Киев Выборы

Николай Конопелько: “Моя цель - Здоровый Киев! Для достижения этой цели нужно осуществлять управление всеми сферами города через призму здоровья!”

13:52 18 окт.  620 Читайте на: УКР РУС

Киевсовет вполне может установить контроль качества жилищно-коммунальных услуг, которые жителям столицы поставляют предприятия-монополисты – и дать киевлянам законные правила как не платить за отсутствующую горячую воду.

 Буквально за полгода-год можно навести существенный порядок в медицинско-здравоохранительном хаосе Киева. Самый масштабный коммунальный проект Украины – реконструкцию Бортнической станции аэрации (БСА) – реально начать уже весной следующего года.

Об этом в интервью КВ рассказал Николай Конопелько, кандидат от “Слуги народа” в депутаты Киевсовета, второй номер Дарницкого (№2) районного списка партии.

“Киев на сегодняшний день в плане системы здравоохранения – далеко не на первом месте. При огромных деньгах и бюджетах, которые есть, наш город очень отстает, мало в каких проектах перспективного развития участвует, проекты Мирового банка за последние годы руководством столицы тоже отклонялись”, – говорит Николай Конопелько.

О системе здравоохранения и медицине Николай Конопелько может очень обстоятельно рассказывать часами, разъясняя частные и генеральные ошибки в управлении этой сферой, и предлагая способы их решения. Но сфера здравоохранения не существует сама по себе и глубоко пересекается со всеми направлениями жизни.

- Что, кроме проблем в управлении киевской системой здравоохранения, сподвигло вас отправиться в публичную политику?

Сподвигла огромная несправедливость, которая есть в Киеве, и явно не та скорость развития города. Сподвигло несправедливое распределение наших общих ресурсов и непрерывное отравление городской среды.

Недавно с доктором Комаровским мы представили социальную инициативу “Здорове місто”. Евгений Олегович – очень глубокий человек. Дискутируя, мы пришли к выводу, что никто из государственных чиновников – от низшего до высшего звена – не ставит в качестве цели управления здоровье и счастье граждан. 

Доктор Комаровский и Евгений Конопелько

Потому наша стратегическая, пятилетняя цель – обеспечить здоровье людей и, соответственно, их счастье. И все другие цели (ЖКХ, дороги, мосты, транспорт и пр.), при всей их необходимости для Киева, должны рассматриваться через призму здоровья горожан и быть целеполагающими и системными.

Например, транспортом можно и нужно управлять так, чтобы люди становились более здоровыми и не теряли жизнь в пробках и заторах: развивать электротранспорт, создавать, особенно в исторической части города, больше пешеходных зон. Но все это – ради здоровья и счастья людей. А в Украине здоровье как цель ставит, наверное, только министр здравоохранения, и то, потому что это его прямая функциональная обязанность. 

Наша миссия – пропагандировать здоровье и счастье киевлян. Слоган моей личной избирательной кампании: “Обирай здорове місто".  Нашей инициативой с Доктором Комаровским мы уже воплощаем этот принцип, это жизненный подход. И в Киевсовете моей главной задачей станет, чтобы это стало целью для мэра и всех коллег-депутатов.

К слову, к инициативе “Здорове  місто” уже подключились другие регионы – есть Черниговская и Ровенская ячейки. А моя зона ответственности – в первую очередь Киев.

- В чем суть концепта "Обирай здорове місто", каков объединяющий принцип здорового Киева?

- Что такое город? Это не просто пространство, где проходит большая часть нашей жизни между местом работы и местом для сна, где сосредоточены образование, развитие, развлечения, досуг, общение – вообще все, чем занимается человек.

Город всегда можно сравнить с человеческим организмом, с нашим телом. Тогда пробки и заторы – это, например, сосудистые бляшки, которые мешают крови циркулировать. Или дворы, которые превратились в парковки, это ревматизм, который мешает передвигаться людям – мамы с детьми, с колясками, ходят между машинами, бабушкам негде сидеть.

