Культура Культурная политика

Чего украинцы вправе ждать от нового Министерства культуры, молодежи и спорта

12:00 02 сен.  3306 Читайте на: УКР РУС

От государственного органа, объединившего сразу три бывших министерства, нужны не точечные проекты, на которых можно пиариться, а продуманная стратегия развития на годы всех этих сфер.

Обычно, говоря о двух моделях взаимоотношений государства с тем, что можно отнести к области культуры, приводят примеры США, где нет министерства культуры, и Франции, где оно играет существенную роль. Но в реальности в двух этих действительно разных моделях есть множество нюансов.

Ведь это только «снаружи» США воспринимаются как единая страна. Для самих американцев права штата, в котором они живут – как «священная корова» для индусов. Возьмем пример отрасли, в которой с точки зрения европейца государственная помощь нужна еще больше, чем культуре – образование. Так вот, в США вообще нет общенациональной системы образования. Более того, школами руководят даже не штат, в котором они находятся, а школьные советы, которые состоят из преподавателей организованных местными общинами школьных округов. А таких школьных округов в США 16000. 

Городская публичная библиотека, Нью-Йорк. Фото: ArchDaily

Примерно так же обстоят дела в США и с культурой. Центральные государственные органы могут финансировать культурные проекты, но, во-первых, их доля в целом невелика, во-вторых, это делается в основном в форме грантов, в-третьих, приходится в основном на музеи и библиотеки. Финансировать, например, кинематограф на государственном уровне тут никому в голову не приходит, хотя некоторые штаты предоставляют существенные льготы для тех, кто снимает там фильмы – но это связано с поддержкой не культуры, а экономики штата (создание рабочих мест, развитие кинотуризма и т.д.)

При этом частые и корпоративные пожертвования на культуру находятся в США на уровне выше $10 млрд в год. (Примерно такую же цифру, только в евро, составляет годовой бюджет министерства культуры Франции). И вызвано это не только чистой филантропией, но и государственной политикой предоставления меценатам определенных налоговых льгот. Таким образом, государство все равно финансирует культуру, хотя и опосредовано. Но тут важен нюанс - поощряя финансирование культуры, государство не может диктовать меценатам, кому конкретно они должны помогать.

То есть, как мы видим, хотя в США министерства культуры нет, определенное влияние государства через финансы на культуру существует. Точно так же во Франции, которая считается примером государственного финансирования культуры, всё не так однозначно. Один пример - государственное финансирование Лувра с каждым годом снижается и уже составляет менее 50% его годового бюджета. А он составляет более $500 млн, так что Лувр должен самостоятельно заработать за год $300 млн.

Париж. Министерство культуры Франции. Фото: Europe1

В целом же, если поговорить с французскими деятелями культуры, выяснится, что всё хорошо больше в теории, чем на практике. Кинорежиссеры жалуются на то, что условия государственного финансирования фильмов, которым так восхищаются в странах, где его нет, занимают два тома, и в них мало кто может разобраться. Театральные режиссеры – на то, что местные власти, финансово помогая театрам, взамен контролируют содержание спектаклей. Французские эксперты по части культуры говорят, что, несмотря на государственное финансирование, культурная жизнь и институции Франции по-прежнему сосредоточены в Париже. А ведь когда во Франции в 1959-м году организовали Минкульт (он отнюдь не существовал вечно), сделано это было не в последнюю очередь с целью децентрализации культуры.  

Очень интересно, что сейчас во Франции вводится принципиально новая, едва ли не в мировом масштабе, система финансирования культуры через выбор самих потребителей. Она была одним из предвыборных обещаний нынешнего президента Эммануэля Макрона и сегодня проходит систему тестирования в пяти провинциальных, включая Гвиану, департаментах. 10 тысяч 18-летних французов, которые подали заявку на участие, получат специальную платежную карточку, где на счету будут лежать €500, которые они могут потратить на культурные мероприятия. 

