Политика Власть

Команде Зеленского предстоит навести порядок на рынке коррупционных услуг, – Виктор Небоженко

13:37 21 авг.  3390 Читайте на: УКР РУС

Lenta.UA пообщалась с директором социологической службы «Украинский барометр» Виктором Небоженко о том, как будет работать новая Верховная Рада, а также о том, почему реальные экономические и политические процессы в Украине начнутся только после нового года.

До первого заседания Верховной Рады 9 созыва осталась неделя: уже 29 августа избранные в ходе внеочередных выборов депутаты в здании под стеклянным куполом на Грушевского в ходе торжественного заседания сложат присягу и станут владельцами мандатов де-юре. В этот же день начнется и первая сессия, где главными вопросами станут распределение комитетов ВР, мест в президиуме, а также голосование за новый состав Кабинета министров...

Чего ожидать от монобольшинства и разрозненной оппозиции, и какая из прошедших в ВР политсил будет реально, а не декоративно оппонировать правящему большинству в лице «Слуги народа», - поинтересовалась  Lenta.UA у известного политолога, руководителя социологической службы «Украинский барометр» Виктора Небоженко.

- Вчера за закрытыми дверями будущие нардепы, среди прочего, делили посадочные места под куполом и фракция «Слуга народа» заняла все первые ряды по горизонтали сессионного зала. Насколько место сидения определяет позиционные «расклады» в Раде?

- Первое. Когда правящая группировка рассаживается по лучшим местам перед президиумом, этим самым она создает СМИ более выгодную обстановку демонстрации решения всем парламентом. Казалось бы, это мелочь, но это крайне важно для телекартинки.

Второе и, пожалуй, более важное — это защита трибуны и президиума большинством. Согласитесь, куда легче организовать защиту трибуны, где выступает твой коллега по фракции из первых рядов, нежели, если бы ты пребывал в секторе. То есть, в случае форсмажора первые ряды срываются  и прикрывают либо главу ВР, либо выступающего. То есть, позиционно «Слуга народа» выигрывает. 

- Весьма непростая ситуация на данный момент складывается с вакантным местом вице-спикера. В СМИ прошла информация о том, что «Батькивщина» и «Голос» отказались делегировать своих представителей на данную позицию. Рабинович от «Оппозиционной платформы — За життя» заявляет, что они будут подавать свою кандидатуру, но без пяти минут спикер Разумков ранее неоднократно говорил, что СН вряд ли поддержит кого-то из этой политсилы. Что происходит — кресло второго вице-спикера потеряло вообще какой-либо вес или стало токсичным?

- В свете того, что в новом парламенте предполагаются очень острые дискуссии, переходящие в оскорбления, типа: «ты — тупая овца, а ты — тупой бык» с драками, очень важна роль и третьего члена президиума.

Дело в том, что если там окажется тихоня, то он ничего не сможет сделать. В то же время его фракция не получит комитеты, поскольку его должность – статусная и квотирована. Но если там окажется сильный опытный «бандит» с умением устраивать разборки, он сможет очень сильно помочь своей оппозиционной фракции в борьбе с правящим большинством. И в этом смысле Рабинович как раз бы вписывался в эту картину. Кому-кому, а ему будет гораздо легче других давить на Разумкова, сидя рядом с ним. В общем, если Рабиновича посадят рядом с Разумковым, то последнему будет очень мало места. Разумков не потянет  конфликты с таким закаленным бойцом как Рабинович.

- Как вы со стороны оцениваете ожесточенные дискуссии  вокруг дележки комитетов?

- У нас впервые сложилась ситуация, когда в Верховной Раде однопартийное большинство. Вы обратите внимание, как тщательно нам президентский Офис навязывает термин «монолитное или монобольшинство». Это делается для того, чтобы отсутствовало слово «партия», которая несет ответственность за большинство. А монобольшинство… это группа людей, которая не имеет партийной принадлежности. Понимаете, к чему нас готовят? Это очень плохо, поскольку с одной стороны есть президент и большинство, а с другой — нет партии. Но к новому году возможны изменения.

- О каких конкретно изменениях вы говорите?

- Я говорю о том, что часть комитетов, в конце концов, все-таки будет передана оппозиции, которая выявится и политически оформится. Пока же ее нет. Кто у нас реальная оппозиция сейчас?

- Официально о своей оппозиционной позиции заявила ОПЗЖ…

- Заявить — это слишком мало. Оппозиция — это те, которые жестко критикуют, возмущаются, вставляют палки в колеса, сражаясь с властью. А нет еще власти и, соответственно, некого критиковать.

До нового года и президент, и технический Кабинет министров, и такое же техническое большинство будут делать все, что им заблагорассудится. А потом тяжелые экономические и политические процессы возьмут верх и тогда уже пойдут реальные процессы.