Если же мы говорим о мусоре в городе, то это как камни в почках – накапливаются, а потом тяжело и с болью выходят. А Бортническая станция аэрации (БСА) и мусоросжигательный завод "Энергия" в данном случае и безо всяких шуток – раковая опухоль в теле Киева. 

Ведь ты не замечаешь как появляется и растет раковая опухоль. А потом – бац! – смертельный диагноз. Износ БСА – свыше 80%, есть огромный риск аварии с загрязнением Днепра. То есть отравлением Днепра вниз по течению – на сотни километров.

В концепции "Здорового міста" такие вещи неприемлемы. БСА и “Энергия” не должны никак влиять на окружающее пространство и жизнь людей, чтобы люди даже не догадывались, что они здесь есть. А сегодня  – это две главных тревоги не только Дарницы, но и всей столицы.

О какой европейской столице можно говорить, если, извините, половина Киева, наши крупнейшие спальные массивы живут в г...не? На Дарнице заражены и земля, и воздух, ведь запахи с БСА или “Энергии” – это яды, которые напитали собой уже все и вокруг, и вглубь. На встречах с избирателями меня часто спрашивают про возможность сделать уличные водные колонки. Я всегда говорю, что это может быть небезопасно, потому что мы даже до конца не понимаем, какие объемы заражения в радиусе трех-пяти километров от БСА. Поэтому вначале надо решить проблему с БСА, а потом уже изучить вопрос с состоянием подземных вод на этой территории.

- БСА уже ремонтируют почти столько же времени, сколько строят Подольско-Воскресенский мост.

- С БСА мы реально можем сдвинуть дело с мертвой точки, хотя ситуацию придется исправлять годами. Важно – начать и не останавливаться в работе.

Сегодня в Зе-команде Левобережья, Зе-команде Дарницкого района нас четыре человека – народный депутат от этого округа Леся Забуранная (216  округ: Дарница, ДВРЗ, Харьковский массив, – KV), я и два помощника. И за текущий год мы сумели выбить из Государственного фонда регионального развития 140 млн гривен на решение точечных проблем по БСА – замену до конца года всех насосов на шведские агрегаты. Сейчас это “домашнее задание” для директора “Киевводоканала” и его подчиненного – руководителя БСА. Важно, чтобы они его выполнили в срок до конца текущего года, ведь финансирование на эту задачу им уже направлено.

- А что с японским кредитом на реконструкцию БСА  в размере 1 млрд долларов – единственным на сегодняшний день системным решением этой проблемы?

- Этот многолетний процесс завис еще при прошлой власти – на этапе тендера по отбору подрядчика на проведение реконструкции. Тендер провели, но группа экспертов признала победителя неспособным реализовывать проект.

Когда сменилась власть, с новым правительством вместе с народным депутатом Лесей Забуранной мы добились запуска нового тендера, который завершится 1 ноября и в начале 2021 года начнутся работы по реконструкции станции. После определения генподрядчика стартует реконструкция БСА, которую будет проводить победитель международного тендера. 

На сегодня, реконструкция Бортнической станции аэрации, самый большой и самый сложный проект в сфере украинского ЖКХ, она по плану начнется во втором квартале следующего года. 

Наша миссия в этом вопросе – проследить, чтобы тендер прошел вовремя и по правилам, дабы его потом опять не завернули эксперты, и запущены были работу по непосредственной реконструкции. Для этого уже все готово. 

- Что Вы предлагаете делать со второй “раковой опухолью” Киева – мусоросжигательным заводом “Энергия”?

- Здесь тоже проблем полно. Но чрезвычайно важный вопрос – нормативы выбросов. У нас они ниже, чем в странах ЕС, то есть с точки зрения закона, как бы это странно ни звучало, с “Энергией” все в порядке. Надо поменять нормативные оценки, привести их в соответствие с европейскими стандартами, заложив тем самым неизбежное условие его скорейшей модернизации.

К слову, в программе  нашего кандидата в мэры Киева Ирины Верещук есть пункт – строительство нового мусороперерабатывающего завода. Но это более долгосрочный проект. Наша же задача – завершить программу модернизации, которая уже запущена городом, и всячески способствовать тому, чтобы этот процесс был ускорен. То есть изменяем нормативку, усиливаем финансирование и ускоряем реализацию. Хотя, даже при ускорении, модернизация “Энергии” займет не один год – это сложный и долгий процесс.

