Политика Война на Донбассе

Молчание как оправдание: почему Путин может избежать ответственности за сбитый над Донбассом «Боинг»

13:13 19 июл 2021.  6531 Читайте на: УКР РУС

В эти рекордно жаркие июльские дни мир чтит память жертв сбитого над Донбассом малазийского «Боинга» МН-17 и ждёт приговора суда в Гааге. В субботу, 17 июля, в 7-ю годовщину катастрофы о ней говорили в Украине, Европе и США, призывая Россию взять на себя ответственность за страшную трагедию. Однако вполне возможно, что Кремль может выйти сухим из воды.

17 июля 2014 года весь мир всколыхнула шокирующая новость: рейс МН-17 «Амстердам-Куала-Лумпур» сбит над оккупированной частью Донбасса. Погибли все, кто был на борту – 298 человек, среди которых 80 детей…

В минувшую субботу, спустя ровно семь лет после трагедии, президент Владимир Зеленский на своих страницах в Instagram и Twitter написал посты о катастрофе рейса MH-17, не упомянув о том, что самолет был сбит из российского ракетного комплекса: «Грусть и боль в наших сердцах… Невозможно поверить, что это произошло в современном мире. Прилагаем все усилия для установления истины. Ответственность – неизбежна».

Читайте также: Порошенко сравнил статью Путина об Украине с Mein Kampf Гитлера (ВИДЕО)

В виду того, что в записях хозяина Банковой ни сном, ни духом не упоминалась Россия, посты Зеленского поддали жёсткой критике в соцсетях. Если обобщить, то Зе обвинили в трусости – дескать, пресмыкается перед путинской Администрацией, рискуя тем самым потерей общественного доверия внутри Украины.

В итоге Банковой, которой, похоже, нравятся коммуникационные танцы на граблях, пришлось в пожарном режиме решать проблему, собственноручно же созданную.

В Офисе президента не придумали ничего другого, как «повесить» на официальный сайт гаранта цитаты Владимира Зеленского о седьмой годовщине трагедии МН-17 иного содержания. В интернет-представительстве президента отмечается следующее: «Украина внимательно наблюдает за судебным процессом, который проходит в Нидерландах, и надеется на сотрудничество РФ со следователями по этому делу для выяснения правды и привлечения виновных к ответственности. Международная совместная следственная группа, в которую вошли представители Нидерландов, Австралии, Бельгии, Малайзии и Украины, пришла к выводу, что самолет был сбит из зенитно-ракетного комплекса «Бук», который принадлежит 53-й зенитно-ракетной бригаде ПВО Вооруженных сил РФ, дислоцированной в Курске».

Как видим, никаких прямых «наездов» на РФ нет, но на фоне абстрактных месседжей в соцсетях – и это, так сказать, прогресс. Но самое смешное, как у Зеленского решили выруливать из ситуации. В пресс-службе главы государства отметили, что соцсети имеют «определенный формат» сообщений: «Основным каналом коммуникации с обществом, главной площадкой для официальных сообщений был и остается сайт Офиса президента. Посты в различных социальных сетях являются лишь дополнительными инструментами коммуникации с пользователями этих сетей. Кроме того, известный факт, что различные социальные сети имеют свою специфику, определенный формат постов, некоторые даже ограничивают количество знаков в сообщении». 

Свидетельствовать о всестороннем и основательном освещении той или иной темы, акцентировали на Банковой, будет апелляция журналистов именно к сайту ОП. Что тут сказать? «Первая пресс-секретарь президента Зеленского» Юлия Мендель ушла (на канал к «инвестору» Ахметову, рассказывать о деолигархизации), но дело её живёт…

Позиция стран ЕС, чьи граждане находились на борту злополучного «Боинга» более чёткая, но, тем не менее, коллективно-безликая: «Евросоюз ожидает, что Россия возьмет на себя ответственность и будет в полной мере сотрудничать для установления истины и наказания виновных». То есть, ЕС, как и в случае, к примеру, с периодическими обострениями на Донбассе, выражает обеспокоенность, чего-то там ожидая от Кремля, который, судя по последним сводкам, живёт в какой-то параллельной от всего цивилизованного мира реальности и реагировать на беззубые заявления европейцев не собирается…

Однако в прострации отнюдь не пребывает суд в Гааге, где 7 июня начали рассматривать дело о крушении рейса MH-17 по существу. Изучают оружие, сбившее «Боинг», место выпуска ракеты и дислокацию четверых подсудимых: бывшего офицера ФСБ, так называемого экс-министра обороны «ДНР» Игоря Гиркина (Стрелкова), генерала, а на время трагедии с МН-17 – полковника ГРУ Генштаба вооруженных сил РФ Сергея Дубинского, подполковника-спецназовца ГРУ Олега Пулатова (все – граждане РФ), а также украинца Леонида Харченко, который воевал на стороне «республик».

