Интервью Нюансы

Эксперт рассказал, почему на суверенитете Беларуси рано ставить крест

15:46 03 янв.  1362 Читайте на: УКР РУС

О том, какой должна быть тактика и стратегия Украины с учетом нюансов взаимоотношений между Минском и Москвой, Lenta.UA побеседовала с беларусским аналитиком и публицистом Игарем Тышкевичем.

Закрытый характер недавней встречи лидеров России и Беларуси дал повод для многочисленных домыслов и спекуляций на тему возможных перспектив развития «интеграционного процесса» в рамках так называемого Союзного государства РФ и Республики Беларусь. Сложившаяся ситуация особенно будоражит умы на фоне предшествовавших взаимных резких выпадов Москвы и Минска. В то время как одни эксперты говорят о сдаче Лукашенко своих позиций и грядущем неминуемом поглощении Россией «братской республики», другие видят признаки постепенного ухода Беларуси из российской орбиты влияния.

Чья версия выглядит убедительнее и какую позицию с учетом происходящего в соседней стране должен занять официальный Киев? Этот и другие вопросы Lenta.UA адресует эксперту программы "Международная и внутренняя политика" Украинского института будущего (UIF) беларусскому аналитику, публицисту и блогеру Игарю Тышкевичу. 

Чем педалируемая Москвой интенсивная «интеграция» Беларуси в «союзное пространство» в политической, экономической и военной сферах завершится, каких новых рисков и угроз для Украины в связи с этим следует ожидать?

Отвечу вам так. Мой знакомый белорусский аналитик и давний друг после поздравления с Новым годом и так далее, сказал, что в случае, если бы к нему кто-то обратился из Украины с утверждением о поглощении Беларуси Россией, он бы, предварительно послав человека на три буквы, забанил его в Facebook.

Если посмотреть беларусские средства массовой информации и украинские, мы увидим, что тамошние медиа обсуждают совсем иные реалии, тогда как украинские в панике кричат, мол, все, уже завтра РБ станет частью России!

Игар Тышкевич

И что же это означает?

Прежде чем разбираться, что на самом деле происходит между Россией и Беларусью, нужно проанализировать заявления Путина, который говорит, подчеркиваю, о союзных государствах. Прекрасно. После этого я очень рекомендую найти в открытом доступе Договор о союзном государстве между Россией и Беларусью и сравнить его с Договором о создании Европейского союза. Если кто-то найдет там три-четыре отличия по смыслу, я публично обещаю купить такому человеку коньяк. Это, по факту, просто перевод текста договора о создании ЕС.

Как и в Евросоюзе, нормы договора о создании союзного государства  Беларуси и России в частности предусматривают создание единого таможенного пространства, возможность единой валюты (о евро мы также знаем), совместное управление внешним долгом и координацию действий касательно внешней политики, в том числе создание наднациональных органов — совета министров и парламента. Это в нашем случае — союзное государство. Это было еще в 99-м году подписано, напомню. Что из этого было сделано? По состоянию на сегодня, есть 15-16 совместных программ с общим бюджетом (прибыльная часть около 6 млрд российских рублей, расходная часть — около 4 млрд). Это означает, что вся союзная программа — это 100 млн. долларов. Вот и вся союзная держава.

Но на сегодня ситуация, в том числе для России, складывается так, что изменения и в беларусской экономике, и в структуре внешнего долга, и в структуре экспорта РБ привели к тому, что влияние РФ на экономику и, соответственно, на политику Беларуси только лишь уменьшается.

Россия пытается этому всячески противостоять. Но сейчас возможностей для расширения ее влияния, к сожалению для РФ и к счастью для Беларуси, нет в достаточной мере. Если посмотреть на инвестиционный пакет России в беларусскую экономику — учитывая и офшорные юрисдикции, — то он составляет около 9 млрд долларов, из которых 8 млрд — беларусская ГТС.  То есть, российского капитала практически нет вообще в беларусской энергетике, в машиностроении, нефтепереработке и так далее, и так далее... Поэтому россияне не могут влиять на беларусскую экономику даже в той мере, в какой они могут влиять на украинскую, кстати говоря. 

То есть, если я вас правильно понимаю, все разговоры про вероятное поглощение Беларуси Российской Федерацией — плод неких не весьма обоснованных «фантазий на избранную тему»?

Это то, что было запущено в информпространство российскими троллями! И очень интересно, что это с такой нескрываемой радостью было подхвачено украинцами. Причем, к сожалению, на территории Украины люди не вдавались даже в самый простой анализ ситуации. Ведь если подсчитать количество встреч Лукашенко и Путина за последние четыре месяца, то перед Новым годом это уже была шестая встреча. И все шесть встреч заканчивались абсолютно ничем!

