Интервью Коронавирус

Ольга Кобевко: Власти не знают и не хотят знать, с какими реалиями сталкиваются врачи и пациенты во время лечения коронавируса

10:10 14 май.  10732 Читайте на: УКР РУС

Экс-депутат Черновицкого облсовета, волонтер, врач-инфекционист Ольга Кобевко рассказала Lenta.UA о VIP-палатах и политиках, которые строят карьеру на пандемии.

Хватает ли в вашей больнице врачей, чтобы оказать адекватную помощь всем больным коронавирусом?

У нас был период, когда осталось всего четыре врача. В отделении было сто больных и всего четыре врача. А нужно было обеспечить суточное дежурство и обход каждый день. Это настолько тяжело и страшно, что я просто не могу вам передать.

Буквально недавно прочитала, что наш губернатор Осадчук заявил в своем очередном видеообращении, что у нас достаточно врачей. Мне стало очень грустно. И эту ложь распространяют чиновники и журналисты. У нас в Черновцах существует своя специфика: в первой клинической больнице нет ни одного инфекциониста кроме меня. Я — одна. Все остальные, кто лечат больных коронавирусной инфекцией, это гинекологи, невропатологи, хирурги, окулисты, лор-врачи и другие специалисты. В областной больнице у нас было семь инфекционистов, а в настоящее время осталось четыре, и никто к нам не захотел прийти к нам на помощь. Были две депрессивные недели, все были сильно истощены. К нам пришла добровольно помогать лишь одна врач-гастроэнтеролог. Все остальные просто отказались. Это очень страшно. Во всем мире медики объединились в борьбе с коронавирусом, а в Украине существует такое недоверие к системе здравоохранения, что даже медики не хотят помочь друг другу.

Какие меры принимала власть и руководство больницы?

Сообщения власти в социальных сетях и собственно реальная помощь совершенно не совпадают. Они не знаю и не хотят знать, с какими реалиями сталкиваемся мы и пациенты. Я могу об этом говорить, так как никто не может зайти в наше отделение и проверить, поскольку наше отделение является центром коронавируса. Никто из активистов, журналистов или рядовых граждан не может зайти и проверить, есть ли в наличии именно те препараты и средства, которые направила власть. Власть, в свою очередь, этим пользуется. Нам от этого становится очень страшно. Для меня самое неприемлемое, это ложь - любая будь-то властная или человеческая.

Я врач с пятнадцатилетним стажем, и мне почему-то казалось, что все больницы живут так как моя больница областного подчинения. Но когда я попала в городскую больницу, я была очень удивлена. У них управление контактирует не с главным врачом, а напрямую с практикующими врачами. Удивили меня также недавние нововведения ОГА (а придумывают они только то, что вредит медикам). Например, буквально на днях, они потребовали сканировать историю умершего и отправлять ее на определенную почту. Что бы вы понимали, эта работа отнимает у нас врачей очень много времени: 40 страниц истории болезни просканировать на б/у принтере, который подарили нам волонтеры, а не власть. На эту ненужную процедуру уходит больше часа рабочего времени. А перед сканированием эту историю нужно еще и написать, правильно оформить. И на это тоже нужно немало времени. Я не говорю уже о живых пациентов, которые сильно нуждаются в нашей помощи.

Если сравнивать в Черновцах больницу городского и областного подчинения, то в областном просто заявили приказном тоном, и вы должны это делать. А в городском подчинении, как только получили этот приказ, сразу направили три скоростных сканера, которые где-то стояли у чиновников в кабинетах, тем самым упростили работу врачей. Городское управление взяло на себя всю отчетностью, врачи не загруженны бюрократией. А все остальное помогают делать работники здравоохранения.

Нет медсестры которая занимается документооборотом?

Мы предлагали это несколько раз, но нас никто не услышал.

Можно уже говорить о спаде эпидемии в Украине, или еще рано?

Еще нет, сейчас у нас много более тяжелых пациентов, чем было ранее. Я очень надеюсь, что на этой неделе заболеваемость снизится. Все стационары сейчас заполнены, к сожалению.

Наблюдая за другими вирусами, как они ведут себя, скажу одно, пока у нас не будет специфической профилактики, и не будет вакцинировано минимум 85% населения, мы будем продолжать жить с этим вирусом. Я очень надеюсь, что мы научимся жить с ним так, и что у нас не будут заполнены стационары, и не будет такой острого дефицита необходимых средств. Я не думаю, что он куда-то исчезнет. Надеюсь, что мы сможем переносить это, как обычную инфекцию. Но, повторяю, мы от нее не избавимся пока не будет проведена массовая вакцинация. Не стоит также забывать, что очень много людей являются противниками вакцинации, или имеют противопоказания к ней. Тем более неизвестно, удастся ли создать эффективную вакцину. Говорить о том, что инфекция исчезнет не будем, потому что это не так. Надеюсь, у нас будет возможность предоставлять быструю и качественную помощь в случае ее появления.

Были ли случаи коррупция в больнице во время пандемии? Пытается кто-то договориться о лучшей палате?

Нет, такого у нас нет. У нас был один скандальный пациент, у которого подтвердили коронавирус. Он утверждал, что у нас госпитализируют только за деньги. Это был тот период, когда у нас осталось четыре врача. Нам было настолько тяжело работать, что мы просто посмеялись над тем, что он сказал. Мы были готовы отдать любые средства пациентам, только бы их стало меньше в стационаре. Это шутка, конечно, что врач готов платить пациенту, чтобы тот не ложился в стационар. Но когда пациент лжет, что нужно заплатить, чтобы попасть в стационар, то становится очень смешно. Если говорить серьезно, то именно в это время к нам, как к врачам, отношение изменилось в лучшую сторону.

