Политика Власть

Если власть не решит вопрос продовольственной безопасности, мы скоро можем столкнуться с масштабным мародерством – Ольга Пищулина

17:56 02 апр.  6158 Читайте на: УКР РУС

Свежая социология зафиксировала, что 87% граждан нашей страны очень боятся затяжного экономического кризиса, а 60% соотечественников уже, так или иначе, пострадали от него. Почти у 40% жителей Украины упал регулярный доход, а 16% и вовсе его лишились. Оправданной ли в такой ситуации является политика власти на усиление карантинных мер, наносящих болезненные удары по разным отраслям, и, соответственно, благосостоянию людей? Ответ на этот и другие вопросы Lenta.UA искала вместе с ведущим экспертом социальных и гендерных программ Центра им. Разумкова Ольгой Пищулиной.

- Очевидно, что сегодня строить какие-либо пост карантинные и мало-мальски реалистичные прогнозы в условиях непрекращающегося форс-мажора, крайне сложно. Но если говорить в общих чертах, то какими для нашей страны будут экономические последствия неизбежного кризиса?

- Прежде всего, надо честно и откровенно сказать о том, что аналитикам было известно, что планету накроет экономический кризис, не вчера и не позавчера. По меньшей мере, несколько лет назад, четко говорилось, что именно в 2020 году мир ожидает экономический кризис, причем очень серьезный. Поэтому многие государства к этому готовились, формируя определенные подушки безопасности и так далее. Украинское правительство не делало в этом плане абсолютно ничего. Мы занимали деньги, «подпитывая» долговую экономику и всевозможные финансовые «пирамиды». И сейчас, судя по действиям нынешней власти, продолжается та же линия.

О различного рода пост-карантинных и прочих последствиях для экономики сейчас говорить предельно сложно, потому как мы все еще не увидели цельный антикризисный правительственный пакет.

- В своем свежем «антикоронавирусном» видеоролике президент, в контексте массового возвращения наших сограждан из-за границы, обратился к правительству с просьбой разработать отдельный механизм, позволяющий создать в Украине дополнительные миллионы рабочих мест.  Как считаете, это патетика или руководство к реально осуществимому действию Кабмина?

- К сожалению, с учетом массового возвращения из-за границы украинцев, нас ожидает полная катастрофа... Несмотря на то, что наши политики ранее всегда, словно мантру повторяли, что у нас высокая безработица, на самом деле для нас не это было главной проблемой. Проблемой были крайне низкие доходы населения, особенно – работающей его части.

Ранее проблема трудоустройства во многом решалась тем, что, по разным оценкам, от 3 до 7 миллионов украинцев работали за рубежом. И вот сейчас они возвращаются. Кто бы там и что не говорил, но они работали на экономики других стран. А заклинания о том, что они сюда присылали много денег… Есть цифра - 12 млрд долларов, но это общая сумма поступлений, со всевозможными «левыми» схемами трудовых мигрантов. А по тем, кто работал за границей больше года Нацбанк дает раскладку порядка одного миллиарда — не такая уж и колоссальная сумма. Тем более, последние годы миграция становилась безвозвратной. То есть, люди вывозили из Украины свои семьи и худо-бедно устраивались за пределами нашей страны. 

Надо понимать, что любая экономика, которая предполагает развитие, планомерно идет по этому пути не за счет собственных сил, а с помощью наемных трудовых ресурсов. Это особенно видно по западноевропейским странам. Украина же теряла эти трудовые ресурсы, снижая тем самым давление на рынок труда. Но вопрос тут неоднозначный, поскольку людей на самом деле и не было где трудоустраивать, потому что мы последние годы наблюдаем ускоренную – стахановскими темпами, прошу прощения за коммунистическую терминологию – деиндустриализацию страны. Но, опять-таки, из-за большого количества мигрантов, у правительства не было головной боли с этой проблемой.

Сейчас ситуация кардинально поменялась.

Что такое этот коронавирус, откуда он выскочил как черт из табакерки и задел все страны, неизвестно, но факт остается фактом: люди массово возвращаются в Украину. Где мы будем их трудоустраивать, куда они пойдут – в Центр занятости? Ну, так вот уже в США пишут о трех миллионах безработных. Но мы ведь не Соединенные Штаты, которые вбрасывают по $2 тысячи в месяц на человека, потерявшего работу.

- Большинство наших сограждан работали за границей в сфере услуг, которая, очевидно, пострадает больше всего. Из властных кабинетов все чаще звучат голоса о привлекательных преференциях бывшим заробитчанам в направлении открытия собственного бизнеса в Украине именно в этой сфере. Думаете, это реалистично?