Почему именно, как считаете? Ведь мнения политологов и разных экспертов на сей счет очень разнятся…

Потому что для Лукашенко является крайне неприемлемым усиление российского влияния на беларускую экономику, потому что он прекрасно понимает, что за экономическим неизменно последует влияние политическое.

Для Беларуси крайне невыгодно усиление военного реального (а не на бумаге) сотрудничества с Российской Федерацией. Лукашенко любит не деньги, не признание, он любит власть. И так случилось, что военные интересы независимости Беларуси сегодня совпадают с интересами диктатора Лукашенко в том, чтобы остаться при власти и обеспечить себе, в том числе, физическое существование. Почему? Потому что большой вопрос, останется ли он, оказавшись без власти, в живых.

Александр Лукашенко неоднократно публично заявлял, что наступление РФ на Украину с территории Беларуси невозможно в принципе. Тем не менее, некоторые эксперты, в том числе беларусские считают, что Путин может найти рычаги и при надобности, скажем так, помахать Украине военным пальцем с территории Беларуси. Что вы думаете на этот счет?

Такой сценарий возможен только в случае полноценной оккупации Республики Беларусь российскими войсками, что также будет… ну, я бы сказал, очень и очень нелегко осуществить. А если говорить конкретно о Лукашенко, то для него это очень невыгодно. Обратите внимание, что он, несмотря даже не на просьбы, а на ультиматумы России, не признал ни Абхазию, ни Осетию, ни то, что Крым якобы стал российским.

Что касается анализа возможности сухопутного наступления с территории Беларуси на территорию Украины... Людям, которые об этом говорят, я настоятельно рекомендую перечитать учебник географии за шестой класс. Посмотрите, что лежит между Беларусью и Украиной. Там сто километров болота. Там есть только несколько нормальных дорог, которые в состоянии выдержать продвижение автомобиля весом хотя бы 40 тонн. Даже если инженерные войска начнут подготовку дорог или цивильных путей для продвижения войск, я извиняюсь — это не один день, а несколько месяцев. Кто просто так сейчас может проехать на север Житомирской или Ровенской области, какими дорогами!? Там же леса, болота, какой танк там может пройти?  Даже если пойдут, то в лесу хватит достаточно небольшого количества военнослужащих (даже без тяжелой техники), чтобы пресечь это наступление в зародыше.

Но давайте допустим, что РФ все-таки решилась на полномасштабную военную авантюру с использованием территории Беларуси. Что Украина может противопоставить объективно превосходящей нас в военном отношении России, чтобы возможные потери для нее были настолько болезненными, что была бы велика вероятность признания их в Москве неприемлемыми – с последующим отказом от полномасштабной войны? Что можем (и в силах) сделать для этого в сферах укрепления обороноспособности и на международном уровне?

Если вопрос стоит в плоскости того, что может сделать Украина на своей территории, то она это уже делает. Я говорю об усилении ресурсной, инфраструктурной баз, усилении собственно обороноспособности, мощи и боеготовности вооруженных сил. И уже на сегодня, обратите внимание, разговоры о вероятном наступлении на Харьков или Сумы, прекратились. И вопрос не в возможности самой операции как таковой, а в тех потерях, которые может понести Российская Федерация. Россияне это прекрасно понимают.

Назову несколько очень болезненных зон для украинцев на сегодня. Вспомните, что было в конце лета 2014 года? Де-факто 8-10 батальонно-тактических групп (а это около 15 тыс. российских военнослужащих) обеспечили наступление на территорию Донецкой и Луганской областей, случился иловайский котел и другое. Верно? Верно. Мы знаем потери — это большая трагедия. Через полгода был Донецкий аэропорт, который в течение нескольких месяцев штурмовали 6-7 тысяч российских военнослужащих. В итоге они смогли занять то, что осталось от главного терминала. Эффективность уже не та…

Далее. Берем дебальцевскую операцию. 20-25 тысяч военнослужащих, которые на протяжении двух месяцев штурмовали, прошу прощения за грубое выражение, — «кишку» длинной 20 км и шириной 10 километров.

Они угробили 30% своей живой силы и около 40-ка процентов техники, и эту «кишку» все-таки взяли. Но, я извиняюсь, это — успешная операция? Важно, что с каждым разом потери российских войск возрастали. Поэтому в конце 2015 года в российских СМИ уже никто не вспоминал о «Новороссии». Все, эта концепция была закрыта.

В беларусских медиа сейчас часто можно встретить тезис о вероятной полномасштабной информационной войне с РФ в уже наступившем, 2019 году. Думаете, так и будет?

