Политика Иллюзион

Новое расследование "Дела Доктора Пи»: медийный суд Линча в исполнении «Украинских сенсаций»

13:22 05 авг 2021.  422 Читайте на: УКР РУС

Почему репортеры 1 + 1 транслируют «правду» подчиненных Захарченко и Пшонки?

Существует немного способов прокачки рейтинга умирающих медийных проектов. Когда читатель или зритель теряет интерес и доверие, остается только или смена команды, формата и качества продукта, или - неистовый хайп на скандальных темах, в надежде сохранить хотя бы аудиторию с «пивом и сёмками», пишет о деле «Доктора Пи» Андрея Слюсарчука журналист Игорь Юрченко для издания «Пік».

Конечно, второй путь является менее трудоемким и креативным, - поэтому обычно избирается именно он. Примером является недавняя попытка программы «Украинские сенсации» на канале 1 + 1, возродиться в качестве «обличителей зла», предоставив новую жизнь прибитому пылью «делу Доктора Пи». Смысл прямой: когда «Сенсации» переживали звездный час, именно соревнуясь за пальму первенства в «разоблачении века». Даже на странице телепроекта в «Википедии» говорится о «полной картинке» по этому резонансному делу, которое вроде бы составили репортеры с 1 + 1.

Читайте также: Венедиктовой показали «желтую карточку»: за что критикуют генпрокурора

«Полнота картинки» на самом деле выглядела забавно диссонирующей: «Сенсации» представляли Андрея Слюсарчука то шизофреником без способностей, то гениальным аферистом, то убийцей со скальпелем, и, в конце концов, - агентом неизвестных разведывательных структур, который должен оказывать влияние на представителей верхних эшелонов украинской власти...

И вот через 10 лет «Сенсации» ступили на тропу своих забытых подвигов.

Как фигурант «нового большого расследования», которого репортеры «Сенсаций» обвинили в нарушении «журналистских стандартов» (причем «всех»!), из-за попыток объективного освещения этого сложного дела, считаю необходимым покопаться в смысле этого «расследования». Не только потому, что «коллеги» задели мою профессиональную репутацию. Но и потому, что так называемое «журналистское расследование» в данном случае является скорее примером информационного суда Линча.

Читайте также: Андрей Слюсарчук: Уроки ненависти от Лукаш, или Почему я больше не буду смотреть телевидение

Я никогда не скрывал почти пятнадцатилетней дружбы с профессором Андреем Слюсарчуком. Которого уважаю как блестящего врача и носителя действительно уникальных способностей - в которых я убеждался неоднократно и знаю десятки людей, которые в его лице нашли, без преувеличения, спасителя.

Мое десятилетнее исследование медийно-криминальной драмы «Разоблачение «Доктора Пи», принесло много фактов, которые в совокупности ставят множество вопросов о чистоте и достоверности «доказательств следствия», до сих пор транслируются средствами массовой информации - об отсутствии образования, умерших пациентах, обмане в игре с шахматной программой «Рыбка»...

Однако стоит ли такая позиция обвинений в нарушении журналистских стандартов? С какого момента репортеры канала 1 + 1 решили, что эти стандарты определяются именно ими? Или позиция «Украинская сенсаций» стала в журналистике эталонной настолько, что любые противопоставления считаются «нарушением стандартов»?

Поэтому придется поделиться в целом (прежде всего журналистскими) тонкостями «дела Доктора Пи», которое следователи и некоторые СМИ «расследовали», вероятно, по принципу из одного сериала: «Нет ничего сложного в расследованиях. Особенно если самому придумывать доказательства...»

Читайте также: Актеры без суфлеров: истории «походов» людей искусства в большую политику

Я просто приведу факты, которые ставят под сомнение «версии следствия». Они дают возможность утверждать: подавляющее большинство «доказательств» по ​​«делу Доктора Пи» базируются на фальсификате и манипуляциях. Но последний сюжет 1 + 1 в очередной раз доказал, что журналистам почему-то выгодно оперировать сведениями десятилетней давности и делать вид, что другой точки зрения не существует и не должно существовать.

Хотя на самом деле за эти годы многое изменилось - читатели и зрители имеют право об этом знать.

