Война и мирВойна

Первый, но не последний: как проходил дебютный суд о военном преступлении «освободителей»

22:32 22 май 2022.  2607Читайте на: УКРРУС

На уходящей неделе в Киеве прошло первое с момента старта полномасштабной войны судебное заседание о военном преступлении, совершенном солдатом РФ. Что инкриминируют российскому оккупанту и почему данные слушания являются в определенной степени знаковыми — в материале Lenta.UA.

На скамье подсудимых – 21-летний сержант российской армии Вадим Шишимарин. Он – командир отделения 4-й танковой Кантемировской дивизии Московской области. Шишимарина обвиняют в убийстве мирного украинца, пожилого человека, который просто шел по дороге в своем селе и разговаривал по телефону. Прокуратура просит приговорить «освободителя», который свою вину полностью признал, к пожизненному заключению. Скорее всего, Фемида в лице Соломенского райсуда Киева не будет затягивать процесс и уже в ближайшее время огласит свой вердикт. Рискнем предположить, что удовлетворительный для стороны обвинения.

Фото и видеокадры того, как российский военнослужащий Шишимарин грустно смотрит через стекло своей «клетки» для обвиняемых облетели не только отечественные, но и ведущие мировые СМИ. Сержанта вооруженных сил РФ пленили еще два месяца назад в Сумской области. Шишимарин в танковой колонне ворвался 24 февраля в Украину, несколько раз попал под обстрел, потерялся и в конце концов сдался в плен. Но перед этим он успел убить выстрелом в голову из автомата Калашникова 62-летнего украинца Александра Шелипова в селе Чупаховка Сумской области. Именно за это преступление его судят в заполненном журналистами зале суда...

Читайте также: На стороне РФ в Украине воюют неонацисты – данные немецкой разведки

Отметим, что в Украине впервые судят российского пленника за военные преступления, поэтому для понимания сути следует, прежде всего, ответить на вопрос о том, как военнопленный становится военным преступником? Когда человек попадает в плен, он считается военнопленным. В то же время, с того момента, когда устанавливается причастность к преступлениям на территории Украины и происходит уведомление о подозрении, это лицо становится подозреваемым в совершении уголовного правонарушения и на него распространяется действие Уголовного и Уголовного процессуального кодексов Украины. В то же время, он перестает быть комбатантом, а становится подозреваемым в уголовном производстве, на которого также распространяются и международные правовые механизмы.

Действия Шишимарина инкриминируются по ч. 2 ст. 428 УК как нарушение законов и обычаев войны, предусмотренных международными договорами, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой, в сочетании с умышленным убийством. Непосредственно Шишимарином был нарушен и дополнительный протокол к Женевской конвенции от 12 августа 1949 года, запрещающий и не допускающий убийств мирного населения во время вооруженного конфликта.

Крайне важно также отметить, что 21-летний «освободитель», которого некоторые сердобольные украинские пользователи соцсетей жалеют из-за реально подросткового внешнего вида, выдавливающего скупую слезу, зверское преступление совершил, спешно покидая территорию Украины на угнанном гражданском автомобиле, поскольку за первые три дня войны его подразделение было почти полностью уничтожено ВСУ. После убийства мирного жителя некоторое время Шишимарин еще скрывался вместе со своими сослуживцами, но в конце концов, решили сдаться местным жителям.

Шишимарин, как мы уже отметили ранее, свою вину признает. В суде он говорил тихо и спокойно, отвечал на все вопросы судей, прокуроров и потерпевшей.