Я абсолютно согласен с таким тезисом. Против беларусов российские пропагандисты активно и массово бились на протяжении 2002-2003 годов, и это было связано с откатом РБ от упомянутого выше договора о союзном государстве. В 2005-2006 годах информационная война шла после споров вокруг газа и нефти. Причем, тогда Россия угрожала полностью прекратить подачу газа Беларуси и Молдове и, к огромному сожалению, на стороне РФ тогда выступало правительство Ющенко.

В 2008-2009 годах, когда Беларусь начала политику примирения с ЕС и США, тоже велась информационная война. В 2011-2012 были ожесточенные споры вокруг «Уралкалия» и «Беларусских калийных компаний». 2013-2014 годы ознаменовались информационным давлением в связи с позицией Минска касательно украинского вопроса.

Обратите, пожалуйста, внимание на украинские медиа в прошлом году. Помните истерию вокруг учений «Запад-2017»? Теперь я очень рекомендую посмотреть на результаты работы общей беларусско-украинской комиссии по развитию торгово-экономических отношений. В конце 2016 года Минск и Киев договорились реализовать сообща целый ряд экономических программ. В том числе и относительно совместного производства техники — военной также. Программ — масса. То есть, Украина и Беларусь начали от слов к делу переходить к реализации долгосрочных проектов. И такие проекты оттягивают Беларусь от влияния РФ и усиливают влияние, если так можно сказать, Украины на Республику Беларусь.

Безусловно, такое положение дел, мягко говоря, не нравится Кремлю. И именно после этого, с конца 2016 года была масса вбросов со стороны российских СМИ о том, какие же беларусы нехорошие.

К огромному сожалению, эти информационные атаки будут продолжаться. С одной стороны, на Беларусь, с другой — на Украину, причем в Украине будет продвигаться мысль, что, мол, беларусам нельзя доверять. Расчет прост: если между двумя партнерами, реализующими ряд масштабных проектов, не будет доверия, эти проекты накроются медным тазом.

Кое-кто из тех, кто комментировал происходящее между РФ и Беларусью в последние недели 2018 года, утверждает, что Путин загнал Лукашенко в угол. Так ли это? И стоит ли ожидать попыток беларусского лидера схитрить и вывернуться, или он уже «сбитый летчик» и теперь все в Республике Беларусь будут определять «смотрящие» из Москвы, даже если «батька» и выторговал некие преференции и номинально будет оставаться у руля?

Тут стоит вернуться к тому, с чего мы начинали наш разговор. Почему Москва педалирует этот процесс? Потому что она теряет контроль. Я приведу лишь несколько примеров. 2013 год. РФ владеет около 90% внешнего долга Беларуси. 2018 год. Россия владеет только 44% долга Беларуси. Беларусь рефинансировала внешний долг с помощью евробондов, Китая и Евросоюза. Что получается? Один из рычагов влияния РФ на Беларусь исчезает.

Идем дальше. Запуск беларусской АЭС. Она строится россиянами, но им не принадлежит, так как строится за счет кредита из КНР. Что это? Это минус 5 млрд кубов газа, которые Беларусь покупала в РФ. Таким образом, Россия теряет еще один рычаг влияния на Беларусь. Кроме того, Беларусь может претендовать на самостоятельную разработку газовых месторождений на территории Украины. Впервые за 27 лет Беларусь имеет возможность добывать газ на территории, с которой есть техническая возможность поставлять газ к себе.

Идем дальше. Приход китайских компаний в Беларусь и их инвестиционные деньги.  Это меняет структуру беларусской экономики — потребность в российском рынке уменьшается. Сегодня та же КНР открыла свои рынки по мясу, молокопродуктам для беларусских товаров. То есть, наблюдается переориентация беларусских производителей с российского на китайский рынок. Это еще минус один рычаг влияния РФ на РБ.

Поэтому у России, к нашему счастью, остается все меньше и меньше рычагов влияния на Беларусь. Но 2020 год — это две электоральные кампании в Беларуси — президентская и парламентская. Возможно, одна из кампаний будет перенесена на 2019 год. В любом случае, эти годы — максимальные сроки выплат по долгам для Беларуси, значительной частью которых все еще владеет РФ. Поэтому пока что на фоне общего уменьшения влияния на события в Беларуси, у росссиян есть еще два-три года, когда они таки могут влиять на позицию официального Минска. И безусловно, они будут пользоваться этой возможностью в полной мере, потому что через три года может быть поздно.

Наталия Ромашова, специально для Lenta.UA

 

 

Самое читаемое