Политика Власть

Ключевое задание власти – не поддаться на провокации и не проводить выборы в ОРДЛО в ускоренном режиме – Алексей Кошель

15:35 03 дек.  1965 Читайте на: УКР РУС

Депутатский корпус может рассмотреть законопроект об избирательном кодексе с предложениями президента Владимира Зеленского уже на этой неделе, - заявляет председатель Верховной Рады Дмитрий Разумков. Насколько в целом изменятся правила избирательной игры после принятия нового законодательства, - поинтересовалась Lenta.UA у главы Комитета избирателей Украины Алексея Кошеля.

- Спикер Дмитрий Разумков прогнозирует, что уже на текущей пленарной неделе нардепы могут утвердить новый Избирательный кодекс. Реально ли принять столь серьезный документ в так называемом турборежиме?

- Я не исключаю, что действительно Избирательный кодекс будет принят еще до Нового года, поскольку ряд голосований проходит в «слепом» формате, когда парламентарии голосуют правки, не особо-то и вникая в детали. Хотел бы обратить внимание, что в понедельник, 1 декабря, в ходе согласительного совета ВР отдельные представители провластной «Слуги народа» открыто заявляли о том, что до пятницы – вероятного дня голосования, Кодекс может быть существенно доработан. Что конкретно будет дорабатываться, «слуги» не уточняли, но практика показывает, что подобные вещи, как правило, проходят в подковерном режиме и ничего хорошего в себе не несут.

Изначально к участию в рабочей подгруппе по подготовке Кодекса были привлечены представители экспертной среды, в том числе, и нашей организации.  Но есть немаловажный момент. Буквально  за несколько минут до начала заседания профильного Комитета все увидели сравнительную таблицу и, естественно, с правками никто толком не успел ознакомиться. Когда же уже после опубликования на сайте Верховной Рады я увидел проект, то был крайне неприятно удивлен...

- Что конкретно вызвало ваше недовольство?

- Я все-таки хотел бы изначально сделать акцент на позитивных моментах, которые действительно улучшают множество положений старой редакции избирательного Кодекса. К примеру, старая редакция данного документа содержала значительную часть закрытого списка, когда десять и более депутатов могли гарантированно попасть в парламент, в случае преодоления партией пятипроцентного барьера. В нынешнем же проекте четко записано, что только одно место предусмотрено в закрытой системе. Это, бесспорно, позитив.

Также мне нравятся нововведения, касающиеся профилактики нарушений избирательного законодательства. На избирательных участках, в частности, предлагается разместить информационные плакаты с предупреждением о наказании за нарушение законодательства. Есть целый ряд других новых подходов. Однако наиболее принципиальные моменты избирательной реформы все-таки не были учтены.

- Что именно вы относите к наиболее принципиальным моментам?

- Первое и очень важное. Кодекс никоим образом не регулирует, точнее, не минимизирует политическую рекламу. В этом контексте хотел бы напомнить, что в условиях очень больших избирательных округов вопрос политической рекламы будет стоять очень остро. Если вы, например, будете баллотироваться в округе, пределы которого будут равны границам Одесской или Харьковской области, это означает, что вам придется разместить, как минимум, сто бордов, чтобы вас заметили. Для этого нужно будет потратить порядка 1,8 миллионов гривен. То есть, все то, о чем говорили эксперты в части необходимости ограничения политрекламы, учтено не было. Нужно четко понимать, что в условиях открытых списков, когда один округ будет равен пределам одной большой области, политреклама будет недоступной для небогатых кандидатов. То есть, журналисты, эксперты, волонтеры не получат никаких перспектив быть избранными.

Проблема номер два, которая не была учтена — прозрачность избирательных средств. В случае утверждения этого Кодекса, журналисты и рядовые граждане смогут ознакомиться с промежуточными финансовыми отчетами только за неделю до выборов. То есть, механизм прозрачности избирательных средств не срабатывает. Наше предложение состояло в том, что субъекты избирательного процесса должны отчитываться за каждую гривну (полученную на счета или потраченную) в режиме онлайн. Это справедливо, тем более, что партии, преодолевшие условный проходной барьер, вернут потраченные средства.

- Недавно в Зе-команде прозвучала идея о необходимости табу на госфинансирование партий. Насколько эта задумка оправдана?