Прокуратура обвиняет этот квартет в том, что именно они запросили из России систему ПВО с экипажем, подобрал стартовую площадку для ЗРК «Бук-М», организовал его транспортировку и охрану.

«Бук», доставленный из России, произвел пуск ракеты с сельскохозяйственного поля за поселком Первомайский недалеко от города Снежное. Это – единственная версия обвинения. Выдвигавшиеся ранее альтернативные сценарии отвергнуты как несостоятельные (взрыв на борту, украинский истребитель, принадлежащий Украине «Бук» и т.д.).

8 июля в Нидерландах в судебном комплексе «Схипхол» состоялось последнее этим летом заседание суда по делу о сбитом «Боинге». В этот день в зале присутствовали родственники погибших, которые обычно следили за процессом со специального зала на втором этаже. Во время заседания были озвучены перехваты телефонных разговоров военных «Л-ДНР», в которых они обсуждают результаты стрельбы из зенитно-ракетной установки «Бук» по самолёту.

Вначале в зале заседания включили ранее уже публиковавшуюся запись разговора, сделанного через полчаса после крушения «Боинга» МН-17. На ней человек с голосом командира разведроты ГРУ «ДНР» Леонида Харченко докладывает, вероятно, главе разведки «республики» Сергею Дубинскому: «Мы на месте, одну уже «сушку» сбили (имеется в виду истребитель Су-25 - ред.). «Молодцы, ай, молодцы! Одну «сушку» сбили, молодцы!»- отвечает ему командир.

Харченко и Дубинский не сбивали лайнер, но непосредственно причастны к трагедии, полагает, следствие. Судя по биллингу мобильных телефонов, изученных стороной обвинения, Харченко в момент перехваченного разговора находился в районе Снежного, а Дубинский в Донецке. Телефон человека, который постоянно сопровождал Харченко в момент крушения «Боинга» (то есть примерно за 30 минут до перехваченного разговора) был соединен с вышкой в районе села Первомайское. Именно оттуда, по версии следователей была позже пущена ракета, которой сбили «Боинг».

Вскоре после этого разговора сторонники «ДНР» в отчетах своим командирам начинают говорить, что сбитый самолет, похоже, был гражданским. Но многие военные об этом еще не знают.

Как установила Международная следственная группа (JIT), проводившая расследование дела о крушении «Боинга», 17 июля 2014 года в небе над Украиной был сбит только один самолет – пассажирский рейс МН-17 «Малайзийских авиалиний».

Но Пулатов, а вслед за ним и Харченко, продолжают в разговорах настаивать на версии о том, что «Бук», находившийся под охраной сторонников «ДНР», сбил украинский штурмовик Су-25, который незадолго до этого сбил некий пассажирский самолет. Вскоре человек с голосом Дубинского передает эту версию человеку с голосом тогдашнего министра обороны «ДНР» - Игоря Стрелкова.

Разбирая эту версию, следователи изучили все ракеты «воздух-воздух», которые может переносить штурмовик Су-25. Повреждения, которые наносятся такими ракетами, были сопоставлены с повреждениями на обломках «Боинга». В итоге нидерландские эксперты пришли к выводу, что из всех ракет «воздух-воздух» повреждения, сходные тем, что были на обломках рейса МН17, могли быть нанесены только ракетами типа Р-33, Р-37 и Р-40.

Изучив документацию и опросив экспертов, следствие выяснило, что нести подобные ракеты может только самолет МиГ-31. Таких истребителей на вооружении Украины нет. Более того, официальный Киев передал Нидерландам данные о полетах всех своих военных самолетов 17 июля 2014 года – все эти вылеты были вне зоны боевых действий на Донбассе. К тому же, представители «Л-ДНР» также никогда не демонстрировали обломки или черные ящики военных самолетов, якобы сбитых в районе Снежного 17 июля. 

