Политика Война

Перемирие на бумаге: к чему приведет обострение на Донбассе

13:43 15 фев.  7887 Читайте на: УКР РУС

С момента начала мирных переговоров в Минске прошло ровно шесть лет, однако стали ли мы за это время реально ближе к миру – вопрос весьма и весьма спорный. Почему же в таком случае официальный Киев всячески держится за ТКГ и не признает установленный «режим тишины» сомнительным с точки зрения практической реализации, разбиралась Lenta.UA.

За прошедшие сутки, 14 февраля, в районе проведения операции Объединенных сил (ООС) было зафиксировано три нарушения режима прекращения огня. Вблизи населенного пункта Водяное оккупационные войска вели огонь по украинским позициям со станковых противотанковых гранатометов и стрелкового оружия. У Новоалександровки вооруженные формирования РФ открывали огонь из гранатометов различных систем и стрелкового оружия, а неподалеку от Новолуганского, при перемещении на позиции, в результате подрыва на взрывном устройстве погибли трое наших военнослужащих. Известно, что погибшие – десантники, с 81-й бригады ДШВ. Они скончались на месте, поскольку взрыв был очень мощный.

Государственное бюро расследований (ГБР) расследует дело как «небрежное отношение военного должностного лица к службе, повлекшее тяжкие последствия» и если это докажут, то потери будут считаться не боевыми…

«Вероятно, российские диверсанты перезаминировали противотанковое минное заграждение у дороги, чтобы оно работало и на людей», - пишет у себя в Facebook журналист Андрей Цаплиенко. «Диверсионно-снайперская война набирает обороты на фоне попытки оккупантов под видом учений продвинуться в сторону позиций Вооруженных Сил Украины. На что уже не могут закрывать глаза наблюдатели миссии ОБСЕ», - добавляет он.

Отметим, что с начала перемирия, заключенного 27 июля 2020-го украинская армия имеет уже 15 потерь, 11 – с начала текущего года. Большинство потерь украинская армия испытывает от вражеских снайперов, а также от подрывов на минах и растяжках. К примеру, 11 февраля, в день, когда передовую посещал президент Зеленский вместе с послами G-7, погибли двое украинских бойцов – одного застрелил снайпер у Горловки, а другой погиб от обстрела из крупнокалиберного пулемета под Новомихайловкой. Несколько ранее двое бойцов подорвались возле Марьянки, а 2 февраля погиб еще один украинский боец - от пули снайпера.

«В последние месяцы пророссийские формирования на Донбассе нередко используют мины ПОМ-2 у украинских позиций – их можно устанавливать дистанционно», - рассказал нам источник из штаба ООС, добавив при этом, что режим перемирия не выполняется де-факто уже давно. Режим перемирия, среди прочего, предусматривает запрет наступления, разведывательно-диверсионные действия в «серой зоне» и любое использование дронов. В принципе, это дало свой эффект - потерь на фронте стало ощутимо меньше. Более того, было несколько месяцев без единого погибшего в боях украинского военного. Однако сейчас ситуация изменилась. Почему?

Военные эксперты констатируют, что в последнее время боевики с целью нанесения вреда ВСУ активно «засевают» украинский тыл ПОМ-2 – минами, которые есть на вооружении в российской армии и которые появились на Донбассе ориентировочно с 2016 года. Боевики также активно применяют суррогатные ударные беспилотники, которые сбрасывают взрывчатку ВОГ-17 (выстрел осколочный гранатометный – ред.) с самодельными пластиковыми стабилизаторами. Сообщение об использовании беспилотников приходят в сводках практически ежедневно.

Несмотря на то, что снайперы в условиях позиционной войны – не наиболее эффективные бойцы, львиную долю потерь Объединенных сил составляют именно их жертвы. Впрочем, это, как говорят специалисты, вполне логично: при отсутствии системного противодействия тяжелым вооружением и в условиях снежной зимы им работается более чем комфортно. По неофициальной информации из Генштаба ВСУ, сегодня на Донбассе 24/7 работают 10-14 групп профессиональных российских снайперов.