Ликбез для особо озабоченных «стандартами журналистики»

Сначала - о формально-юридической стадии дела. Это важно, чтобы определиться, чего стоят категоричные оценки, которыми изобилует очередное «расследование»: «За убийства и махинации правосудие лишило свободы господина Слюсарчука сроком на 8 лет. Его признали виновным в мошенничестве и подделке документов».

На самом деле приговор почти десятилетней давности, на который упорно ссылаются «Украинские сенсации», был отменен 24 марта 2016 года Высшим специализированным судом по рассмотрению гражданских и уголовных дел (после чего Слюсарчук вышел на свободу), а затем - апелляционной инстанцией. Дело оказалась снова в первой инстанции, где поныне и рассматривается.

Это означает, что никакого «приговора» с юридической точки зрения пока не существует, - поэтому наличие образования у профессора Слюсарчука не является опровергнутым, а остальные обвинения являются неподтвержденными.

Читайте также: В руководство Укрзализници снова хотят набрать некомпетентных иностранцев

Об этом говорится в судебных решениях, которые есть в открытом доступе, и если бы журналисты «Сенсаций» прочитали эти документы, тон и содержание их «расследования», думаю, должен был бы измениться. По крайней мере они бы поняли, что, безоговорочно поливая человека грязью, прикрываться формулой «по версиям следствия» абсолютно непрофессионально. Ведь эти «версии» сейчас является опровергнутыми, недоказанными, по большому счету - фантомными.

Вспоминать, что те же «стандарты журналистики» логично призывают к соблюдению СМИ презумпции невиновности, действующей в отношении лица, вина которого не доказана судом, смысла не вижу - в системе профессиональных координат наших «журналистов-расследователей» такого понятия не существует.

Из этих формальных позиций двигаемся дальше.

Первое. Образование Андрея Слюсарчука.

Везде сквозь сюжет журналисты «доказывают», что следствие установило отсутствие у Андрея Слюсарчука медицинского образования. Зрителю демонстрируют изображения всевозможных «справок», как будто полученных в разгар «разоблачения». Так, различных «документов» Интернетом гуляло несколько вариантов - как по подтверждению образования, так и относительно опровержения. «Убедительным» считался тот, якобы привезла из московского медуниверситета им. Пирогова журналистка львовского «Экспресса» Мартынец (Светлана Мартынец - ред. Lenta.UA), которая писала, что едва не лишилась жизни, бедняжка, во время командировки. Потому что на нее охотились неизвестные сектанты - сторонники культа «Доктора Пи». (Вообще утверждать о преследовании со стороны загадочных лиц - для «обличителей» Слюсарчука стало модным трендом, к которому мы еще вернемся). Эту бумажку львовские журналисты заносили в милицию почему-то ночью, под телекамерами и в компании такого известного политического персонажа, как Андрей Парубий ... Спектакль вышел знатный, его истерическую канву вновь взяли репортеры «Украинская сенсаций»: «В ответ на официальный запрос журналистов и следователей московский институт сообщил - «Слюсарчук никогда здесь не учился».

Читайте также: Пентагон создал глобальную армию из тайных агентов численностью 60 тысяч человек - Newsweek

Но сейчас, спустя почти 10 лет после этого спектакля, репортерам почему-то не хватило элементарного профессионализма поинтересоваться - как происходил процесс доказывания отсутствия образования именно в суде? И почему это обвинение оказалось недоказанным?

Специально для «Украинских сенсаций» - несколько штрихов о качестве «доказательств» следствия и прокуратуры.

Первое. В основу умозаключений об отсутствии образования, следствием была положена ксерокопия «Акта служебного расследования» из московского медуниверситета, где говорилось о том, что дубликат диплома был выдан Слюсарчуку в 2005 году незаконно. Дело даже не в том, что из содержания этого «Акта» невозможно сделать вывод: учился ли этот человек в этом вузе, или категорически нет? А в том, что КПК, который действовал на тот момент, прямо запрещал оперировать документальными доказательствами в виде копий. Суд на это «облокотился», но вопрос остался: почему следствие так и не предоставило суду оригинала этого ключевого доказательства? Куда он делся, почему исчез?

Второе. Вопреки установленному порядку, допрос в судебном заседании подписантов «Акта» с подтверждением их подписей не проводился.