Часто ли поступают указания от местной власти по поводу определенных больных?

Случается иногда. Мне однажды позвонили по указанию главы департамента в 2:00 ночи и сообщили, что везут девочку в легком состоянии с нормальной температурой и сатурацией 97.  Я была просто шокирована.

У вас в больнице есть VIP -пациенты?

Конечно же, они есть. Они лежат в отдельных палатах. В основном это работники госчиновников и половина Московского патриархата. Мне страшно, что такое существует. Практикующие врачи, которые работают с первого дня эпидемии, знают, что между врачом и пациентом нет никаких финансовых вопросов. Мы плачем от радости, когда выписываем пациентов.

Мне очень приятно получать звонки от пациентов, и слышать слова благодарности за то, что я их вылечила. Для пациента который находится в больнице очень важно общение с врачами и психологическое состояние. Совсем недавно, пациентка, которая вылечилась от коронавируса подарила нам большую коробку с конфетами. Такое не назовешь коррупцией. Это элементарная благодарность врачам, и нам это очень приятно. А детки нам рисуют рисунки.

Мы обычные люди, с нормальными эмоциями. Над очень приятно слышать слова благодарности от пациентов, волонтеров, а также от журналистов. Вот ты говоришь, я не врач, я не на передовой, я журналист. Ты собираешь ту информацию, которая становится историей, именно вы журналисты занимаетесь тем, о чем потом будут писать в книгах по истории.

Важны те люди, которые пекут в это время хлеб, выращивают морковь, из которой потом готовят суп пациентам. Важны абсолютно все звенья, тем более журналисты. Вы в первую очередь творите историю, и если вы ее неправильно передадите сейчас, то она будет искажена для будущих поколений. Я не хочу, чтобы мои дети читали искаженную историю. Я хочу, чтобы они знали правду. Очень хорошим примером является Чернобыль. Какой мы видели ситуацию тогда, я какой мы ее видим сейчас. Я благодарна всем журналистам за то, что вы с нами всегда вместе: как на войне - нулевая позиция, первая линия огня, вторая линия огня. Если не будет тех, кто сможет привезти еду и оружие, то не могут существовать и все остальные. Мы все - молодцы, я искренне благодарна каждому.

Бывали ли случаи, когда врачей просили не разглашать какую-либо информацию?

Если бы мне такое сказали, то это бы меня не остановило. Знаю, что среди медиков были такие случаи. Это подается под соусом, что не распространяя какую-либо информацию, мы уменьшаем панику среди населения. Я считаю, что мы живем во время перемен и информации. Система здравоохранения в советские времена широко не освещалась в информационном пространстве. А сейчас мы рассказываем обо всем, что происходит на самом деле. Благодаря цифровым технологиям у нас есть доступ к опыту всего мира. Наши старшие коллеги считают, что это вызывает панику. Я так не считаю.

В наше время можно провести конференцию между несколькими странами одновременно, узнать об опыте наших коллег из-за рубежа, и избежать ошибок. Я считаю, что мы должны жить информацией, правильной информацией. И опыт Китая это доказал. Китай – коммунистическая страна. Они два месяца до вспышки болезни скрывали информацию от своего населения и всего мира, а вирус за время молчания распространился по всему миру. Если бы не тоталитарный режим Китая и утаивание информации, то возможно, объединились бы все ученые мира, чтобы предотвратить распространение вируса. В начале пандемии китайцы даже ВОЗ не предоставляли никакой информации. Ми не должны следовать их примеру, мы должны или в ногу со временем. И ничего не утаивать от своего народа.

Получаете надбавку в 300% к своей зарплаты?

Если считать, что это была оплата с налогообложением, то почти подходит под 300%. Наш оклад — небольшой. Максимальный оклад это 4772 грн в категории со стажем работы более 10 лет. Если посчитать, то это небольшие средства - с надбавкой получается около 13 000. Мы получили эти средства: 10000 грн врачи и 7000 грн медсестры. Пока нам не дали расчетов по этим средствам. Я воспринимаю это как норму, которая должна быть постоянной, а не одноразовой. Надеюсь, что правительство должно понять, что каждый врач, медсестра или санитарка - не обслуживающий персонал, а людьми которые спасают жизни. И пока нас будут считать обслуживающим персоналом, мы будем унижены государством финансово. Мы все живые люди, мы не роботы, мы тоже хотим есть, одеваться. Скажу больше, многое для нашей работы от канцелярки до личной одежды и средств диагностики мы покупаем сами, государство нам не дает ни копейки.

 Нужна ли Украине медицинская реформа? Что изменил первый этап реформы?

Есть два момента. Первый, нам нужен контроль медицинских учреждений, так как сделано во всем мире. Должен быть менеджер больницы - человек, который занимается распределением средств и не является врачом. Второе, это когда внедрялась реформа первого звена, нужно было сразу вводить реформу второго звена.

Сейчас сложилась такая ситуация, что семейные врачи получают по 12-18 000 гривен, а в это же время врач хирург, который проводит по 15 часов в день возле одного пациента, получает 4772 грн, что является лишь на 11 гривен больше минимальной заработной платы в Украине. Это где же справедливость? И в это время приостанавливается реформа. И вот мы остались с теми же зарплатами, без надбавок.

Ольга Левкун Lenta.UA

Новости

Самое читаемое