Если верить словам российского военного, события выглядели так: с утра 24 февраля они получили приказ следовать за своей колонной и заехали в Украину. Через несколько дней, а конкретно 28 февраля, колонну разбили в Сумской области и военные начали отдельными подразделениями пытаться выходить в пункт постоянной дислокации. Шишимарин и еще четверо военных забрали автомобиль у гражданского и попытались уехать в сторону границы. В это же время житель села Чупаховка Александр Шелипов выехал на велосипеде на окраину населенного пункта, чтобы посмотреть на воронку от взрыва бомбы. Впоследствии его жена в суде скажет, что пыталась отговорить мужа от этой затеи. Когда мужчина с велосипедом проходил мимо автомобиля с российскими военными, ему позвонил друг. Как вспоминает Шишимарин, неизвестный военнослужащий не из его подразделения, находившийся с ним в автомобиле, дал приказ расстрелять гражданского с телефоном, потому что он якобы передает их координаты украинским Вооруженным силам. «Неизвестный начал кричать, чтобы я стрелял, потому что я подвергаю их опасности», - сказал подсудимый. Сержант выполнил приказ и выпустил автоматную очередь в голову Шелипова. Как звали этого «неизвестного», каково его звание и подразделение, Шишимарин не знает (прокуратура говорит, что фамилия этого россиянина Куфаков).

«Была стрессовая ситуация», - объясняет он и добавляет, что этот отдавший приказ офицер впоследствии погиб. После убийства гражданского россияне медленно поехали дальше, но попали в засаду. Их машину расстреляли из ружей местные терробороновцы. Шишимарин с другими российскими военными скрылись на ферме и на следующее утро сдались украинцам.

«Освободитель» говорит, что искренне раскаивается в совершенном убийстве, однако почему исполнил преступный приказ, полученный от неизвестного ему лица, объяснить не может. В том, что обвиняемый не был обязан выполнять преступный приказ убежден прокурор Офиса генпрокуратуры Андрей Синюк: «Тут важно понимать два аспекта. Первый аспект касается абсолютно всех уголовных производств. Никто, в том числе и военнослужащий или государственный служащий или другое лицо не обязаны выполнять явно преступный приказ. В конкретном случае Шишимарин также не был обязан выполнять заведомо преступный приказ. Стрелять в гражданское лицо, идущее по улице, у которого явно нет оружия и которое не проявляет никаких активных действий, никакого активного интереса к тому, что они передвигаются по одной улице с автомобилем- это явное преступление. Второй важный аспект- это лицо, находившееся с ним (с Шишимариным — ред.) в автомобиле и якобы отдавшее ему приказ, оно не было непосредственным его командиром. Это было лицо, высшее по званию от Шишимарина, но из другого подразделения ВС РФ. То есть Шишимарин не был обязан выполнять какой-либо его приказ, а это лицо не имело права отдавать приказ Шишимарину, поскольку они были из совершенно разных подразделений. Скажем так, судьба их свела, потому что оба их подразделения были разбиты Вооруженными Силами Украины. Затем они уже соединились в одно подразделение со всей своей техникой, потом их снова разбили и они вместе пытались покинуть территорию Украины и только это свело их вместе. Но не то, что один был подчинен другому».

В суде состоялся диалог между обвиняемым и потерпевшей Екатериной Шелиповой – вдовой погибшего. Перед этим она со слезами на глазах рассказала собравшимся, как любила своего супруга и каким он был человеком. «Потеря моего мужа – это для меня все. Он для меня был все, он был мой защитник, я с ним жила как за каменной стеной», – плача сказала женщина. Она спросила Шишимарина, что он чувствовал, когда он убил ее мужа. «Страх», – ответил россиянин. «Я знаю, что вы не сможете меня простить, но я прошу у вас прощения», - добавил он.

Вдова погибшего между тем неожиданно высказала свои соображения по поводу дальнейшей судьбы русского военного. Она заявила, что хочет для него пожизненного заключения, но не против его обмена. Примечательно, что вопрос обмена никто из присутствующих не поднимал – ни сторона обвинения, ни сторона защиты. «Если его обменяют на наших мариупольских защитников из «Азовстали», я не буду против. Я буду только «за», - подчеркнула Екатерина Шелипова.

Отметим, что в настоящее время на подконтрольной россиянам территории находится более полутора тысяч украинских военных, державших оборону на заводе «Азовсталь» в осадженном Мариуполе. Сам Шишимарин ничего не сказал о своем отношении к возможному обмену.