Третье. На бумажных «доказательствах из Москвы», вместо печати медуниверситета стоит штамп местного отделения московской милиции. Почему и какова в этом логика - остается только догадываться.

Читайте также: Премьеру нового фильма о Джеймсе Бонде опять перенесли

Четвертое. Следователь Александр Сорока, который привез этот неоднозначный документ, отправляясь в Москву, почему-то не оформил международного поручения, обязательного для проведения следственных действий на территории другого государства. Без этого любые добытые доказательства не имеют никакой юридической силы. И еще один странный момент - в материалах дела вообще отсутствует приказ о назначении следователя по этому делу!

В сухом остатке - некое физическое лицо Сорока будто было в Москве и привезло оттуда ксерокопию чего-то, подписанную неустановленными лицами и заверенную печатью сторонней организации.

Даже эти «мелочи» дают повод утверждать, что вопрос «отсутствия образования» не был исследован и беспрекословно доказан - на что и указали кассационная и апелляционная инстанции в своих решениях.

В заключение - еще пара сомнений.

Почему суд «не заметил», что Слюсарчук предоставил список своих однокурсников, с просьбой допросить их, чтобы они засвидетельствовали факт его обучения? В сюжете «сенсаций» защитник пострадавших по делу Андрей Петрушин жалуется, что Слюсарчук мог бы вспомнить хоть несколько однокурсников. Господин «защитник» или не читал материалов дела, либо сознательно вводит журналистов в заблуждение. Ведь в материалах зафиксировано такое представление адвокатов Слюсарчука. И «расследователи» должны проверить этот момент.

Почему суд закрыл глаза на то, что в архиве московского медуниверситета в книге выдачи дипломов таки была найдена запись о получении Слюсарчуком диплома?

Вот фрагмент из соответствующей папки:

Почему суд не принял во внимание то, что Санкт-Петербургский университет официально подтвердил получение Слюсарчуком второго высшего образования, причем не в виде ксерокопии, а в оригинале с печатью вуза?

Это только малая часть пазлов, из которых складывается картина предвзятости следствия и достоверной фальсификации доказательств.

Читайте также: В Украину не пустили «Мастера и Маргариту»

При этом вопрос отсутствия медицинского образования является ключевым, ведь недоказанность этого фрагмента обвинений полностью нивелирует все остальные, в том числе и в «незаконных» операциях. Но телевизионщики этого момента не «просекают» - потому что кровавые подробности преступлений «афериста со скальпелем» являются краеугольным камнем «работы» по доведению зрителя к праведному экстазу...

Второе. Обвинения в убийствах и незаконных операциях.

В этом моменте надо быть осторожным и детально изучать дело, ведь речь идет о человеческих жизнях и судьбах - как гипотетических «жертв» так и самого «обвиняемого».

Читайте также: В США обнародуют отчет о смерти Михаила Лесина, который "слишком много знал"

«Украинские сенсации» далеки от такой деликатности, они применяют прямые утверждения: «Следствие якобы показало, что от рук Слюсарчука уже умерли 3-летний мальчик Даниил Прокопчук и 50-летний глава семейства Александр Лозовой». Слово «якобы», нетрудно догадаться, является предохранителем от возможного судебного процесса - потому что дальше «Сенсации» настойчиво убеждают зрителя в реальности «убийств», монтируя фрагменты старых записей с показаниями родственников умерших пациентов: «В суд доходят родственники 9 пострадавших, они утверждают , что А. Слюсарчук завел родных на тот свет. Доктор Пи буквально залезал людям в голову во время операции на мозге».

Конечно, у зрителя волосы встают дыбом от такой эмоциональной «прокачки».

Я обращусь к фактам.

Уже в начале процесса даже прокуратура, получив результаты судебно-медицинских экспертиз, увидела, что статья «умышленное убийство» на Слюсарчука не ​​лепится ни в одном из инкриминируемых эпизодов. Поэтому прокурор Александр Прокопов переквалифицировал их на «убийства по неосторожности» (причем из 9 инкриминируемых случаев остается 2). Откровенно попахивает маразмом. Ведь если речь идет об операциях, сделанных человеком без образования - это однозначно умышленное лишение жизни. А «неосторожности» действительно можно применить для профессионального врача, который, скажем, допустил врачебную ошибку, нарушил протокол. Итак, прокуратура таким образом села на шпагат, но эта позиция не была замечена судом - профессора Слюсарчука осудили именно за «убийство по неосторожности»!

