Политика Власть

Достать всех: как нардепы хотят упростить процедуру заочного осуждения Януковича

15:17 25 фев.  5463 Читайте на: УКР РУС

Представители парламентского монобольшинства активно продвигают законопроект, который существенно упрощает механизм дистанционного правосудия. Среди прочего, речь идет об одном, но весьма и весьма важном нововведении — упразднении требования о розыске подозреваемых и обвиняемых через Интерпол. Насколько оправданной является данная инициатива и как это изменит карту уголовных производств, где фигурантами являются известные политические персонажи, находящиеся за пределами страны, разбиралась Lenta.UA.

Автором законопроекта об отмене розыска через Интерпол является нардеп от правящей «Слуги народа» Владлен Неклюдов, который в парламенте возглавляет подкомитет по вопросам деятельности органов прокуратуры комитета Верховной Рады по вопросам правоохранительной деятельности. До своего депутатства 47-летний Неклюдов работал в прокуратурах Кривого Рога и Днепра, где занимался надзором над органами по борьбе с организованной преступностью. То есть, инициатор нововведений к Уголовному кодексу, скажем так, глубоко в теме.

По словам господина Неклюдова, документ разработан «для неотвратимости наказания лиц, которые совершили преступления и для избежания наказания выехали за пределы Украины». Он пояснил, что в действующем УПК специальное досудебное расследование привязано к объявлению человека в международный розыск, что делает органы предварительного расследования и прокурора зависимым от того, выставит ли Интерпол так называемую «красную карточку» - помеченное красным цветом объявление на сайте международной полицейской организации о розыске лица, которого одна из стран-участниц организации обвиняет в преступлении. Отметим, что на данный момент на сайте Интерпола «красным» светятся 58 украинских граждан.

Для размещения спецкарточки на сайте Интерпола существует ряд ограничений, в частности:  преступление, за которое разыскивается лицо, является преступлением в большинстве стран мира, наказание за преступление составляет не менее 2 лет лишения свободы и т.п. Следует отдельно отметить, что публикация «красных карточек» не является автоматической процедурой, поэтому Интерпол на свое рассуждение может отказаться размещать объявление на розыск, что он нередко и делает, апеллируя к политическому подтексту.

При этом, даже размещенные карточки Интерпол может удалить после дополнительного изучения вопроса. Так, например, из сайта Интерпола были удалены розыскные карточки президента-беглеца Януковича, экс-премьера Азарова и двух его министров – обороны Михаила Ежеля и здравоохранения Раисы Богатыревой. Характерно, что в свое время Интерпол отказал официальному Киеву в публикации «красной карточки» на командира одного из сепаратистских объединений «ЛДНР» Арсена Павлова, более известного, как «Моторола». В его истории увидели признаки политического преследования…

Однако в целом, если убрать форсмажоры и избирательные подходы Интерпола, то «красная карточка» снимается в случае, если достигнута цель ее размещения – установлено местонахождение лица, проведено задержание или же экстрадиция. По этой причине, например, был снят с розыска министр финансов времен Януковича Юрий Колобов, которого, впрочем, впоследствии, власти Испании отказались выдать Украине.

Сейчас механизм уголовного процесса предусматривает, что подозреваемого или обвиняемого, в случае неприбытия без уважительной причины более двух раз, правоохранители должны объявить в межгосударственный и/или международный розыск. Это обязательное условие для того, чтобы проводить заочное следствие и выносить заочный приговор. В законопроекте «слуги» Неклюдова, предлагается вообще убрать упоминания о межгосударственном и международном розыске. В результате должен остаться лишь внутриукраинский розыск, и его объявления будет достаточно для ведения заочного процесса.

«Для того чтобы сейчас заочно осудить человека – всех тех, кто сейчас находятся в России, на оккупированных территориях, сбежавших «беркутовцев», надо человека объявить в межгосударственный или международный розыск. В межгосударственный мы не можем объявить, поскольку это только по странам СНГ. Россия нам говорит, мол, мы не выдадим этого человека, поскольку это не отвечает государственным интересам Российской Федерации… Поэтому мы должны иметь инструмент, чтобы тех людей, которые находятся в России и на не подконтрольных территориях, которые все-таки де-юре принадлежат Украине, объявить в розыск и заочно осудить», - отмечает член комитета по вопросам правоохранительной деятельности Александра Устинова из «Голоса».

В пояснительной записке к законопроекту авторы без каких-либо дипломатических витиеватостей констатируют, что Интерпол предельно часто отказывается объявлять подозреваемых в международный розыск, мотивируя свои решения в основном «наличием признаков политического преследования». Отметим, что не далее как неделю назад, законопроект об упрощении процедуры заочного осуждения был принят фактически конституционным большинством в первом чтении. Свое «да» нововведениям к УПК сказали практически единогласно все фракции и депгруппы, за исключением ОПЗЖ.

В «Слуге народа», которая дружно нажала зеленые кнопки, особой позицией отличился нардеп Евгений Шевченко, являющийся адептом «совка» в нынешней Раде. Что же касается Оппоплатформы, состоящей из 44-х человек, то тут ситуация сложилась по принципу «что хочу, то пою». «За» документ не проголосовал никто из опзжистов, а в остальном мнения разделились. К примеру, Волошин, Фельдман, Плачкова воздержались, а бывший заместитель генпрокурора Ринат Кузьмин, будучи в сессионном зале, решил вообще не голосовать. При этом красную карточку нажали Шуфрич, Кива, Папиев, Юрий Павленко и... Григорий Суркис, которого в парламенте можно увидеть крайне редко. А вот такие нардепы как Медведчук, Рабинович и Тарас Козак, которых в будущем, не исключено, данный закон может коснуться непосредственно, на пленарное заседание вовсе не пришли. Впрочем, на результат на табло позиция отдельных нардепов от ОПЗЖ, да и этой фракции в целом, ровным счетом никак не повлияла бы.