Уроки музыки, рисования и т.п., а также билеты в театр можно оплатить в пределах всей этой суммы, покупку книг, произведений искусства, музыкальных инструментов и абонементов на потоковые сервисы в интернете – в пределах €200. Причем при походе в театр можно будет за счет этого абонемента купить и второй билет для друга или подруги, а, может быть, одного из родителей, так как тут ограничений в возрасте нет. Сделано это для того, чтобы юный француз (или француженка) не чувствовал себя в театре одиноко. 

И еще одна важная деталь – исторические традиции. В США в период освоения новых земель власть местного шерифа была для жителей городка на Диком Западе важнее, чем решения политиков в далеком Вашингтоне. И эта тенденция сохранилась в сегодняшней Америке, где многие решения, как мы показали, до сих пор принимаются на уровне даже не штатов, а округов штата. А в бывших европейских монархиях историческая ситуация была прямо противоположной, и Франция остается страной с централизованным управлением, почти как во времена «короля-солнца».

То же самое относится и к спорту, который также будет в ведении нового министерства. В США никто в командном порядке не может заставить новый университет изначально строить вместе с учебными корпусами спортзалы и бассейн. Но если в нем их не будет, он просто не получит лицензии. А финансировать это строительство будут меценаты, хотя, возможно, и не те же самые, кто поможет построить в этом же университете концертный зал. Но налоговые льготы получат и они.

Кстати, в области спорта у нового министерства будут задачи, которых так и не решили за все предыдущие почти тридцать лет независимости. В частности – четко размежевать задачи непосредственно министерства и спортивных федераций по отдельным видам спорта. Например, министерство будет отвечать в первую очередь за то, что называется «здоровьем нации», а спортивные федерации – за спорт высоких достижений. И тогда министерство, отчитываясь о своей работе, будет говорить в первую очередь не о новых чемпионах, а о спортивной инфраструктуре - стадионах, бассейнах, спортзалах - которая (если не считать тех, которые работают на чисто коммерческой основе) сегодня находится в стране отнюдь не в лучшем состоянии.  

Сфера деятельности бывшего Мининформполитики, которая влилась в состав нынешнего министерства – это вообще тема отдельного разговора.

Таким образом, перед новым министром – не только обширное, но и в значительной степени непаханое поле деятельности. И тут внушает оптимизм то обстоятельство, что этим министром стал опытный медиаменеджер Владимир Бородянский. Опыт его хорош еще и тем, что начал он свою деятельность в сфере медиабизнеса в конце 90-х годов, что называется, «с низов» - должности коммерческого директора газеты.

Затем он стал руководителем отдела управления медиа-активами Альфа-банка – Нашего радио и т.д., а в 2004-м году – генеральным директором телеканала СТБ. Телезрители со стажем помнят, как резко в это время СТБ поднялся в рейтингах телесмотрения, причем как раз за счет четкого позиционирования, то есть части продуманной стратегии развития. С 2012-го года Бородянский возглавлял уже весь холдинг StarLighMedia, а в прошлом году ушел с этой должности, чтобы стать советником Президента Украины по гуманитарным вопросам.

Таким образом, новый министр – практик, причем в широком диапазоне от коммерческого директора отдельного небольшого предприятия до руководителя целого холдинга, то есть одинаково профессионально разбирающийся как в тактике, так и в стратегии развития разных структур. Это видно уже по списку координаторов разных направлений его Офиса по разработке гуманитарной политики Украины. Тут, во-первых, важно, что ориентация изначально взята на выработку стратегии, а, во-вторых, сами персоналии. Все это люди (не будем приводить их фамилии, чтобы статья не стала безразмерной – их список можно найти в интернете), в частности, очень хорошо знакомы с зарубежным опытом в их сфере деятельности, причем опытом на уровне не общих рассуждений, а того, что называется культурным менеджментом. И это обнадеживает.

Ну а что из всего этого получится, мы сможем увидеть уже скоро.   

Заставочное фото: Владимир Бородянский Facebook    

 

           

Самое читаемое