Читайте также: Прокуратура засекретила результаты экспертиз по делу Тымчука

Изучали журналисты отчеты судебно-медицинской экспертизы (а это первое, что должен делать расследователь в таком деле)? Явно - нет. Иначе поняли, почему Высшей суд и апелляция констатировали «необоснованность приговора в качестве наличии причинно-следственной связи между действиями Слюсарчука А.Т. и смертями ... с учетом выводов экспертиз».

Причин такому вердикту несколько.

p>ip>�p>Первое. На самом деле ни один из экспертов не взялся утверждать о прямой связи между действиями хирурга Слюсарчука и смертями пациентов. И не только потому, что в нарушение формальных требований, по одному из эпизодов не было проведено эксгумации (все выводы делались на основании изучения лекарственной документации). Но и потому, что ни один пациент не умер во время непосредственно оперативного вмешательства. А в историях болезней и протоколах никакого криминала обнаружено не было. Более того - в части экспертиз признано, что хирург использовал передовые тактики!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Второе. Экспертизами признано, что Слюсарчук брался за случаи, которые, по статистике, имеют очень низкий уровень положительной перспективы для больного. Один из экспертов даже назвал эту работу «операциями отчаяния», а профессор Владимир Шевага вообще констатировал, что Слюсарчук «фактически оперировал труп». То есть Андрей Слюсарчук пытался спасти больных даже при статистически мизерных шансах на успех - тогда, когда хирурги, обычно, отказываются от операций, чтобы не портить собственную «летальную» статистику.

Третье. К обвинениям в «непреднамеренных убийствах» не был привлечен ни другого врача. Что выглядит абсолютно нелогично, ведь оперирует всегда бригада врачей, а решение об оперативном вмешательстве принимаются консилиумом. То есть, «по версии следствия», на которую ссылаются «Украинские сенсации», получается, что Слюсарчук сам принимал решения, сам оперировал, давал анестезию, шил, был себе ассистентом, медбратом и медсестрой ... Нетрудно предположить, что прокуратуре было невыгодно привлекать других участников операций даже в качестве свидетелей, ведь в таком случае можно было услышать вещи, которые не укладывались в «хотелки» стороны обвинения.

Четвертое. Судебно-медицинские экспертизы содержат правовые оценки, что является нонсенсом! Они, как под копирку, начинаются фразой «Не имея специального образования ...» При том, что в то время даже формально не было доказано, что у Слюсарчука нет медицинского образования, а эксперты вообще не имеют права основывать свои выводы на такого рода аргументах. Это может свидетельствовать о том, что экспертные заключения вероятно писались под давлением прокуратуры.

Обо всех этих «мелочах» «Украинские сенсации» сознательно или бессознательно - умалчивают. Или просто не знают, что вообще ставит профессионализм репортеров под сомнение.

Перейдем к эмоциональной части - свидетелей и экспертов, которых привлекают «Украинские сенсации», чтобы убедить зрителя в беспрекословной вине Андрея Слюсарчука. Свидетели - родственники умерших пациентов - вот они, в телекамеры обвиняют и клянут «афериста»! Ну, как тут спорить?

Но представьте себе - после операции умер близкий человек. Диагноз был тяжелый, прогнозы тоже. И претензий к хирургу не было, пока не пришли следователи с шокирующей новостью: оперировал-то «аферист со скальпелем»! Вы должны свидетельствовать против людоеда и можете рассчитывать на компенсацию. СМИ пестрят репортажами о «штукатуре-мяснике», а в дверь стучат «адвокат потерпевших» и журналисты. При таких условиях человек искренне пожелает принять участие в процессе наказания проклятого «головореза».

Обратим внимание - ни один из родственников пострадавших не жаловался на действия хирурга по собственной инициативе, к началу «разоблачения столетия».

У «Украинских сенсаций» есть и «железный аргумент» в лице львовского нейрохирурга Андрея Токарского, который блеснул фразой о Слюсарчуке: «Преступников очень много - есть садисты, вы же знаете, есть серийные убийцы и так далее. Я бы отнес его психотип в ту сторону».

