Культура Кинематограф

Новый взгляд на «Игру престолов» оказался неожиданным и очень откровенным

10:30 03 июн.  9346 Читайте на: УКР РУС

Документальный фильм «Игра престолов: последний дозор» не уступает самому сериалу.

Слово «ракурс» имеет два значения. Первое – положение камеры по отношению к снимаемой сцене. Второе – точка зрения на что-либо. В случае с фильмом Джини Финлей «Игра престолов: последний дозор» о том, как снимался восьмой, завершающий, сезон телеэпопеи, они совпадают. Совпадают в том смысле, что, выбрав правильный ракурс для довольно традиционного жанра «фильм о том, как снимался фильм», режиссер во многом изменяет, уже постфактум, и точку зрения зрителей о самом сериале. Да и вообще о том, что такое кино.

Вопреки трейлеру, о котором рассказывала Lenta.UA, где показана реакция Кита Харингтона на известие о том, что его герой убивает Дейенерис, ведущим актерам в «Последнем дозоре» уделено совсем немного внимания. Исключение составляется разве что Эмилия Кларк за счет ее открытого и смешливого, несмотря на перенесенные ею инсульты (о чем публике стало известно только после окончания съемок) характера. Основной акцент Джини Финей делает на том, какой это дикий и, скажем так, парадоксальный, труд – снимать фильм, который потом, развалясь на диване, будут смотреть миллионы людей, да еще и писать петиции о том, как это плохо сделано.

Короля Ночи играл не актер, а профессиональный каскадер. Фото: Dbc

Почему парадоксальный? Лучшая иллюстрация к этому – рассказ о снеге, который постоянно появляется в кадре в восьмом сезоне. Оказывается, самый лучший снег получается из бумаги с водой. Отсняв эпизоды с ним, его собирают в большие оранжевые мешки и везут на другое место съемок, в данном случае из Исландии в Испанию, потому что бюджет сериала не резиновый, и надо экономить. А самая большая проблема со снегом в кадре возникает тогда, когда вдруг идет настоящий снег – потому что он выглядит хуже бумажного и ведет себя капризно.

Кстати, когда человека, ответственного в «Игре престолов» за снег, спрашивают в другом эпизоде, как дела, он отвечает: «Да как всегда. Просто плакать хочется». Это и есть настоящее кино о кино – что бы ни снимали, всем обычно просто плакать хочется, настолько это непростой труд. А тут еще и сценаристы придумали, что основное действие происходит ночью. И сотни людей, включая актеров и режиссера, работают ночью и спят днем. И все уже запутались, сколько недель подряд без перерыва этот происходит. Один говорит: «Семь». Другой поправляет: «Девять».

Когда одного из двух режиссеров восьмого сезона спрашивают, хороший ли был день (в данном случае ночь, но у киношников своя терминология), он отвечает: «Думаю, да. Мы закончили вовремя и нигде не накосячили». И добавляет: «У меня нет никакого желания работать 55 ночей подряд и пропустить 55 дней».

И вот с таким гримом они ходят к трейлеру, где продают хот-доги. Фото: Twitter

Иногда в кадре появляется женщина, которая постоянно матерится. Ведь она отвечает за обеспечение съемочного процесса, а это тут повод материться всегда найдется. «Вчера мы снимали на жутком холоде, - говорит она. – 250 статистов, вся съемочная группа – и ни одного туалета».

И все-таки когда заканчиваются съемки сезона, а с ним и телесериала, у всей съемочной группы глаза на мокром месте. Потому что кино – это не только дикий парадоксальный труд, но еще и волшебство. Как в случае с Королем Ночи, чехом Владом Фурдиком, который и не актер вовсе, а 35 лет работал каскадером, вдруг получил неожиданное предложение сыграть этого персонажа - и стал звездой, к чему никак не может привыкнуть. «Маска полностью тебя меняет, - говорит он. – Ты заходишь в трейлер к гримерам, шутишь, но потом шаг за шагом переходишь на темную сторону».

Вот такая это штука – делать кино. Во время съемок все ее клянут, а когда съемки заканчиваются, плачут от грусти.

Алиса Куницына, Lenta.UA

Заставочное фото: Pikstagram    

     

Новости

Самое читаемое