, кто при дворе тоже чувствуют себя такими себе Гермесами и Афродитами. Что поделаешь, укоренившаяся система… 

- То есть, система, которую Владимир Зеленский на знаменитых стадионных дебатах обещал смести, полностью его поглотила?

- Да, поглотила и полностью приспособила, адаптировала его к четкому выполнению функций первого лица государства. Все попытки Владимира Зеленского как-то модифицировать систему оказались безуспешными. Именно поэтому, кстати, такое раздражение вызывают его попытки обратно вернуться к каким-то формам общения с простыми смертными. Я о покупке кофе в маркете.  Но на мой взгляд, вины Зеленского в том, что его сейчас рядовые граждане воспринимают по-другому, нет. Он просто изначально не знал, в какую уже устоявшуюся систему вписывается. Впрочем, даже в этой жесткой и во многом циничной постсоветской системе, соединяющей в себе рудименты «совка» и дикого капитализма, можно делать как добрые дела, так и злые.

- А можно ли быть независимой властной единицей, проводящей свою, независимую от олигархов, внешнего влияния, линию или это нереально в принципе?

- Почему же, вполне реально, если речь идет об особо резистентной личности, обладающей четким видением мира политики, железной хваткой и опытом. Но вы же понимаете, что Зеленский в эту схему никак не вписывается. Во-первых, он политически неопытный человек, во-вторых, он изначально сделал ставку на категорию «слуга», а слуги крайне редко становятся хозяевами положения.

- На каком этапе происходит трансформация образа «до» и «после» выборов, ведь у нас кандидаты в президенты, становясь полноправными главами государств, превращаются в абсолютно других людей?

- Тут сложно сказать четко и однозначно. Все зависит от количества и серьезности вызовов, которые часто-густо могут привести к катастрофе. К тому же, не надо забывать о том, что Украина — очень и очень сложная страна и кто бы не приходил к власти, он сталкивается с таким массивом разного рода и веса проблем, что с ними сложно справиться даже суперопытным политикам, таким как, например, Кравчук. Кстати, он ведь тоже не просчитал ситуацию и был уверен, досрочно покинув занимаемый пост, что выиграет выборы. Но случилось, как известно, совершенно по-другому.

Также, к слову, уходил и Кучма, считающий, что у него нет достойных соперников. С большим позором ушел Янукович, а Ющенко покинул кабинет на Банковой с нулевой поддержкой. Фигура Порошенко вызвала массовую неудовлетворенность, которая и привела к власти Зеленского. Дело в том, что люди, приходящие к власти, до конца не понимают и не ощущают многогранную сложность нашей страны. Избиратели пришли к выводу, что политический опыт, коим, безусловно обладали все пять бывших президентов, в условиях тотальной коррупции, только вредит. Именно поэтому украинцы решили сделать ставку на Зеленского — человека, который такого опыта не имеет. И теперь тем, кто поддержал нынешнего президента, очень сложно расставаться со своей надеждой на то, что, изменив основу выбора и сделав ставку на дилетантство вместо опыта, что-то поменяется в корне.

Если люди окончательно разочаруются в этом своем эксперименте, что, спрашивается, дальше? Возвращаться к истокам? Этого очень не хочется, поэтому люди пытаются верить и не забирать шанс у Зеленского.

- Всех наших президентов объединял один тезис: борьба с коррупцией. Сейчас она проводится, пусть не на наивысшем уровне или мы по-прежнему являемся свидетелями имитации?

- Какие-то шаги, бесспорно есть, но о глобально-системном подходе к этому негативному явлению говорить не приходится. Кстати, мы проводили европейское исследование и его результаты свидетельствуют о том, что по отношению к макро-коррупции украинцы — одни из самых нетерпимых в Европе. А что касается микро-коррупции, то есть решения своих частных вопросов обходными путями с помощью взяток, то тут мы куда более толерантны. То есть, мы люди маленькие, свою маленькую коррупцию не замечаем и не осуждаем. Тут все опирается в проблемы морали, а наша, украинская мораль — очень своеобразная и формируется с самого детства. К примеру, если у нас ябедничество — это высшая степень позора, то в цивилизованном мире, нет. Мы должны поменять ценности и подходы, поскольку сами, являясь далеко несовершенными, каждый раз ищем в новом президенте идеал. А где ему взяться-то в условиях общегосударственной «болезни» и не соответствия требованиям современного мира?

Может быть, мы не так уж в этом и виноваты, потому что это наша история. Однако мы должны серьезно работать над тем, чтобы меняться в лучшую сторону, а вот в этом плане — сплошные пробелы и у рядовых граждан, и у руководителей государства. Поэтому к Зеленскому у меня только одно требование: продержаться до очередных выборов, отбивая лавины проблем в условиях расколотой страны.

- Если отталкиваться от небезызвестного тезиса о том, что короля играет свита, Зеленскому может в этом плане помочь окружение, или они не способны просчитывать шаги наперед, реагируя на проблемы по мере их поступления?

- Зеленский все еще не понял до конца, что попал в систему, где именно он является всем и вся. На него возлагаются все надежды и с него будут спрашивать. После того, как Зеленский стал президентом, люди дали колоссальный кредит доверия и политической силе «Слуга народа», выросшей из ниоткуда и ничего из себя не представляющей.

А что касается кадровой политики Зеленского… Где у него были знакомые, там он их и собирал. В итоге получился такой себе сборный партизанский отряд, в котором встречаются настолько экзотические персонажи, что сложно понять, каким ветром их туда могло занести. Принцип подбора кадров я понимаю так: кто-то кого-то привел. В социологии есть такой метод подбора экспертов — снежный ком. Это когда ты находишь одного-двух человек, а далее уже они подсказывают и подтягивают новых специалистов.  Так и тут. В принципе, в социологии этот метод позволяет провести качественные исследования, но не берусь наверняка утверждать, что он эффективен при формировании политической команды.