Позиция агрессивная и убийственная, телевидение такие штуки ой как любит ... Собственно, речь идет не об истоках этих несдержанных сентенций, которые не делают чести человеку с врачебной практикой - возможно, у Токарского личное неприятие Слюсарчука ... Просто есть маленький вопрос: это единственный в Украине нейрохирург, на гипертрофированно эмоциональное мнение которого надо полагаться журналистам? При том, что Токарский никогда не работал со Слюсарчуком в операционной и его оценки не опираются на личный профессиональный опыт.

Если бы «Сенсации» стремились к балансу (привет «журналистским стандартам»), в сюжете должны были появиться и другие врачи, которые сталкивались с «садистом» в своей практике.

Скажем, как заведующий нейрохирургического отделения столичной больницы скорой помощи, кандидат наук Алексей Исаенко. Который в суде свидетельствовал, что проводил операции вместе с «серийным убийцей», считает его профессиональным хирургом, талантливым врачом-диагностом, который разбирается во многих областях медицины и у которого есть чему поучиться. Его интервью в открытом доступе.

Но для журналистов 1 + 1 существует лишь тот «эксперт», который рассказывает о «садисте и серийном убийце». А потому, что имеет опыт работы и противоположную характеристику, «Сенсации» слова не дают. Даже о существовании не вспоминают.

Такой избирательный подход наблюдается и в других фрагментах этого необычного «расследования».

Третье. Биография Слюсарчука.

Убеждая зрителей в том, что Андрей Слюсарчук не хирург, а «пэтэушник», репортеры вновь рассказывают версии следователей, задача которых состояла в следующем: понимая ложность доказательной базы из-за «отсутствия образования», им важно было показать, что Слюсарчук ни с точки зрения интеллекта, ни физически не мог получить медицинское образование.

Эту версию отстаивают и репортеры, демонстрируя нескольких свидетелей, которые под прицелом какого-то физиономиста утверждают, что видели Слюсарчука на всех этапах представленной прокуратурой биографии - от специнтерната для умственно отсталых до двух ПТУ.

Реальность этой биографической версии на самом деле вызывает серьезные сомнения. Причем с самой «точки отсчета» - места и обстоятельств рождения.

Начало прокурорско-медийного варианта жизненного пути Андрея Слюсарчука от «Сенсаций» таков: «По версии следствия и журналистов, мать Андрея Слюсарчука, в то время 21-летняя жительница Житомира покинула своего новорожденного сына в роддоме и отказалась от него, так как никогда не знала отца...».

Читайте также: Умер Герой Советского Союза

Проверка этой версии принесла неожиданность: по данным житомирского роддома, архивы со всей документацией за 1950-1976 годы, оказывается, были утрачены еще в 1984 году во время затопления! «Поэтому в больнице отсутствует информация о рождении Слюсарчука А.Т. и гражданки Слюсарчук Натальи Тихоновны»!

Каким же образом «следователи и журналисты» установили факт рождения и даже лицо «мамы»? Возможно, по методике львовского «Экспресса», который в свое время тоскливо вопил «Мы нашли ее, эту женщину! ..» в статье с заголовком «Это шок! Слюсарчук похоронил свою маму живой». Но во время судебного процесса автор - журналистка Светлана Мартынец - признала, что на самом деле никакой легендарной Слюсарчук Натальи Тихоновны никто не находил: «позвонила какая-то женщина в редакцию». Мартынец с этим загадочным лицом не встречалась, но статью написала фантастически эмоциональную...

Следующий интересный факт. Следствие ссылается на учетную запись о рождении. По правилам, в случае, когда младенца оставляют в роддоме, запись подается от имени сотрудника больницы. Запись о рождении Слюсарчука А.Т. осуществлена по представлению лица по фамилии Лукянчук. Но вот справка из роддома - медработника с такой фамилией там никогда не было!

Эта детективная история наталкивает на предположение, что биография Слюсарчука была сфальсифицирована следствием с самого момента «рождения». Далее, с формальной точки зрения, двигаться нет смысла, - потому что получается, что судили (и осудили!) неустановленное лицо.

Но все же попробуем: «В селе Гришковцы Слюсарчук, по версии следствия, появился в 2-м классе специализированного интерната, здесь учатся дети с нарушениями интеллекта и психическими отклонениями». Это утверждение «Украинских сенсаций» действительно было подкреплено свидетелями обвинения в ходе судебного процесса: несколько бывших воспитательниц интерната средним возрастом в 70-80 лет - «опознали» в 45-летнем мужчине мальчика, которому не было и 10-ти.