«Существуют достаточно эффективные способы бороться со снайперами, например, использование огня АГС (автоматический гранатомет на станке – ред.) в комбинации со взводом артиллерии или минометной батареи. В таком случае снайперские пары попадают под «мясорубку» массированного огня. Однако этот метод не используется, потому как не ложится в контекст риторики центральной власти о дополнительных мерах по обеспечению режима прекращения огня. Таким образом, инициатива отдается противнику», - отмечает в беседе с Lenta.UA действующий участник ООС. Он убежден в том, что существует лишь несколько способов закончить войну: победа, поражение или создание демилитаризованной зоны с минными полями, инженерными заграждениями и физическим разделением, к примеру «штыками» ООН.

«Возможно, пора, наконец, признать, что стратегия разговоров о мире и разведении сил в районах будущих КПВВ с прицелом на политическое урегулирование, себя не оправдала?», - задается вопросом наш собеседник. Однако на Печерских холмах все последние недели неустанно повторяли мантру о перемирии, хотя о его фактическом отсутствии говорят эксперты. «Никакого перемирия не существует, противник активно применяет тяжелое пехотное вооружение. На такие вещи уговорами реагировать уже нет никакого смысла. Нужна тактика эффективных действий. Тактика, которой нет. Армия ведет войну хаотично и скрыто от руководства в Киеве, не имея ни боевых распоряжений, ни планирования системных действий по предотвращению и в ответ. Да, наши дают «ответку» - но как это может быть эффективным, если это надо прятать на всех уровнях, чтобы Офис президента не возмутился, что здесь кто-то слишком сильно воюет», - констатирует известный журналист Юрий Бутусов.

И хотя первый президент Леонид Кравчук, который также является главой делегации в трехсторонней контактной группе по Донбассу, был вынужден признать, что перемирие – сорвано, на Банковой действительно заняли довольно-таки странную позицию. Пребывая на днях в компании послов западных стран на передовой, президент Зеленский заявил следующее: «О режиме прекращения огня говорят уже семь лет, а 27 июля он действительно был введен в действие. В то же время, враг периодически совершает обстрелы украинских позиций. Мы понимаем, что происходит. Мы в принципе понимаем, что режим прекращения огня нужен только нам. Мы в принципе понимаем, что сепаратисты хотят его сорвать. Мы это понимаем. Но стойкость наших военных говорит о том, что мы не дадим это сделать».

Ответ на вопрос, почему же при видимом обострении на фронте Украина не инициирует отмену лишь условного режима тишины советник главы ОП и спикер минской ТКГ Алексей Арестович формулирует так: «Его (перемирие — ред.) стоило огромных трудов ввести, и отменив, ввести снова будет стоить еще больше. Сохранение де-юре «режима прекращения огня» не препятствует адекватным действиям ВСУ в ответ на огонь противника – достаточно почитать сводки со стороны РФ, чтобы наглядно убедиться, что оккупантов гибнет не меньше, если не больше. Сторона, которая первая выйдет из режима прекращения огня, налетит на острую и нелицеприятную реакцию мирового сообщества. Международные отношения работают так, нравится нам это или нет, что приветствуют и помогают тому, кто делает сильные шаги в сторону примирения, санкции же и ухудшение отношений падают на голову того, кто работает на эскалацию, в чем РФ уже много раз имела возможность убедиться, и в ближайшее время сможет убедиться еще раз».

Как считают в ОП, сохраняя условную тишину, Киев решает три задачи: сохраняет жизни большего количества военных, обеспечивает безопасность украинских граждан по обе линии фронта и усиливает поддержку Украины на мировой арене. «В военном эквиваленте санкции против Кремля – это не снайперский выстрел, а ракетный удар по РФ, только растянутый по времени. И они, эти санкции, это продолжение изоляции Кремля от мирового сообщества с вытекающими печальными последствиями для экономики РФ – далеко не в последнюю очередь – заслуга нашей армии и дипломатии», - подчеркивает Арестович.