- Вернемся к вашим словам о том, что для Зеленского важно продержаться до очередных выборов. А вы видите предпосылки к его досрочному уходу?

- В данном случае, я акцентирую на другом. Говорю, что ему крайне важно не наделать больших глупостей, которые в свое время совершили другие президенты и от чего Украина получила массу проблем.

- Например?

- Например, когда Кучма упорно выдвигал Януковича перед Оранжевой революцией. Это была ужасная ошибка, которая, благо, не закончилась трагедией. Но уже вторичный выход Януковича на избирательную авансцену как раз трагедией и закончился. Вот вам два примера больших и даже роковых ошибок.

Что касается предыдущего президента, то он, я считаю, очень уж быстро изменил свою позицию, предельно резко радикализировавшись. Он перешел в узкую нишу активного меньшинства, в лагерь тех, кого сегодня называют порохоботами. Его ошибкой стало то, что, четко сформулировав свою идеологему, он не учел, что она не репрезентирует мнение большинства наших граждан. К тому же, эта его воинственная риторика, эти возгласы об армии, языке и вере, абсолютно не соответствуют его внутреннему миру, а украинцы интуитивно чувствуют фальшь. Вот он (Петр Порошенко — Ред.) и страдает сейчас.

- Если честно, на страдальца он мало похож. Да и почему страдать — он не покинул высшую политическую лигу.  

- Не покинул, но, похоже, не может избавиться от мыслей, что он уже не президент. Кстати, Порошенко очень похудел и мне его даже жалко. Может быть, мысли об ошибках тоже сделали свое дело, не знаю… А вот Зеленский пока что ошибок не наделал, он очень гибкий на самом деле.

- Как вы считаете, имеют ли под собой основания разговоры о возможной осенней протестной волне, на гребне которой якобы готовится стать Петр Порошенко?

- Не думаю, что сегодня есть причины для любого рода протестных заварушек. Да, Порошенко человек незаурядный, но вряд ли он сумеет взбунтовать общество. Для этого, помимо прочего, нужно иметь очень серьезные основания, которых я на сегодня в упор не вижу.

Украинцы массово могут выйти на улицу от ощущения острой обиды или оскорбления их гражданского достоинства. Так было и в 2004-м, и в 2014-м. То есть, оскорбительное поведение со стороны власти в нашей стране является неотъемлемым условием массового неудовольствия и возмущения. Именно на этом фоне активное меньшинство может начинать то, что мы называем Майданом. Но если дух солидарности с меньшинством не распространяется на большинство, все начинания обречены на провал — они захлебываются на старте. В противном же случае все, как правило, заканчивается сменой власти. Однако я пока что не вижу, чтобы действующая власть так уж серьезно оскорбила людей, чтобы вызвать у них желание поддержать агрессивный протест.

- Вы ранее сказали, что ваше ключевое требование к президенту Зеленскому состоит в том, чтобы он продержался до очередных выборов, не наделав серьезных ошибок, чреватых различного рода потрясениями для страны. А как вы оцениваете плохо завуалированный намек нынешнего главы государства о том, что он допускает свой поход на второй срок?

- Это заявление я расцениваю, как лишнее доказательство его политической неопытности. Он ведь дал торжественную клятву, что придет только на один срок, и вот, спустя всего лишь год, говорит, что ему этого мало. Ну… это, скажем так, ничего кроме иронии вызывать не может.

- С одной стороны, да, а с другой — если бы Зеленский сейчас во всеуслышание заявил, что после оставшихся четырех лет непременно уйдет, он бы стал «хромой уткой» и вся еще не выстроенная до конца властная вертикаль посыпалась бы.

- Абсолютно с вами согласен. Именно поэтому ему не стоило вообще давать не только однозначный ответ на вопрос о втором сроке, но даже всевозможных намеков следовало бы всеми возможными и невозможными путями избегать. Словом, надо было держать паузу, делая загадочный вид.

- У Владимира Зеленского еще есть шанс кардинально изменить правила игры во всех сферах жизнедеятельности государства или он, не сделав решительных шагов на старте своего президентства, окончательно его потерял?

- Вообще, шансы что-то поменять в лучшую сторону есть у всех нас, пока мы дышим и наши сердца бьются. А если без философии, то, да, шансы у президента остаются. К тому же, он уже не раз демонстрировал свою решительность, меняя если не правила игры, то конкретных исполнителей — премьер-министра, генпрокурора, главу своего Офиса и так далее. Это — свидетельство того, что он способен проводить самостоятельную политику, оставаясь независимым от конкретных людей, что является очень важным качеством для первого лица государства. Теперь ему осталось лишь подыскать успешных исполнителей. Не факт, что это вообще возможно, но будем надеяться.

- Не секрет, что Владимир Зеленский очень чувствительно относится к социальным опросам. Спрошу непопулярную вещь: а всегда ли к голосу народа следует прислушиваться и принимать конкретные решения и не может ли это повести по ложному, отнюдь не полезному для государства пути?

- Действительно, такая опасность существует, поскольку желание услужить народу — это далеко не всегда правильная политика. Прислушиваться к мнению людей, безусловно, надо, но если ты – руководитель целой страны, то должен понимать, что обобщенное понятие «народ» далеко не всегда хорошо представляет себе, в каком экономическом, политическом и социальном положении находится государство.

При этом, тот, кто берет на себя ответственность управлять очень серьезной системой, ни при каких обстоятельствах не должен забывать о том, что Украина — это очень сложная страна с далеко не ровным характером, который невозможно в силу разных причин изменить. С этим просто нужно научиться, наконец, смириться и жить.

Наталия Ромашова

Самое читаемое