Экономика Военные финансы

Экономика войны: сколько стоит вступление Украины в НАТО

15:10 08 фев.  973 Читайте на: УКР РУС

Парламент утвердил изменения в Конституцию, которые декларируют важную цель – вступление в НАТО. Но нигде в документах нет самой важной информации – во сколько это обойдется стране.

В свое время только модернизация армии перед вступлением в НАТО обошлась Польше в $53 млрд. Эксперты полагают, что такой низкой ценой Украине отделаться не удастся – эту цифру нужно умножать минимум на пять. Но такая арифметика не имеет отдельного, изолированного смысла. Чтобы войти в НАТО, Украине нужно каким-то образом победить в войне. При наличии даже замороженного вооруженного конфликта в "пассиве", двери в альянс для нее будут наглухо заколочены. А для победы (даже дипломатической) нужна современная и эффективная армия, за создание которой нужно будет хорошо заплатить – и не важно, по каким стандартам она будет строиться.

Украина вступает в Североатлантический альянс уже давно. Например, «Хартия об особом партнерстве НАТО и Украины» была подписана еще в 1997 г. В 2004 г. цель вступления в блок была внесена в Военную доктрину страны. Правда, под нажимом России, уже через месяц тогдашний президент Леонид Кучма откатил назад столь радикальный постулат. Хотя тогда вступление в альянс выглядело более реалистичной целью, чем сегодня.

НАТО представляет собой организацию коллективной безопасности, где все решения принимаются консенсусом. Очевидно, что блок ни при каких условиях не станет брать на себя обязательства по отношению к воюющей Украине – просто не существует условий, которые убедили бы руководство всех 29 участников НАТО в необходимости ввязаться в войну, рискующую трансформироваться в Третью мировую.

Тем не менее, сама ориентация на НАТО крайне полезна нашим вооруженным силам и обществу (как полезен плакат со Шварценеггером хилым посетителям подвальной "качалки"). Хотя бы в части перехода на пресловутые стандарты НАТО.

Впрочем, многим членам альянса со стажем пребывания в организации в два десятилетия все еще не удалось сделать этого до конца. Чтобы понимать, в чем проблема, нужно вспомнить, что работа НАТО определяется примерно 1,3 тыс. основными стандартами. До 2020 г. их даже не переведут на украинский язык, а об имплементации же не может идти и речи. Делятся эти документы на три типа – административные, оперативные и материально-технические. Часть из них секретна,  так что даже доступа к ним Украина не получит.

Система стандартов определяет абсолютно все – от состава аптечки бойца на поле боя, калибра гаубицы, калорийности рациона и ширины матраса, до нормативов ведения документации, терминологии, системы управления войсками. И, конечно, правил разработки и ведения войсковых операций – таких подавляющее большинство.

Чтобы перейти на стандарты НАТО, Украине нужно полностью перестроить армию. Разгром противника – что должно быть целью любой Военной доктрины, – имеет свою цену. Задача военного руководства – сделать уничтожение вражеского солдата максимально дешевым для нас, а потерю своего – максимально дорогим для противника.

Поэтому главный этап всей работы, согласно стандартам НАТО, можно очень грубо свести к работе отделов планирования, логистики и обеспечения – как сделать так, чтобы убивать врага дешевле, потратив как можно меньше топлива на один выстрел из танка, как можно меньше выстрелов на уничтожение цели и пр. То, что современное вооружение западных армий стоит очень дорого, не должно вводить в заблуждение. В совокупности один высокоточный, мощный боеприпас за $100 тыс., накрывающий десяток вражеских солдат с первого выстрела, обходится дешевле, чем сотня устаревших и неэффективных боеприпасов по $10 тыс., да еще и с учетом их транспортировки, износа стволов, транспортных средств, потерь своего личного состава при их применении.

С другой стороны, даже пресловутый Javelin неэффективен в устаревшей системе управления подразделениями – чтобы правильно сжигать дорогие боеприпасы, нужна адекватная работа планирования.

Очень туго и со скрипом, но Украина пытается, наконец, имитировать хотя бы структуру работы штабов НАТО, перекраивая управления. Все это длительная и непростая работа, которая тормозится не пресловутым недофинансированием – а, в первую очередь, закостенелым кадровым составом. Тем не менее, именно данный аспект требует меньше всего денег. Например, в этом году планируется создать по принципам НАТО (пока еще не по стандартам!) 436 территориальных центров комплектования резерва. При этом работа ведется в рамках годового оборонного бюджета.

Стоит отметить, что всем стандартам блока не соответствуют вооруженные силы ни одной страны НАТО. Этот факт свидетельствует об одной важной особенности – нельзя просто перевести стандарт на национальный язык и заставить всех ему следовать. Например, вы можете слово в слово скопировать методику оказания первой помощи раненым на поле боя. Но если ваша служба эвакуации несовершенна, госпитали работают по другим шаблонам, ничего, кроме вреда, попытка встроить элемент чужого пазла в свою картину не даст.

Именно поэтому самое сложное – совместить национальную систему стандартизации с общенатовской, сделать возможным взаимодействие в рамках одного объединения, обеспечить взаимосовместимость. Это сложнейшая работа, в т. ч. и бюрократическая.

Каждый натовский стандарт в самом общем случае нужно сравнить с национальным, провести анализ, в каких частях мы способны следовать новой процедуре или требованию. Затем процесс принятия части стандарта или его целого согласовывается еще и со штаб-квартирой НАТО.

Параллельно стандарт внедряется в национальную систему. Как уже отмечалось, просто перевести все страницы и принять в целом обычно не получается. Нужно разрабатывать аналог с учетом национальной специфики. И это длится очень долго.

Как правило, обывателю переход на новые стандарты преподносится в плане перенимания технических нормативных документов – например, перехода вооружения на калибры НАТО. Но это как раз самая малозначимая и несущественная часть работы. Та же Польша до сих пор успешно использует в войсках калибры бывшего СССР – и даже производит под них новые боеприпасы.

Поэтому сам вопрос о цене перехода на стандарты НАТО ставится не вполне корректно – речь идет не о дополнительных тратах (их просто не может себе никто позволить), а о векторе развития.

Украина в любом случае будет вынуждена тратить часть ВВП на оборону. Можно делать это, содержа постсоветскую армию, а можно модернизировать вооруженные силы по натовским стандартам. Последнее иногда означает даже экономию. Так, Румыния, войдя в НАТО, порой тратила на оборону значительно меньше 2% ВВП, хотя это и не приветствовалось союзниками. Украина сегодня тратит намного больше принятой в НАТО планки в 2%, приближаясь к 5% ВВП оборонного бюджета.

При этом годовые затраты на одного солдата у нас остаются на уровне $12 тыс. В Польше этот показатель переваливает за $100 тыс., в США – за $500 тыс. Не меняя количественный состав Вооруженных сил и качество вооружений, Украина просто не способна выйти на сравнимые цифры. Что, впрочем, говорит как раз не столько о необходимости увеличивать бюджет, сколько о том, что тратить его нужно рационально.

Александр Сиротюк, Lenta.ua

Фото: УНИАН

 

Новости

Самое читаемое