- Государственное финансирование уже сократили вдвое для парламентских политсил и на будущее не предусмотрели средства для финансирования партий, заручившихся, как минимум, двухпроцентной поддержкой избирателей. Я считаю, что это неразумное решение украинского парламента. Понимаю, что это решение являлось политически мотивированным, поскольку под госфинансирование попадала токсичная «Партия Шария».  Но надо понимать, что мы говорим не о каких-то мелких партиях пророссийских провокаторов, а мы говорим о перспективах независимости украинских политических сил в целом.

Третья проблема Кодекса. Он в нынешнем виде никоим образом не упрощает механизм голосования для украинцев, проживающих заграницей. К примеру, участие в президентских выборах приняли менее 60 тысяч граждан Украины, которые проживают вне пределов нашей страны. И это притом, что по данным, к которым апеллируют представители власти, за границей пребывает от трех до восьми миллионов трудовых мигрантов.

В целом, ситуация выглядит так, что Избирательный Кодекс — это выполнение предвыборного обещания об открытых списках. Вместе с тем, без ряда нововведений система открытых списков не покажет своей эффективности. Поэтому, к огромному сожалению, слепой формат утверждения этого Кодекса может привести к тому, что мы после нескольких лет оживленных дискуссий, возможно, будем возвращаться к старым избирательным моделям. Я считаю, что проект нынешнего Кодекса, мягко говоря, сложно назвать избирательной реформой.

- А хотя бы шагом на пути к избирательной реформе это можно назвать?

- К сожалению, представители профильного парламентского Комитета пошли путем только формального учета предложений президента, и принципиальных нововведений не будет. Приведу пример. Система с открытыми списками, предлагаемая на местные выборы, вступит в действие после прекращения действия действующего закона о местных выборах. Это может быть через месяц, через год, а может — через десять лет. То есть, четкий ответ на этот вопрос избирательный Кодекс не дает. Более того, мы получили достаточно абсурдные и опасные нормы. К примеру, по любому решению Службы безопасности Украины кандидат может не быть допущен к выборам. Таким образом, мы закладываем мину замедленного действия и даем СБУ сверхполномочия.

Хотел бы еще акцентировать на следующем. Украина на сегодня, по оценкам нашей организации, является лидером по растратам средств на выборы на европейском континенте. И, к огромнейшему сожалению, предлагаемый Кодекс лишь консервирует эту систему.

- Вы говорите о лидерстве нашей стране в плане избирательных растрат. Какова цена вопроса?

- Да, тут  мы действительно лидируем. Смотрите, например, у польских партий или польских кандидатов в президенты избирательные расходы приблизительно в 2,5 раза меньше, нежели для украинских политиков. И это притом, что мы не берем во внимание наши традиционные теневые статьи, которые значительно превышают официальные траты. Нам крайне нужны прозрачные и дешевые избирательные кампании, потому что это – возможность победы не денежных мешков, а реальных кандидатов.

- Насколько изменится механизм голосования для внутренне перемещенных лиц?

- Мы, безусловно, поддерживаем норму об упрощении процедуры голосования для внутренне перемещенных лиц, однако для полноценного решения проблемы, нужно не только менять нормы Кодекса, но и внедрять новый, упрощенный, уведомительный механизм регистрации граждан. За основу тут, на мой взгляд, нужно взять немецкую или канадскую модель, когда эта категория граждан сможет получить регистрацию в арендованных квартирах, общежитиях, пионерских лагерях и т.д.

- Ранее вы констатировали, что многие замечания и пожелания экспертов к избирательному Кодексу не были учтены парламентариями в ходе подготовки этого документа. Выходит, привлеченные эксперты — это только муляж?

- Увы, да. Это можно называть как угодно – муляж, декорация и так далее. Экспертную среду использовали как красивую вывеску: ее внимательно выслушали и по итогу не учли ни одно из принципиально важных предложений.

Надо понимать и осознавать, что выборы — это не какая-то волшебная кнопка, которая сразу после принятия нового Кодекса заработает идеально. Для реального результата необходимо проводить полноценную, комплексную, глубинную реформу. Необходимо пересмотреть ряд других законодательных актов, которые усилят роль политических партий. Мы с вами ранее вспоминали об уменьшении вдвое госфинансирования партий, прошедших в Верховную Раду и лишения финансирования внепарламентских партий. Так это, я глубоко убежден — это серьезный шаг назад, который приводит к слабости политической системы.

