Политика Власть

День недоизмененной Конституции: как Зеленский «сделал всех» по количеству прожектов

09:56 28 июн.  1884 Читайте на: УКР РУС

«Чемпионом» среди президентов Украины по числу попыток внести изменения в Основной Закон досрочно стал Владимир Зеленский. Только за первый год своей каденции он внес 8 соответствующих проектов, больше, нежели кто-либо из «попередников» за полные сроки президентства. Насколько согласуется при таком конституционном «турборежиме» количество с качеством, разбиралась Lenta.ua.

Как известно, в конституцию США с 1787 года, когда она была принята, внесено всего-то 27 поправок. Независимая Украина имеет шанс хоть в чем-то по-быстрому «догнать и перегнать Америку». Практически все украинские президенты переписывали или пытались переписать наш Основной Закон, как правило, руководствуясь собственными интересами или взглядами.

Исключение – первый президент Леонид Кравчук, при котором только начали писать тот документ, который пришел на смену Конституции УССР. А вот другой Леонид, Кучма, под угрозой роспуска вынудил ВР в 1996 году принять свой вариант Основного Закона, который дал президенту широчайшие полномочия и установил президентско-парламентскую форму правления. Леониду Даниловичу этого показалось мало и, переизбравшись на второй срок, он попробовал через референдум протянуть право президента распускать Верховную Раду, лишение народных депутатов неприкосновенности, сокращение количества нардепов и введение двухпалатного парламента. Но Верховная Рада заблокировала имплементацию результатов референдума.

В 2003 Кучма сам же отозвал свои очередные предложения изменений в Конституцию относительно пропорциональных выборов в ВР и императивного мандата. Но в 2004 после бурных перипетий была проведена масштабная конституционная реформа, которая ввела парламентско-президентскую форму правления, увеличение срока полномочий парламента до 5 лет, выборы в Раду на пропорциональной основе, формирование Кабинета министров коалицией. Данная реформа стала следствием консенсуса элит: только на таких условиях президентскую булаву передали Виктору Ющенко.

Впрочем, Ющенко тоже задумал принципиальные изменения Конституции: введение двухпалатного парламента, расширение полномочий правительства, право президента назначать своим указом судей Конституционного суда. Но традиционно для начинаний третьего президента ничего из этого не получилось, Верховная Рада отклонила его предложения.

Зато Виктор Янукович действовал решительно – и незаконно. Он просто вернул конституцию 1996 года, отменив через подконтрольный Конституционный суд редакцию Основного закона 2004 года. Впрочем, после Революции достоинства, в 2014 году, ситуацию отыграли назад, а 4 мая этого года Оболонский суд Киева арестовал ростовского беглеца заочно по обвинению в узурпации власти.

Петр Порошенко добился закрепления в Конституции курса Украины на приобретение полноправного членства Украины в Европейском союзе и НАТО, а также принятия реформы системы правосудия. Изменения в Конституцию относительно децентрализации власти Порошенко пришлось отозвать из-за протестов экспертов и общественности (не нравилось введение института префектов, по сути, «смотрящих» за регионами от президента, а также предоставление президенту права на роспуск органов местного самоуправления). Провести лишение депутатской неприкосновенности через парламент пятому президенту дважды не удалось.

Зато это удалось его сменщику – Владимирe Зеленскому. Хотя тот и провозглашал, что является «приговором» Порошенко и беспощадно критиковал предшественника и до, и после избрания, тем не менее, он взял его законопроект и повторно внес в парламент. Где его и приняли. Напрасно НАБУ и САП просили президента ветировать этот закон, который «концентрирует власть в руках генпрокурора и вводит «контролируемую» неприкосновенность народных депутатов». Теперь только Генеральный прокурор (подконтрольный Зеленскому) может внести сведения о совершении уголовного преступления народным депутатом Украины в Единый реестр досудебных расследований. После такого своеобразного снятия депутатской неприкосновенности ни одного представления на уголовную ответственность нардепа генпрокуратурой больше подано не было.

Как и Порошенко, Зеленский предложил изменения относительно децентрализации власти. Но после массовой критики глава государства отозвал инициативу. Жесткое неприятие зарубежных и отечественных экспертов и даже депутатов «родной» фракции «Слуга народа» вызвали положения о добавлении президенту полномочий приостанавливать акты органов местного самоуправления, если они, по мнению префекта, «не соответствуют Конституции и угрожают национальной безопасности». А также временно останавливать полномочия органа местного самоуправления и назначать временного государственного уполномоченного. 

Предварительно одобрена ВР эффектная в имиджевом плане конституционная инициатива Зеленского о сокращении количества народных депутатов с 450 до 300. Казалось бы, кто против уменьшения числа «дармоедов»? Но многие депутаты и политологи считают, что количество депутатов сокращать необходимо, но закреплять конкретную цифру в Конституции не стоит, как бы громко и привлекательно для избирателя ни звучали цифры. Гораздо эффективнее закрепить в Основном Законе норму представительства.

Еще один «антидармоедский» проект расширяет причины для досрочного прекращения полномочий народного депутата. Но Конституционный суд признал формулу, которую предлагает гарант, такой, которая «не отвечает принципам соразмерности» и может повлечь за собой ограничение прав и свобод нардепов. Речь идет о лишении депутатского мандата за кнопкодавство или пропуск трети пленарных заседаний или заседаний комитетов «без уважительных причин» (КС подчеркивает насчет «уважительных причин» – это размытая оценочная формулировка, ничего общего с правом не имеющая).

Есть два положительных заключения КСУ по проектам Зеленского: об отмене адвокатской монополии и о создании совещательно-консультативных органов парламента. Однако, как указывает руководитель юридической компании «Организованная правовая группа «Омерта» Евгений Федосеев, на самом деле отмена адвокатской монополии ни к чему хорошему не приведет: перенасытит рынок юридических услуг, но не повысит их качества. «Обращение к непрофессионалу, который не знает тонкостей ведения дел, в конечном итоге обойдется гораздо дороже».

4 февраля народные депутаты отклонили (недостача в 12 голосов) проект изменений в Конституцию, которые давали Зеленскому право создавать независимые регуляторные органы, а также назначать и увольнять директоров Государственного бюро расследований (ГБР) и Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ).

Рассмотрения в Конституционном Суде сейчас ожидают и президентские изменения в Основной закон о законодательной инициативе народа, который теперь сможет их выдвигать на референдуме. Однако очень многие политики и эксперты традиционно выступают против утверждения на референдуме любых законодательных инициатив, допуская лишь консультативный статус всенародного опроса. Иначе получим манипуляции и популизм. Экс-нардеп Александр Черненко добавляет: «Плюс, есть проблема — предлагается вписать в Конституцию народ. А что такое народ вообще непонятно. Сколько это? 10, 5, 15 100 тысяч, может миллион?»

Всего по президентским конституционным прожектам КС выдал два заключения с предостережениями и три негативных заключения.

Научный консультант по правовым вопросам Центра Разумкова Петр Стецюк делает вывод о конституционных инициативах Зеленского: «Из содержания представленных законопроектов «по совокупности» просматривается тенденция к усилению влияния президентской власти и ослаблению представительных институтов, хотя это хорошо «замаскировано» фразеологией о «необходимости выполнения воли избирателей и усиления народовластия».

Конечно, по сравнению с мракобесными «обнуляющими» конституционными инициативами Владимира Путина, которые позволят ему править Россией до возраста 83 лет, проекты Зеленского, как говорится», отдыхают.

Но ведь аппетит, в том числе и конституционный, приходит во время еды…

Александр Качура (не депутат), для Lenta.UA

Самое читаемое