- Нет, не думаю, что это реалистично, потому что разговоры о том, что наши люди получат за пределами страны какой-то неоценимый опыт, «наскирдуют» там деньжат, а тут откроют бизнес — это сказка. Как правило, люди, работающие за рубежом, тут у нас бизнес не открывают. В лучшем случае, они сделают себе – в их понимании – евроремонт, накормят полсела на радостях, чтобы показать, какие они все из себя, а через месяц-полтора деньги закончатся и начнется «веселая жизнь». В итоге, на рынке труда появится огромнейшая армия трудовых ресурсов.

В теории экономика после такого кризиса восстанавливается в течении трех-четырех лет, и если сегодня четко разработать стратегию по восстановлению промышленности и других отраслей, можно как-то смягчить удар, распределяя по секторам эти трудовые ресурсы. Однако на сегодняшний день у нас даже мыслей об этом нет. Никто ни о какой промышленной политике и целостной, внятной, пошагово прописанной стратегии не говорит. А те месседжи, которые мы слышим от представителей правительства в плане секвестра бюджета, вызывают, мягко говоря, легкое недоумение. Это точно не бюджет развития и не бюджет социальной помощи и защиты тех, кто, вероятно, останется без работы. А без работы останется фактически вся сфера услуг: салоны красоты, кафе, рестораны и все такое прочее. Эта сфера минимум полгода-год не восстановится.

Вбросы правительства о том, что людей нельзя отправлять в отпуска за свой счет, в большей степени имеют отношение к бюджетной сфере, а не к частному сектору. Допустим, частники перепрофилируются, но ведь надо понимать, что у нас уже сейчас полностью разрываются, в том числе, логистические цепочки.

Ставки во всем мире делаются на национальный суверенитет. Закрытие границ, прекращение движение товаров… Кстати, еще одна серьезнейшая проблема — это проблема продовольственной безопасности. У нас 80-90% так называемого борщевого набора импортируемые. У отечественных экспортеров появится мощнейший конкурент в лице той же России, которая тут будет максимально наращивать объемы. Последняя статистика показывает, что у нас уже очень серьезно просел экспорт, а это – недополучение валюты. Дальше – логично: если мы не сможем продать, мы не сможем купить. Поэтому нам нужно делать вливания именно в агропромышленную сферу. Мы понимаем, что все европейское сельское хозяйство – дотационное, а у нас из агросектора даже забирают деньги. Правда, в подкоректированном проекте, опомнившись, вроде бы какую-то копейку бросят… Но необходимо понимать, что продовольственная безопасность — это взрывоопасная проблема, и если ее не решать, мы можем столкнуться с масштабным мародерством.

- Возможно ли избежать таких потрясений посредством внешних займов, с учетом того, что власть заявляет, дескать, новый транш от МВФ пойдет не на погашение существующих обязательств, а непосредственно в бюджет? Насколько эффективной может быть эта финансово- обезболивающая инъекция?

- Сегодня Международный валютный фонд заявляет об идеях рассрочек, реструктуризации для слаборазвитых стран. Мы под эту категорию подходим. Не знаю, как насчет объявления дефолта, но то, что ситуацию надо рассматривать как форс-мажор и немедленно возобновлять разговор о реструктуризацию долга — это точно. Однако, что сегодня делает власть? Она продолжает финансировать бюджет долговых обязательств. Все. Больше ничего ни на что не остается...

- В Кабмине звучат голоса о том, что карантинные меры не прекратятся 24 апреля, а продлятся, минимум, до середины мая. Чем это чревато?

- Тем, что страна перейдет на подпольный режим работы. В принципе, это уже и сейчас наблюдается. Например, в маленьких городках и селах из-под полы торгуют семенами, потому что надо же что-то посеять, а их закрыли на карантин.

- Тем не менее, карантинно-ограничительные меры лишь усиливаются. Насколько это оправдано?

- Откровенно говоря, я не понимаю, откуда этот массовый психоз!? Взять, к примеру, Киев. Если в столице, как нам говорят, инфицировано менее двух сотен человек, почему все на каждом углу кричат о том, что врачи буквально сбиваются с ног?! То есть, информация поступает какая-то не совсем понятная и алогичная по сути своей.

Ну, продолжим карантин, посидят те, кто не может полноценно работать с полной самоотдачей в удаленном режиме, и что? Пойдет мародерство по квартирам, даже не сомневайтесь. Уже сейчас по подъездам ходят мнимые курьеры и делают под двери «закладочки», мониторя, какие квартиры пустые. А такие квартиры есть, потому что многие уехали на дачи. То есть, еще пару-тройку месяцев большинство людей не поработает в нормальном режиме и можно себе только представить какой бандитизм мы увидим. Я не хотела бы нагнетать, но ситуация действительно тревожная.