Между тем следует отметить, что в европейских странах к заочному судопроизводству относятся весьма осторожно. Присутствие обвиняемого в судебном процессе в качестве основной гарантии справедливого суда предусмотрено международными договорами, которые подписывала и Украина.

В частности, это Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция по правам человека, - отмечается в исследовании о международном опыте заочного судопроизводства Global Rights Compliance – организации, которая предоставляет консультативные услуги и судебную поддержку в области прав человека и международного гуманитарного права. В то же время, GRC указывает, что ни один международный или региональный договор о правах человека прямо не запрещает проводить судебные разбирательства в отсутствие обвиняемого.

«Более того, существует общий консенсус на международном уровне о том, что право обвиняемого присутствовать на судебном разбирательстве не является абсолютным и может быть предметом определенных ограниченных исключений», - акцентируют эксперты GRC.

Отметим, что после принятия в феврале 2017 года закона о заочном судопроизводстве украинская Фемида уже выносила заочные обвинительные приговоры. Так, Дзержинский горсуд Донецкой области заочно приговорил к 12 годам лишения свободы так называемого «министра внутренних дел» самопровозглашенной «ДНР» Алексея Дикого. Бердянский суд Запорожской области приговорил к девяти годам заключения с конфискацией имущества бывшего заместителя начальника горотдела полиции Тореза Донецкой области Вадима Мазина, который в 2014 году изменил присяге и остался на оккупированной территории. А Новоайдарский районный суд Луганской области приговорил к пяти годам лишения свободы заочно жителя Счастья за участие в организации сепаратистского «референдума» в «ЛНР».

Украинские суды в течение 2017-2018 годов позволили заочное расследование в отношении бывшего главы правительства Николая Азарова, вице-премьера Сергея Арбузова, экс-министра финансов Юрия Колобова, доходов и сборов – Александра Клименко, энергетики – Эдуарда Ставицкого, внутренних дел – Виталия Захарченко и его заместителя Виктора Ратушняка, бизнесмена Сергея Курченко, бывшего депутата Верховной Рады Александра Шепелева, экс-начальника главного управления МВД Украины в Киеве Валерия Ковша и бывшего главы СБУ Александра Якименко. В феврале 2018-го тогдашний генпрокурор Юрий Луценко обещал, что «в этом году» начнутся судебные процессы над Азаровым, Александром Арбузовым, Курченко, Клименко, Ставицким, Захарченко, Якименко. В итоге, все заглохло.

О необходимости урегулирования процедуры заочного правосудия чаще всего говорят в контексте «дел Майдана». «Заочное правосудие – это принципиальный вопрос, который поддержан Адвокатской группой и правозащитниками. Законопроект, который урегулирует процедуру заочного осуждения, как уверяет генпрокурор Ирины Венедиктова, позволит завершить судебное разбирательство по убийствам на Институтской 20-го февраля и начать заочные судебные процессы в отношении бывшего руководства государства по событиям 18-20-го февраля», - отмечает у себя на Facebook известный журналист Юрий Бутусов, отдельно подчеркивая, что заочное осуждение – это единственная на сегодня методика, которая позволит поставить точку в виде судебных вердиктов в резонансных делах времен Революции достоинства.

В то же время критики законопроекта о заочном осуждении считают, что его утверждение приведет ко всевозможным злоупотреблениям со стороны власти. «Согласно документу, объявить в розыск правоохранители теперь смогут, если неизвестно местонахождение подозреваемого или если он уклоняется от явки по повестке, и «есть основания полагать», что он находится в другой стране или на «временно оккупированных территориях Украины».  Понимаете, формулировка «есть основания полагать», по сути своей является оценочной и открывает широкое окно возможностей для произвольного толкования. В результате принятия этого закона, с помощью инструмента заочного осуждения, власть может прибегнуть к шантажу  всех подозреваемых или обвиняемых, которые сейчас недосягаемы для отечественного правосудия», - отмечает off records в разговоре с Lenta.UA представитель одной из так называемых проевропейских оппозиционных фракций ВР, который в момент принятия закона в первом чтении отсутствовал в сессионном зале ВР.

В целом же, как свидетельствуют результаты голосования, а также оценки, доминирующие в экспертной среде, вопрос о заочном осуждении давно назрел и перезрел. Действительно, если учесть, что Интерпол отказал в розыске, например, командира беркутовский «роты убийц» Садовника и экс-генпрокурора Пшонки, назвав их дела политически мотивированными, без нововведений в УПК привлечь к ответственности vip-беглецов, так или иначе причастных к кровопролитию на Майдане, априори не представляется возможным.

Но опять-таки, вопрос: почему за пятилетку правления постмайданная власть, имея все рычаги, не урегулировала данные законодательные пробелы?  Предметный ответ в эфире одного из политических ток-шоу на днях дал экс-генпрокурор Юрий Луценко: «Суды над чиновниками времен Януковича не состоялись потому что утратил силу закон о заочном осуждении лиц, находящихся вне территории Украины. Семь раз, будучи на посту генпрокурора, я пытался восстановить эту норму УПК в парламенте. Семь раз это решение проваливали. Печально, но проваливали его в основном депутаты партий, которые пришли с Майдана. Кто-то боялся за себя. Кто-то был связан с беглецами. Кто-то не хотел дать победу политическим оппонентам в условиях приближающихся президентских выборов».

Наталия  Ромашова

Новости

Самое читаемое