- Важный момент для Киева в целом, но для Позняков и Харьковского массива особенно – это мосты. Что делать с ними, кроме плановых ремонтов и уже срочных капремонтов: строить новые мосты, рыть тоннели? Как Вы видите решение задачи “сшить правый и левый берега Киева”?

- У нас есть более системное решение этой задачи, которое закроет сразу несколько вопросов, в т.ч. транспортной инфраструктуры, передвижения и соединения двух берегов. При строительстве новых районов (или ревитализации существующих) необходимо использовать концепцию т.н. квартальной застройки.

Это означает, что в микрорайон, объединяющий несколько кварталов, должны входить:

  • рекреационные зоны общего пользования;
  • под землей паркинги с достаточным количество паркомест;
  • первые этажи жилых домов, которые отданы под коммерцию (бары, рестораны, магазины и т.д.);
  • вторые этажи жилых домов, отданные под социальную инфраструктуру (детские сады, школы, ЦНАПы и пр.);
  • третьи этажи жилых домов, отданные под бизнес (офисы и предприятия).

Жилые квартиры начинаются с четвертого этажа. Так получаются не спальные кварталы, а полноценные жилые и живые микрорайоны, где вы и ребенка на лифте можете отправить в школу или детский сад, и в парикмахерскую или поликлинику за несколько минут сходить, и любую админуслугу здесь же получить. И у вас уже нет такого большого резона мотаться туда-сюда каждый день через мосты.

- Но избиратели спрашивают, что вы думаете делать с Южным мостом, например?

- Представляете, еще ни разу не спросили.

- О чем говорят и спрашивают жители Дарницы, решения каких проблем хотят?

- Разумеется, о проблемах, связанных с БСА и заводом “Энергия”.

Волнуют парковки, этот вопрос частично можно решить за счет строительства многоярусных паркингов. В первую очередь на месте существующих коммерческих парковок, одноуровневых под открытым небом – построить многоэтажные подземные и надземные паркозоны. Это делается за счет привлечения инвестора или даже местного бюджета.

Затем - коммунальные платежи и качество коммунальных услуг. Это очень наболевший вопрос – и лично для меня, и для всех киевлян – качество коммунальных услуг. Здесь столько вранья, беспредела и надувательства! Не знаю, как это может быть вообще в нормальном городе.

Сегодня власти Киева вообще не контролируют качество услуг, которые поставляют частные или муниципально-частные монополисты. Хотя рамочные контрольные функции у Киевсовета и КГГА есть. 

Например, по нормативам нам должны поставлять горячую воду 50-75 градусов, а получаем мы ее 30-40 градусов. Про 18 таких случаев рассказали мне только на встречах с избирателями Дарницы! Да что там – целые микрорайоны месяцами сидят без горячей воды, а счетчик крутит. То же касается учета калорийности газа, который поступает в наши кухонные плиты, газовые колонки и котлы индивидуального отопления. 

Так вот, теоретически, согласно закону, если горячая вода в ваших квартирах ниже 40 градусов – вы имеете право оплачивать ее по тарифу холодной воды, если тепло подается ниже 40 градусов, то можно вообще за него не платить, а если от 40 до 50 градусов тепло подается в квартиру, то оплачивать его со скидкой. Но не работает функция КАК это сделать. Это лабиринт, который гражданину пройти просто нереально. Здесь надо всеми силами и немедленно навести порядок, ввести конкретную систему процесса и осуществлять инспекцию.

И огромная проблема, которая беспокоит людей – это, разумеется, медицина.

- С которой мы и начинали наш разговор. Очевидно, что здравоохранение и медицина Вам очень близки. Это чрезвычайно сложное и ответственное направление, где желательно вообще не ошибаться. И план действий должен быть очень ответственным и обоснованным. Как вы видите, и насколько обосновано, правильные изменения в организации и управлении киевской медициной? Разумеется, в рамках местных властных полномочий.