Последние соцопросы свидетельствуют, что преимущественное большинство украинцев смогут продержаться еще неделю-полторы. А дальше, спрашивается, что? Грабить друг друга? Но еще и еще раз акцентирую на том, что правительству нужно срочно садиться и четко определять, что мы будем развивать, какие отрасли дают быстрый, мультипликационный эффект, который в состоянии задействовать все наличные трудовые ресурсы. Я, к примеру, небольшая сторонница всех этих базарно-вокзальных ларьков и рынков под открытым небом. Но это — отдельная история. Государство уже сейчас должно предлагать серьезные проекты в сфере промышленности и других  приритетных отраслях. Это чрезвычайно важно в условиях ситуации отгораживания всех от всех, когда каждое государство само по себе. Скорее всего, в дальнейшем общемировая ситуация будет развиваться по пути национального протекционизма и суверенитета. Поэтому, несмотря на отсутствие четких экспертных прогнозов и наличия лишь всевозможных конспирологических теорий, нужно четко понимать, что просто так нам никто денег нам не даст.

А что говорят наши аналитики? Говорят, что нужно попросить там-сям, слева-справа и посередине, но попросить. Вопрос о том, чтобы что-то произвести и самостоятельно решать эту задачу, даже не поднимается. Наша власть все процессы рассматривает под призмой электоральных рейтингов. Ну, ребята, может хватит?! Сейчас же стоит вопрос выживания, а вы все о рейтингах… Это не иллюзорное существование, не шоу, а реальная жизнь, где нужно мыслить совершенно другими категориями.

Все уже почему-то забыли о том, какие эксклюзивные и высокотехнологичные отрасли у нас работали. Нам нужно делать ставку на это. А мы что видим? Науку вообще обнулили, зато культуру сохранили. Кто вообще сегодня смотрит эти произведенные за бюджетные средства, с позволения сказать, фильмы? Никто. Но все боятся, потому что придут патриоты и по голове нащелкают. Теперь у нас во всех сферах будет кошмар, зато «шедевры» отечественного кино можно будет созерцать.

- А через сколько времени после окончания карантинных мер люди смогут увидеть устаканивание ситуации?

- Сложно сказать однозначно, поскольку ситуация меняется очень динамично. Согласно всевозможным исследованиям, мы еще даже до пика не добрались, тем более, что «биологические бомбы» в огромном количестве продолжают пересекать границу. Странно, но почему-то в обсервацию отправили только людей, прилетевших из Бали и Вьетнама, а остальные десятки тысяч без проблем едут поездами и отправляются затем, кто куда. Их абсолютно не контролируют, как и в целом, ситуацию в стране, окутанной кризисной тьмой.  

- Если отталкиваться от того, что темнее всего перед рассветом, какие условные лучики можно выделить на общем фоне?

- В действительности сейчас очень мало оснований для оптимизма… Если бы еще у нас было полное доверие к высшему управленческому блоку, это была бы одна ситуация. Но, к сожалению, доверия нет, и мы уже на подсознательном уровне думаем, что завтра будет еще хуже, чем сегодня. Поэтому оптимизм на сегодняшний день может заключаться лишь в том, что это общемировая, а не только наша проблема. Мы же сейчас находимся в такой точке, что остро стоит вопрос смены управленческой модели.

Очевидно, что модель национального суверенитета будет набирать обороты. И тут вопрос не в том, сможем мы или нет вписаться в эту модель, мы просто обязаны это сделать, потому что другого выхода нет. Очень надеюсь, что у власти есть соответствующее понимание, потому что, рассчитывать на кого-то, это, конечно, хорошо, но прежде всего, нужно, как государству, рассчитывать на свои собственные силы.

А что касается людей… В эти тревожные карантинные дни, увы, проявился очень негативный тренд, когда каждый пытается спрятаться в своей норке, отрезая все внешние связи. То есть, к сожалению, о механизмах взаимопонимания и взаимопомощи как о масштабных общенациональных трендах, говорить не приходится. Напротив, усиливается условная тенденция социального дистанцирования, более известная как «моя хата з краю». Подобный подход по сути своей является порочным. Нам нужно менять представление о социальном взаимодействии для того, чтобы мы общенациональным хором победили все существующие вызовы. Это, несмотря ни на что, вполне возможно, потому что наши люди, к счастью, способны совершать, казалось бы, абсолютно нереалистичные вещи.

Наталия Ромашова

Новости

Самое читаемое