Политика Власть

Операция - «детенизация»: эксперты о средствах и методах Зе-власти в борьбе с контрабандой

15:07 03 ноя.  3778 Читайте на: УКР РУС

Lenta.UA пообщалась с экономистами о том, как власти вести себя с малым бизнесом, и нужно ли вводить для них кассовые аппараты.

В сессионном зале Верховной Рады, куда во вторник, 3 ноября, после продолжительных не пленарных будней вернулись нардепы, бушуют страсти. Представители различных фракций и групп, предлагая свои «рецепты», пытаются максимально подключиться к разрешению острого конфликта, развернувшегося между Офисом президента и Конституционным судом. Неспокойно сейчас и под стенами единственного законодательного органа страны, где проходят акции предпринимателей. Одни выступают за введение цивилизованных правил игры для всего бизнеса, другие требуют введения моратория на проверки микробизнеса до окончания таможенной и налоговой реформ.

Также участники этого так называемого «Налогового майдана» во главе со скандальным активистом Сергеем Доротичем, о котором мы ранее писали, протестуют против введения с 1 января 2021 года кассовых аппаратов: дескать, это нанесет существенный удар по малому бизнесу.

Вместе с тем, представители монобольшинства утверждают, что, напротив, система РРО (регистрации расчетных операций — ред.) позволит вывести детенизировать рынок контрабанды, который на сегодня составляет ни много — ни мало — 52% или около 140 млрд грн в год. Ответ на вопрос о том, кто в сложившейся ситуации прав: власть, ратующая за введение системы РРО или протестующие предприниматели, выступающие против возврата кассовых аппаратов, Lenta.UA искала вместе с экспертами.

«Вопрос РРО (регистраторы расчетных операций — ред.) давно назрел и перезрел, а тем, кто говорит, что сейчас не время это делать, можно сказать одно: говорите откровенно, что контрабанда — это нормально и налоги должны платить не все, а избранные. Надо понимать, что фискализация — это, в том числе, способ борьбы с контрабандой, а как продается любого рода контрабандная продукция? Через ФОПы. Завозится тысяча предметов, а они, заявляя, что товар – один, остальные 999 продают без каких-либо чеков. В итоге имеем «прекрасный» показатель контрабанды, исчисляющийся миллиардами долларов ежегодно. Люди, контролирующие крупные рынки, такие как, к примеру «7 километр» или «Барабашово», концентрируют на себя очень большие финансовые потоки и всеми возможными и невозможными методами блокировали ранее введение кассовых аппаратов. Надеюсь, что сейчас у власти хватит политической воли с тем, чтобы поставить, наконец, точку в этом вопросе», - отмечает экономический эксперт Сергей Фурса.

«Если полтора года назад в правительстве констатировали теневую экономику на уровне 35%, то сегодня МВФ и Мировой банк называют цифру 50%. Безусловно, это большая проблема, поскольку теневой сектор не платит деньги ни в Пенсионный фонд, ни в госбюджет, в следствие чего уровень пенсионного обеспечения является с одной стороны, неудовлетворительным, а с другой — у власти нет никакого ресурса с тем, чтобы повышать пенсии в обозримом будущем. Поэтому проблема теневой экономики, да, существует, но на мой взгляд, действия власти направлены на то, чтобы больше бить по легальному бизнесу. Введение РРО — это удар по бизнесу, который работает легально, показывает свои доходы и платит налоги», - говорит экс-вице-премьер Павел Розенко.

«На сегодня ответа на вопрос о том, как власть борется именно с теневым бизнесом, нет. И, несмотря на то, что система РРО работает практически во всем мире, ее недостатки, как мне кажется, признает и сама власть. Насколько я знаю, в Верховной Раде зарегистрирован целый ряд законопроектов, направленных на исправление всех ошибок, связанных с введением РРО и самое интересное, что эти документы внесены в значительной степени представителями фракции «Слуга народа». Сейчас складывается ситуация, когда с первого января у целого ряда ФОПов есть обязательства переходить на обслуживание РРО, но ФОПы до сих пор не знают четких правил игры, поскольку масса вопросов до этого времени остается неурегулированной. При этом Верховная Рада занимается Бог знает чем, но только не решением этой серьезной проблемы. Поэтому я поддерживаю встревоженность ФОПов тем, что до 1 января осталось мало времени, а власть не собирается исправлять существующие в действующем законодательстве изъяны. В сложившихся условиях у предпринимателей не остается другого выхода, кроме как добиваться своих требований с помощью пикетов», - резюмирует Розенко.