У меня складывается устойчивое впечатление, что авторы поправок к избирательному Кодексу просто не представляют, какой должна быть реформа и сводят ее к исключительно двум вещам: поиску ответа на вопрос избирателей о необходимости введения системы открытых списков и новаций, связанных с формой бюллетеня.

- Поднимался ли в ходе обсуждения избирательного Кодекса вопрос целесообразности или не таковой уменьшения проходного барьера?

- В ходе обсуждения, эксперты не единожды подчеркивали, что вопрос барьера – это исключительно политическое решение, которое должны принять непосредственно парламентарии. Но я убежден в том, что барьер обязательно необходимо уменьшать. И позиция нашей организации в этом вопросе остается неизменной на протяжении многих лет. Уменьшение проходного барьера до четырех, а, возможно, и трех процентов — это широкое окно возможностей и шанс для новых политических партий.

- С одной стороны – шанс для новых политсил, с другой — шлюз для всевозможного политширпотреба…

-  Да, но тут хотел бы напомнить, что лидеры нескольких парламентских партий на протяжении последнего года озвучивали заявления о необходимости уменьшения барьера до двух и даже до одного процента. Вот именно такое радикальное уменьшение барьера является крайне опасным и действительно может стать шлюзом для искусственных проектов, которые за очень короткий промежуток времени можно построить по принципу бизнес-пирамиды.

- Выборы в ОРДЛО. Каков тут может быть приемлемый для всех сторон «рецепт»?

- На протяжении последних нескольких месяцев мы услышали два противоположных заявления представителей пропрезидентской «Слуги народа». Один месседж — вероятность проведения выборов на оккупированных территориях весной 2020 года, другой — осень 2020-го. На мой взгляд, обе позиции являются крайне безответственными. Когда мы говорим о вероятности проведения выборов по демократическим стандартам, это означает, что лидеры парламентских партий должны иметь возможность свободно ездить в освобожденный Донецк и Луганск. Для проведения честных выборов должна быть возобновлена деятельность украинских медиа. Это не просто включение телевизионных кнопок за несколько дней до выборов, а полноценное «воскрешение» именно украинских СМИ. На мой взгляд, выборы на оккупированных территориях можно будет провести, как минимум, через несколько лет. Поэтому, я считаю, что ключевое задание украинской власти — не поддаться провокациям и не проводить выборы в ускоренном режиме.

- Можно ли в принципе избежать в ходе грядущей встречи в «нормандском формате» детального обсуждения выборов на оккупированных территориях?

- Думаю, нет, это нереально. Этот вопрос наверняка будет одним из приоритетных. Но тут не стоит забывать о том, что выборы нельзя рассматривать исключительно в календарном формате. Вопрос выборов — это достаточно сложный механизм,  который включает в себя не только избирательный процесс, но и, скажем, вопрос об амнистии и так далее. Если мы не будем рассматривать вопрос выборов комплексно, мы получим результаты выборов, когда фактически те же самые персоны останутся при власти на местах.

- Допускаете ли вы проведение местных выборов в таких городах как Киев, Харьков, Днепр раньше осени-2020?

- С политтехнологической точки зрения, возможно, для власти выгоднее провести выборы в крупных городах немножко раньше запланированного срока. Такой сценарий вполне реальный. Боле того, хотел бы напомнить, что выборы киевского городского головы имели все шансы состояться даже в декабре текущего года. Но, «наверху» что-то поменялось.

Вообще, внеплановые выборы в крупных городах зависят от многих факторов. Не только от рейтингов, а, прежде всего, от готовности партии власти не просто участвовать, но и побеждать. Сейчас мы наблюдаем, что, с одной стороны партия власти пытается расстраивать свою региональную сеть. Однако с другой стороны, официальный отчет «Слуги народа» показывает, что у них нулевое количество сотрудников и местных партячеек. Сумеют ли они за достаточно короткий промежуток времени выстроить качественную региональную партийную вертикаль, с тем, чтобы, в том числе, участвовать в выборах мэров крупных городов — вопрос риторический.

Наталия Ромашова

Самое читаемое