Кстати, если говорить о дипломатическом векторе, то Кремль, похоже, окончательно отодвинул его на задний план, используя лишь в качестве декорации. Об этом ярко свидетельствует недавнее заявление главы российского МИДа Сергея Лаврова, который публично отметил, что «если что», то его страна готова к разрыву отношений с ЕС. То есть, очевидно, что сегодня РФ, а точнее, путинский режим, выбирает сознательный путь политической изоляции. С учетом этого, желая сохранить иллюзорный режим тишины, Киев пытается максимально использовать время для наведения мостов с Белым домом.

«Сегодня по разным каналам и на разных уровнях идут переговоры с Администрацией Байдена. Надо понимать, что «нормандка» может быть расширена только на условиях согласия всех членов четверки, на что Россия не пойдет. Поэтому сейчас рассматривается два варианта: абсолютно новый формат или старая формула — назначение спецпредставителя США по Донбассу», - подчеркивает в разговоре с Lenta.UA близкий к ОП политолог. При этом он добавляет, что при всей знаковости и знаковости для действующего хозяина Белого дома украинского вопроса, у США сейчас есть более масштабные проблемы – отношения с Китаем и проблемы с Евросоюзом. То есть, для поиска новой переговорной ниши необходимо время, которого нет.

«Минский и нормандские форматы находятся если не в тупике, то движутся буквально по миллиметру. Главным условием РФ остается наше вступление в прямые переговоры с «ЛНР/ДНР», на что мы не идем и не пойдем ни при каких условиях», - заявил вчера на одном из телеканалов вышеупомянутый спикер ТКГ Арестович. Он «на 101 процент» убежден, что от России уже в ближайшее время стоит ожидать неприятных сюрпризов, которые весной или ближе к лету неизбежно приведут к серьезному обострению на Донбассе.

Сценарии, которые может использовать Кремль для эскалации ситуации, сегодня звучат разные — от признания Россией квази-республик до интенсификации боев на фронте с тем, чтобы нестойкая часть общества «давила» на власть по принципу: делайте хоть что-нибудь, чтобы не гибли люди. Если смотреть на ситуацию под таким ракурсом, то рьяное желание Банковой сохранить любой ценой пусть условное, но перемирие, не кажется таким уж бессмысленным.

Во-первых, договоренности о «тишине» хоть немного, но связывают Кремлю руки, не давая возможности «разгуляться» на Донбассе по полной программе. А во-вторых, как ни крути, но второе полугодие 2020 года, если рассматривать его на страшной «карте смерти» стало наименее кровавым за последние годы. Вместе с тем даже лояльные к ОП эксперты призывают Банковую к более решительным действиям. «Сегодня многие цитируют высказывание Андрея Ермака о перемирии: «необходимо сделать все для того, чтобы удержать этот режим прекращения огня и сделать полным выполнения договоренности о тишине». Это логичная политическая установка, которая, на мой взгляд, отражает позицию президента Зеленского. Но от себя замечу, что на данный момент речь должна идти не столько об «удержании режима прекращения огня», сколько о необходимости его «восстановления». А для этого, возможно, необходим более эффективный силовой отпор тем, кто ведет снайперскую войну», - подчеркивает политолог Владимир Фесенко.

Тем временем Кремль «случайно» обнародовал видео с закрытой встречи Путина с главредами росСМИ. На вопрос скандальной руководительницы Russia Today Маргариты Симоньян о том, будет ли РФ присоединять «республики» Донбасса, хозяин Кремля ответил, что Россия еще не готова принять такое решение, но «Донбасс мы не бросим, несмотря ни на что».

С молниеносной скоростью (кто бы сомневался) на реляции Путина отреагировали в лагере сепаратистов. В частности, главарь «ДНР» Денис Пушилин, подчеркнув, что «республика» постоянно ощущает помощь и поддержку со стороны Москвы, добавил: «В свою очередь, мы всегда будем стоять на защите Большой Родины, до последнего отстаивая наши общие ценности, чтобы в будущем стать частью Большой России». Данные синхронные месседжи вполне могут носить сугубо провокационный характер, но сам факт того, что Путин запустил этот сигнал в информпространство свидетельствует о том, что Кремль окончательно отбрасывает дорогу назад и будет до конца «гнуть» свою линию на Донбассе.

Наталия Ромашова

Самое читаемое