В свою очередь, президент Центра антикризисных исследований, доктор экономических наук Ярослав Жалило делает следующий акцент: «Проблема, как всегда, кроется в деталях. Проводить то, что мы называем фискализацией необходимо, поскольку если мы стремимся к детенизации экономики, мы должны максимально прозрачно демонстрировать все денежные потоки. Сегодня мелкие предприниматели, осуществляющие деятельность по упрощенной системе, играют важную роль, поскольку через них проходят значительные потоки. Поэтому РРО необходимо с целью детенизации и декриминализации. Вместе с тем, все должно проходить максимально дружественно по отношению к предпринимателям. Крайне важно, чтобы введение регистраторов проходило при минимальных дополнительных расходах для бизнеса. То есть, необходимо найти такие механизмы, чтобы речь шла фактически только о механизме самой фиксации транзакции, а не сопроводительных процедурах, которые могут быть слишком обременительными, особенно для мелких предпринимателей, имеющих небольшие обороты». Большой проблемой на сегодня, по убеждению Ярослава Жалило, является не столько сама проблема введения нового законодательства, сколько отсутствие необходимой коммуникации этого законодательства: «Государство с целью «наведения мостов» с бизнесом, во-первых, должно четко проработать мягкие механизмы, которые минимизируют дополнительные нагрузки на предпринимателей, а во-вторых, коммуницировать эти наработки надлежащим образом. РРО вводить необходимо, но нельзя допускать, чтобы потоки «путешествовали» абсолютно неконтролированно. В целом, РРО должно использоваться настолько мягко и дружественно по отношению к бизнесу, чтобы не создавать ему дополнительных проблем. Вместе с тем, и бизнес должен понять, что отказ от внедрения механизмов противодействия тенизации потоков — это очень большой риск для самой системы упрощенного ведения учета предпринимательской деятельности. Поэтому РРО — это общий интерес государства и предпринимателей, которые должны заключить своего рода общественную сделку, где было бы зафиксировано, что с одной стороны, предприниматели работают прозрачно, придерживаясь норм законодательства, с другой — государство гарантирует использование фискальных рычагов максимально мягко и дружественно».

«О каких кассовых аппаратах может идти речь, когда страна разваливается, экономика находится в пике и люди вынуждены выезжать заграницу с тем, чтобы иметь возможность решать деловые вопросы и поддерживать хоть как-то свой бизнес!? К сожалению, нынешняя власть, очевидно, видит свою роль в том, чтобы выжать как можно больше соков и сил из людей в пользу каких-то распределительных механизмов: бюджета, долгов, новых кредитов и так далее. Они говорят, что борются с теневой экономикой, но именно теневая экономика обеспечивает то, на что неспособно государство — рабочие места. На мой взгляд, сначала экономике необходимо дать немного времени для развития, а уже потом думать, каким образом все максимально открыто регулировать. Я думаю, что только после того, когда у нас будет правильная налоговая система, с невысокими налогами и презумпцией невиновности для налогоплательщиков, можно будет говорить о каких-то технических решениях. Сейчас такой системы нас, увы, нет», - подчеркивает экс-министр экономики Владимир Лановой.

Менее радикален в оценках эксперт-экономист Борис Кушнирук: «Вопрос РРО — достаточно непростой. С точки зрения логики, система учета и контроля над операциями предпринимателей является правильной и необходимой. К тому же, вопрос РРО — это не вопрос дополнительных расходов, а желание предпринимателей избежать части налогообложения. В тоже время для меня очевидно, что в нынешних кризисных для малого бизнеса условиях, подобные фискальные меры для предпринимателей, как красная тряпка для быка, вызывающая раздражение и возмущение. Был и остаюсь сторонником того, чтобы для представителей малого бизнеса, особенно тех, у которых есть наемные работники, снизить ставку ЕСВ (единого социального взноса — ред.) до минимума. В таком случае у них не будет необходимости искать методы увиливания от налогов и выплачивать зарплату в конвертах». По убеждению эксперта, путь к стимулированию бизнеса к детенизации пролегает в уменьшении налогового давления, а не наоборот.

Наталия Ромашова

Самое читаемое