Уже тогда наблюдалась странная особенность - журналисты и следователи, формируя «доказательную базу», почему-то тщательно избегали попыток расспросить человека, который был директором специнтерната в годы, когда там вроде бы находился Слюсарчук. Почему?

Дело в том, что показания бывшего директора - Виктора Гнатюка - опровергают уникальные способности бывших воспитательниц, которые под влиянием следователей моделировать внешность взрослого человека из детского образа с разрывом почти 40 лет. Эти показания почему-то тщательно "не замечались» ни следователями, ни СМИ.

Вот видео, на котором Гнатюк рассказал о том, как из одного Слюсарчука сделали другого:

Если коротко - ребенок по фамилии Слюсарчук в интернате действительно был. По воспоминаниям директора - неконтактный олигофрен, удаленные гланды, ожоги лица. Но у Андрея Слюсарчука гланды на месте, ожогов нет (о «неконтактном» вообще умолчим). И вообще бывший директор интерната утверждал, что Слюсарчук, которого «разоблачили», не может быть тем загадочным воспитанником специнтерната - ни физически, ни интеллектуально.

Читайте также: Эхо Второй мировой. Военнослужащим-африканцам Британской армии платили втрое меньше, чем белым однополчанам

Далее самое интересное. Медицинская справка и личное дело ребенка по фамилии Слюсарчук была изъята из архива интерната следователями и больше нигде не фигурировала! Документы бесследно исчезли - можно предположить, что они содержали данные, которые не идентифицировались с «уличенным» Слюсарчуком.

Для любого вменяемого журналиста эта детективная история - повод усомниться в чистоте «доказательств». А разночтения в показаниях заставляют скептически относиться к свидетелям, с которыми «поработала» прокуратура. Но рассказы сотрудников ПТУ, которые утверждают о своем давнем личном знакомстве со Слюсарчуком, журналистами берутся на веру.

А чтобы верил зритель - привлекается загадочный физиономист, который анализирует «уровень правдивости» собеседников. Конечно - в выгодную для общей канвы сюжета сторону. Возникает, правда, маленький вопрос - это журналистское расследование или телешоу с участием нумерологов, физиономистов и экстрасенсов?

Верить в непоколебимость своих позиций журналистам никто не запрещает. Но если руководствоваться только собственными убеждениями - объективного расследования не получится. Получится однобокий и гиперэмоциональный сюжет с элементами шоу.

Каким на самом деле и является этот продукт «Украинских сенсаций». Сделанный «на коленке» - без изучения материалов дела, судебных решений, сопоставления доказательств «за» и «против»...

Читайте также: В Чехии не пересмотрят дело 1900 года о «ритуальном убийстве»

Несколько печальных выводов

Как видим, всё, что прямо или косвенно можно применить в качестве доказательства вины объекта расследования, «Сенсации» упорно обрамляют соответствующими подробностями - свидетелями, документами, экспертами...

А то, что ставит эти «доказательства» под сомнение - добросовестно не замечают.

Следствие и прокуратура в этом деле, - несмотря на фактическое признание судебными инстанциями их аргументов недействительными, - почему-то являются для «Украинских сенсаций» инстанцией истины. Такая воинственная толерантность журналистов к «качеству работы» подчиненных Виталия Захарченко и Виктора Пшонки сама по себе вызывает по меньшей мере удивление.

Читайте также: В Киеве увековечат известное уголовное дело

Но «расследование» не ограничивается трансляцией «версий следствия». Есть темы, где этими «версиями» прикрыться невозможно. Уникальные возможности Слюсарчука в памяти и гипнозе, победа над шахматной программой, личная жизнь после освобождения - репортеры бульдозером проехали по всем этим темам. Вставили «Доктору Пи» в ухо микронаушник, навесили психологических диагнозов, оставили с носом сотрудников колонии и даже пожаловались на коллегу-журналиста, который якобы нарушил «все стандарты журналистики»...

Поэтому дальше будет интереснее ...

Далее будет.

Автор материала - Игорь Юрченко

Иван Сергиенко

Новости

Самое читаемое