- Насколько долго монобольшинство будет выступать единым хором?

- Опять-таки, до нового года, думаю, не будет никаких изменений. Это будет такая себе одесская свадьба. Они мыслят так: мол, вот мы победили, а все остальное должно работать каким-то мистическим образом.

- Что вы имеете  в виду?

- То, что они считают, что Украина — это листок бумаги, на котором можно написать любой иероглиф и он превратится во что-то реальное. То есть, там отсутствует работа с административными ресурсами, с механизмами принятия решений, переговорами, с наступлением-отступлением… Они уверенны, что если они примут закон, то это мгновенно что-то изменит и обязательно в лучшую сторону. Это чисто подростковое сознание, но оно со временем непременно будет меняться.

- Что вы думаете о персональном качественном составе Рады нового созыва? Мы делаем шаг вперед или вновь пришедшие являются лишь марионетками олигархов?

- Как политолог могу сказать, что в нашем случае совершенно случайно заработал социальный лифт, который был в «ремонте» десять лет. А кого этот лифт выбросил наверх… поживем — увидим.

Однако в любом случае социальный лифт — это хорошо. Часть из этих людей к новому году полностью осознают себя гражданами Украины, которые не должны брать взятки и начнут объединяться в микрогруппы. А другая часть утонет и, скажем так, превратится в шлак избирательной кампании.

- В одном из своих последних интервью лидер СН Дмитрий Разумков заявил, что нынешняя зарплата нардепа слишком маленькая. Как вы считаете, а если ее удвоить/утроить, это сможет стать реальным предохранителем от соблазнов торговать своим голосом, продавать депутатские запросы и так далее?

- Я вам аналогию приведу. Есть люди, которым по службе полагается быть вооруженными. Например, полицейские. Но в отличие от гражданских лиц, у них большая ответственность за применение этого оружия в случае служебной ошибки или халатности. И у нас такая же история. Да, мы можем дать им по 150 тысяч ежемесячно, но при этом необходимо «наградить» их законом,  который в три раза усиливает их ответственность за коррупционные деяния. Но они ведь этого не хотят, вот в чем дело…

- А Зеленский в этом заинтересован, как считаете?

- Честно? Я не думаю, что Зеленский и тот же Разумков понимают такие тонкости процесса. А если их учесть, мы поймем, почему на Западе очень мало талантливых людей идут на госслужбу на высокие посты.

Почему? Потому что там невероятная система контролинга и очень много опасностей. И, заметьте, что при первых же скандалах, тот или иной министр тут же идет в отставку. Не потому, что он такой слабый, а потому что он принимает на себя моральную вину. Словом, на Западе действует правило: чем больше у тебя власти, тем больше ты оказываешься в группе риска, и общество имеет право бить тебя сильнее, чем любого другого гражданина.

- Вы сейчас упомянули слово «контролинг». У нас есть масса контролирующих структур — ГПУ, СБУ, НАБУ, САП... Как изменится, и изменится ли в принципе их работа после «перезагрузки» центральной власти?

- Все те конторы, которые вы перечислили, входят в рынок коррупционных услуг. Между ними идет ожесточенная борьба. Борьба не за справедливость, а за то, кто будет получать больше коррупционных заказов.

Поэтому, первое, что нужно сделать — это навести порядок на этом рынке коррупционных услуг. Необходимо четко разделить экономические преступления и политические. А то СБУ у нас хорошо устроилась. Они уже 20 лет одновременно «мочат» противников любой действующей власти, но при этом еще и занимаются экономическими конкурентами той же власти. Так нельзя… У нас же каждый новый орган контроля хочет себе немножко политики и немножко бизнеса.

Как можно навести порядок? Это практически невозможно, потому что это страшный, сложившийся коррупционный рынок услуг. И если тебе не удалось договориться с Луценко, ты можешь пойти в соседнее учреждение. Если не помогает соседнее — топай на Банковую. Если и это не помогает, плати взятку в суде и дело будет в шляпе.

- Этот замкнутый круг реально априори разомкнуть?

- Реально, но только в условиях смертельной опасности для власти. А такой смертельной опасности нынешняя власть не чувствует. Она не понимает, что 73%, поддержавших ее на выборах, может превратиться в 73% обозленных.

Все голоса Зеленского аккуратно разложены от Львова до Кривого Рога. Что это значит? То, что это очень разные группы, которые, придя на избирательные участки, руководствовались совершенно разными мотивами. Ненависть к Порошенко являлась мотивом, но лишь одним из. А теперь каждая из групп, рассчитывая на свое, начнет бурлить. Это неизбежно.

Наталия Ромашова

Новости

Самое читаемое