В ходе недавнего заседания суда были озвучены и записи разговоров, сделанных военными «ДНР» в районе 21 часа 17 июля. В это время Стрелков, Дубинский, Пулатов и Харченко начинают активно обсуждать перевозку «этой коробочки до границы области». По версии следствия, речь идет об организации транспортировки «Бука» с территории, контролируемой «ДНР», на границу с Россией в ночь с 17 на 18 июля.

Используя, опять-таки, биллинги телефонов подозреваемых, показания свидетелей (в том числе тех, кто участвовал в транспортировке машины) и опубликованные видеозаписи, следствие пришло к выводу, что «Бук» везли до границы с Россией по маршруту Снежное-Дебальцево-Северный. Утром 18 июля человек с голосом Дубинского позвонил человеку с голосом Стрелкова и доложил ему, что «машина уже давно в России». 

Весьма примечательно, что основные участники этих разговоров ранее неоднократно подтверждали их подлинность…

Но ключевое – не это, а то, что хотя судебный процесс рассматривает суд Гааги, его не следует путать с Международным судом ООН. Несколько стран, чьи граждане погибли в результате трагедии, действительно требовали назначить международный трибунал по делу о крушении MH-17, однако Россия, пользуясь правом вето, заблокировала эту инициативу в Совете Безопасности Организации Объединённых Наций. Именно тогда власти Нидерландов предложили провести процесс по своему национальному законодательству. Такой выбор был сделан потому, что две трети (193) из 298 пассажиров сбитого самолета были гражданами этой страны.

Нынешний процесс – самый крупный, но не единственный по делу о крушении МН-17. Помимо жалобы Нидерландов, в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) рассматриваются еще два иска: «Айлей и другие против России» и «Энглин и другие против России». Коллективные иски поданы от имени 380-ти родственников жертв крушения. Истцы из Германии, Австралии, Нидерландов и других стран обвиняют РФ в нарушении права жертв на жизнь, а также в том, что российские власти «сделали недостаточно для того, чтобы расследовать обстоятельства преступления».

Очевидно, что в истории с МН-17 далеко немаловажную роль играет информационная составляющая, на которой акцентирует политолог Кирилл Сазонов: «Практически никто ничего не написал и не сказал по поводу семилетней годовщины страшной трагедии со сбитым российскими военными авиабортом из Нидерландов МН-17. Прошло семь лет, в Нидерландах идет суд, но гибель почти трех сотен людей (граждан европейских стран, кстати) заслуживает ведь реакции политиков? Слов, действий – кроме суда что-то должно было прозвучать? Увы, практически всюду полная тишина». 

«Возможно, я что-то пропустил, но увидел в новостях всего два заявления. От Украины и Соединенных Штатов. При этом последнее не от президента или Белого дома, а от посольства США в Украине. То есть по факту украинский президент и временный поверенный и, вероятнее всего будущий посол США в Украине, Кент «потроллил» Россию, призвав покаяться и сотрудничать со следствием, напомнив, кто реально виноват. При том, что граждан Украины и США в сбитом российскими военными «Боинге» не было. Там граждане ЕС и Малайзии погибли. Но резких заявлений от Евросоюза в этом году я не услышал. Хотя всем очевидно, что «Бук» с экипажем и боекомплектом на оккупированных территориях Украины – это не пьяный сосед с охотничьим ружьем во дворе… Суд идет, но идет над исполнителями. И наивно полагать, что РФ всех отпустит на допрос и даст вскрыть всю цепочку до самого верха. Хотя и до решения суда любому вменяемому человеку очевидно – куда тянется цепочка этих приказов. Но нет заявлений с осуждением, нет резких действий европейских лидеров. Время лечит? Решили забыть в интересах нормализации отношений? Тогда напомню, что любое ненаказанное преступление порождает новое. А избежавший наказания убийца лишь наглеет в процессе», - вполне обоснованно резюмирует эксперт.

Читайте также: Зеленский высказал надежду на сотрудничество РФ с нидерландским судом по делу MH17

Ромашова Наталья

Новости

Самое читаемое