- Я сам из семьи медиков, возглавляю профильные общественные организации, реализовывал различные в сфере охраны здоровья (развивал Школу семейного доктора, обучали врачей сельских амбулаторий, выступал экспертом по полтавскому пилотному проекту в медицине), являюсь членом правления “Асоціації екосистеми розбудови охорони здоров'я”, членом правления общественной организации "Платформа здоровья". Также мы с коллегами реализовали цифровизацию медицины в Полтавской области и городе-миллионнике.

И мое видение здесь полностью обосновано: построение единой экосистемы и правильная (!) цифровизация медицинских процессов в Киеве снизит их стоимость и, что самое главное, улучшит качество оказания медицинских услуг.

Ключевое в медицине – построить систему роста качества медицинских услуг. Но сегодня никто не говорит о повышении качества медицинских услуг.  Все обсуждают поднятие зарплат, иногда – улучшение материально-технического обеспечения больниц (фонд оборудования). Еще больше отвлекаются на проблемы: увольнять персонал или не увольнять, закрывать больницы или не закрывать, этих больниц вообще много или мало?

Проблемы решаются инвентаризацией, оптимизацией и цифровизацией. И это совсем не страшно, даже наоборот. В Полтавской области мы объединили в единую экосистему 56 больниц – и за несколько лет ни одна больница не закрылась, ни один работник не был уволен и выросли зарплаты. Все медицинские учреждения получили статус полноценного с юридической точки зрения предприятия, где уполномоченное руководство вправе само решать вопросы начисления зарплаты (какой врач работает лучше, а какой хуже), какое отделение содержать, а какое законсервировать (например, почти пустующие корпуса, которые необходимо полноценно отапливать).

Так прошла оптимизация, за счет которой выросли зарплаты. При этом руководство больниц научилось и продолжает учиться руководить процессом, прогнозировать развитие и риски, готовятся к выходу на рынок государственно-частного партнерства – привлекать ресурс для материально-технической базы. Они уже понимают как это делать. Просто Полтавская область – первая, в которой поняли.

- И вы считаете, что эту историю можно перенести на Киев?

- Да! Обязательно нужно переносить эту историю на весь Киев, тем более, что совершенно четко понятно: как, с кем, какими инструментами это делать. 

Еще один пример, который мы запустили  городе-миллионнике – единый электронный рецепт. Все больницы объединены в единую цифровую экосистему и пациенты получают на свой смартфон или в распечатке электронный рецепт, который считывается сканером в любой аптеке города, и получают свои лекарства. При этом город видит, контролирует и может влиять на количество и качество льготных рецептов.

Кроме того, пациент получает огромные преимущества – врач не выпишет ему “фуфломицин” или избыточные вещества (семь препаратов вместо необходимых трех), или более дорогой препарат. Потому что доктор уже не сможет написать на бумажке что вам нужно купить конкретный препарат такой-то торговой марки еще и в дружественной врачу аптеке, а только название действующего вещества. Например – “цитрамон”. И пациент в аптеке сам выяснит у провизора, какого именно производителя ему нужен цитрамон. Все строго по медицинским протоколам и стандартам доказательной медицины – прозрачно, контролируемо и и управляемо.

Ну и помимо всего этого, единый учет данных позволяет видеть, у кого из докторов увеличивается количество хронических больных, объем госпитализаций и, следовательно, можно оценивать качество лечения.

И таких инструментов много. Да и на самом деле – это международный стандарт, заложенный проектами и опытом Мирового банка, который инвестирует, в том числе, в медицину. Работая с экспертами Мирового банка, мы получили такую экспертизу, и отрабатываем два региона.

- Сколько нужно времени на построение таких экосистем в масштабах Киева?

- Полгода – год, и эта система может начать работать в Киеве. Я четко понимаю как сделать, чтобы лечение стало дешевле, качество услуг стало выше, медицинские работники получали бОльшую зарплату, а руководство больниц имело четкие инструменты управления и развития вверенных им лечебных заведений. Чтобы в итоге медицинские услуги становились качественнее для каждого человека.

И чтобы мы все жили в здоровом городе Киеве.

Фото: Facebook Николая Конопелько

Самое читаемое