Точка зрения Александр Михельсон

Об обмене "беркутовцев"

17:40 30 дек.  1114 Читайте на: УКР РУС

Украинский журналист Александр Михельсон об обмене пленными.

О серьезном. Я старательно отслеживал тематику обмена пленными. Я не лез в личную. Я даже почти никого из них не знаю. Я просто отслеживал источники - здесь, там и еще там. Я делал выводы. Я пытался быть отстраненным. Когда на днях мой младший коллега Данило Мокрик 
которого я глубоко уважаю как профессионала, не первым написал, что "беркутню", подозреваемого в убийствах на Майдане, отпустят в Россию в обмен на наших пленных, и назвал это разными, там, нехорошими словами, я ничего говорить не стал. 

Но произошли еще два поста еще двух моих молодых коллег - куда моложе Даниила (во всех отношениях), но обоих я тоже уважаю в профессиональном отношении. И тут должен вставить п * ять копеек. 

Например, Дмитрий Литвин  пишет так: 

- Почему нельзя отдать пусть и таких негодяев, если в обмен на это можно освободить наших же живых людей, Которые сидят в плену уже годы? Ещё раз: годы! Только подумайте об этом. Годы. В плену. На оккупированной территории. Часто даже без связи с родственниками. Что может быть хуже? В ответ от переговорщиков и от Некоторых их руководителей были примерно одинаковые истории из области нравственного. Типа как же это мы освободить уголовников и типа причём тут вообще они к войне. Но если подумать: а какая разница? Цивилизованной государство всегда должно бороться за своих живых людей. Что-то из области морали не обязано быть выше, чем конкретная жизнь. 

Ладно. Эта точка зрения имеет право на жизнь. А вот, например, Стас Козлюк считает так: 
 

- Невозможно 4 года описывать истории всех этих людей и остаться равнодушным. Да, это уже не о журналистике, я в курсе. Ведь надо быть нейтральным (я честно стараюсь делать это в текстах, правда). Блин, вы не слышали вживую историю человека, получившего шесть (!) Пулевых ранений, описывающая, как видит палец, отрывает шар. Не слышали вживую историю от человека, 40 минут лежала с пулей под сердцем на "кровавом пятачке". Историю медика, который спасал этого человека. Не видели мужчин, которые реально рыдают, рассказывая о своих сыновей или братьев. Майдановцев, которые из-за действий силовиков получили инвалидность. Вы когда-то говорили с парнем 20+ лет, которому в "мирном Киеве" отстрелили треть ноги? Курва! Вы не слышали историю отца Назара Войтовича. Знаете, сколько было Назару, когда его застрелили? 17 лет. Вы слышали вживую историю "Песни", на глазах которого убили его лучшего друга? А этих историй - 130. Все, что осталось у родственников убитых - надежда на справедливый приговор. 

 

... Что могу сказать я сам? Я до сих пор формально, свидетель по делу об убийстве журналиста "Вестей" Еремея. Его я никогда не знал, и издание было враждебно, так сказать. И толку из моих свидетельств на самом деле нет никакого - я никого из тех, кто на меня напал, и не успел рассмотреть. Но так случилось, что его застрелили там, где меня за 2:00 до того избили. 

Когда я пришел в себя, я пришел, весь в крови, к Михайловскому собору, увидел реальные операционные столы, реальные оторванные конечности. Пол вся в крови. Я развернулся и вышел. Моя рассечена голова была пустяком. Единственное, свитер пропал: потом его с меня срезали, потому снять было невозможно от присохшей крови. Ну, я жив, и ничего же. Но почему эти падлы будут на свободе? Я даже ни кирпича не бросил. 

Ладно, ребята, которые реально дрались и реально пострадали - я понимаю, война есть война. Но я просто подошел к группе "титушок" и показал журналистское удостоверение. На том и все. Кто меня сзади обратил в затылок дубинкой, я даже не заметил, я говорю. Но обратили профессионально. Я не очень понимаю такой способ реализации политики. А их же там было штук семьдесят-восемьдесят. Поэтому дальше я тихо лежал, держал удары. Слава богу, били уже не дубинками, а просто ногами. В сапогах. Полежал, встал и пошел - в крови, без телефона, без удостоверения ... Ну это я уже о личном. 

Но на самом деле и это не главное. Главное - что выпускают из поля зрения как Дмитрий, так и Стас - это то, что террористы всегда наглеют, если идти им навстречу. Дмитрий говорит о якобы "сверхидеи", якобы какие-то абстрактные рассуждения. Но штука-то совсем в другом. Чем больше мы будем отдавать убийц и уродов наших пленных - тем больше будет пленных. И искалеченных. И убитых. Это же банальная логика террора, а мы имеем дело с государством-террористом. Абсолютно не понимаю, что здесь может быть неясно. 

Еще раз, для ясности: для наших врагов наши пленные - это товар. Чем больше готовности мы обнаружим к покупке этого товара - тем больше этого товара они будут даром. Чтобы потом продать нам же нас же самих.

Взято из: Facebook

Фото: Facebook

Самое читаемое