В этой громкой истории особое внимание обращает на себя реакция на суд близких 21-летнего сержанта, с которыми связалась украинская журналистка Ирина Ромалийская. Отец Шишимарина, с которым поговорила коллега, называет развязанную РФ войну в Украине «спецоперацией» и пытается оправдать своего сына тем, что тот якобы не знал, куда его отправили. «Они рядовые составы, они разве знали-то, куда они идут? Не знали», - говорит отец оккупанта, который хочет, чтобы его сына «просто отправили домой», потому что тот уже «навоевался». В свою очередь, бабушка Шишимарина называет суд над оккупантом «ужасом и бредом». Женщина поражает своим цинизмом и пытается оправдать внука тем, что на войне «случается всякое»...

Одним словом, семья Шишимарина отказывается признавать, что их сын – убийца, стараясь всячески оправдать его поступок и надеется, что он попадет под обмен. Впрочем, судя по комментарию путинского спикера Дмитрия Пескова, Кремль, несмотря на международный резонанс по данному конкретному судебному процессу, будет «умывать руки»: «Подробной информации по делу, к сожалению, нет, но и собственно, возможности оказывать помощь в связи с отсутствием нашего диппредставительства в Киеве тоже весьма ограничены у нас».

Впрочем, разговоры об обменах в Москве идут. В частности, депутат Госдумы Леонид Слуцкий даже публично озвучил вероятность обмена «азовцев» на кума Путина Виктора Медведчука, однако это вызывало внутреннюю «зраду» в Кремле и Слуцкому пришлось отказываться от своих слов…

Важно отметить, что роспропаганда ни словом не обмолвились о возможном негуманном отношении ни к Медведчуку, ни к Шишимарину, ни к другим военнопленным РФ. И это не удивительно. Если говорить, например, о конкретно этом деле, то тут, как говорится, комар носа не подточил бы: Шишимарин был обеспечен бесплатным адвокатом, а все вручаемые ему документы были переведены на русский язык. К тому же, на судебном заседании было много журналистов, в том числе из международных телеканалов и изданий и очевидно, что если бы был хотя бы один факт ненадлежащего или незаконного обращения или нарушения прав Шишимарина, он мог бы об этом рассказать прямо во время судебного заседания.

Вполне возможно, что из-за откровенно пренебрежительного отношения политического и военного руководства РФ к судьбе своих «освободителей», российские солдаты массово отказываются воевать в Украине. С тем, чтобы не отвечать по уголовной статье о дезертирстве в РФ, некоторые российские военные, играя на опережение, самостоятельно делают из себя так называемый груз 300. Остальные же идут ва-банк и просто отказываются идти на передовую. «Чем больше новых могил появляется на российских кладбищах, тем меньше желания у других бойцов пополнять их количество собой, поэтому желание воевать не велико», – заявил давеча адвокат Михаил Беньяш, который первый из российских правозащитников взялся отстаивать право солдат РФ не воевать. Беньяш сейчас защищает в суде ОМОНовцев, отказавшихся ехать в Украину, за что их уволили. На данный момент в российских судах находится более сотни дел о восстановлении в должности, а количество отказов исчисляется тысячами.

«Если верховный орк объявит всеобщую мобилизацию или официальную войну, я думаю, отказов станет десятки тысяч, потому что одно дело визжать на митингах, прыгать с разными буковками в руках, а другое дело – пойти воевать. Они к этому не готовы, они на самом деле не знают зачем это им, у них абсолютно нет мотивации», - вполне обоснованно акцентирует известный украинский блогер Владимир Золкин, который на своем youtube-канале систематически берет интервью у российских «освободителей», попавших или добровольно сдавшихся в плен в разных уголках Украины.

Читайте также: Зеленский рассказал о ситуации на фронте – куда рвется враг

Ромашова Наталия

Самое читаемое